?
?

Category: отзывы

Родин Гуд

Кошерный микс в Одессе: коктейли пряные и уроки Торы

 




Об открывшемся в Одессе первом кошерном баре на территории бывшего СССР рассказывает корреспондент JTA Кнаан Липшиц.

Одесса. Ортодоксальный еврей Арье Ров не очень интересовался многочисленными и разнообразными барами этого портового города. Во-первых, большинство напитков, подаваемых в одесских барах, не являются кошерными, а выбор алкоголя для религиозного еврея ограничен несколькими проверенными брендами. Но, во-вторых, Арье не чувствует себя там «в своей тарелке». «Человек в кипе просто выделяется в таких местах. Тем более, если это ортодоксальная еврейская пара», – говорит Ров, которому 40 лет и который женат. Но все изменилось в августе, когда Арье Ров побывал на открытии бара, который, по словам его владельцев, является первым сертифицированным кошерным питейным заведением в бывшем Советском Союзе, и теперь он регулярно ходит туда со своей женой, а иногда с друзьями провести вечер.

Collapse )
promo grimnir74 март 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…
Родин Гуд

Пятерка главных грузинских легенд

Пятерка главных грузинских легенд

Из года в год Грузия манит миллионы туристов со всех уголков мира, ведь где, как не здесь, можно увидеть столько величественных гор, живописных пейзажей и древних храмов. Однако вкусная кухня и красивая природа — не единственное, что отличает Грузию от множества других стран. Ради чего сюда стоит ехать и что перед этим нужно узнать, расскажут 5 главных грузинских легенд.

Пятерка главных грузинских легенд

Collapse )
Родин Гуд

Моя большая греческая прогулка в Афины. Храм Зевса, Олимпийский Заппейон, Арка Адриана и парк

Среди аттракций Афин фигурирует храм Зевса и туда конечно продают билеты. Так вот,это то место, которое посмотреть надо, а платить нет. От храма остались несколько высоких колонн, которые отлично видно во всех подробностях без захода на платную территорию. Рядом с храмом находится красивый парк со статуями, арка Адриана и Олимпийский Заппейон

Collapse )
рыцарь

Последний век живых танков



В античном мире боевые слоны были достаточно привычным видом тяжёлого оружия, хотя по ряду причин так и не получили широкого распространения. Главной областью применения крупнейших наземных животных в роли своеобразных «живых танков» была Индия, где в изобилии водились хорошо поддающиеся дрессировке азиатские слоны. Через Персию и Мессопотамию боевые слоны попали в Средиземноморье, где использовались полководцами различных эллинистических государств, Карфагена, Эпира и Рима. На Востоке элефантерия усилила ряды армий Китая и государств Юго-Восточной Азии.

С ходом времени в связи с развитием тактики, а также с исчезновением в этих краях слонов из дикой природы их военное значение в Средиземноморье снизилось. В восточных странах, где поголовье слонов было большим, а местность во многих регионах оказалась благоприятна для их боевого применения, четвероногие гиганты продержались в армиях гораздо дольше. Только массовое распространение огнестрельного оружия, и в особенности артиллерии, привело к постепенному исчезновению слонов с поля боя. Ко второй половине XIX века военные использовали их, преимущественно, как вьючных или гужевых животных.

Collapse )
я я

Еврейский Ауэр русской скрипки

«Он один выиграл сражение – нет раненых и убитых, но не менее 2000 пленных. Оружием был Страдивари, победителем явился Леопольд Ауэр…» Приехав в Россию, покоривший мир скрипач влюбился – сначала в родовитую дворянку, потом в дореволюционный Петербург – и стал великим педагогом, создавшим русскую скрипичную школу.

Типичная судьба маленького еврейского вундеркинда: детство впроголодь и вдруг замолвленное кем-то влиятельным слово, благодаря которому в возрасте восьми лет Лео смог брать уроки в Будапеште у профессора Давида Ридли-Коне. Первый успех в 14 лет после выступления на благотворительном вечере в Национальной опере. Своим исполнением Мендельсона юный скрипач пленил будущих меценатов, а уж те постарались, чтобы он попал в Вену к профессору Якову Донту, которому на всю жизнь останется обязан приобретённой техникой игры. Благотворительных денег хватило только на два года обучения, и следующие два маленький Лео с отцом вели жизнь бродячих музыкантов. Этому времени принадлежат его воспоминания о постоянном холоде, сырости и нужде в дороге. Париж, концерты в Южной Германии и Голландии, деньги собрать удалось в достаточном количестве. Раздобыв рекомендации, отец и сын отправились в Ганновер к Йозефу Иоахиму, главному учителю Ауэра. Они занимались год, но эти уроки перевернули представление Лео об игре на скрипке. Это была уже настоящая творческая работа, первые пробы игры в симфоническом оркестре и скрипичном квартете.

Однажды в Граце, городе на юго-востоке Австрии, отец с трудом нашел для сына возможность попасть на прослушивание к гастролировавшему здесь же известному скрипачу и композитору Анри Вьетану. Лео исполнял произведение самого Вьетана, ему аккомпанировала супруга Вьетана. Скрипач ужасно нервничал, выкладывался всей душой, увлёкся и перетянул с сантиментами где-то в центре самой певучей фразы Fantaisie Caprice. Госпожа Вьетан бросила пианино и стала носиться по зале, заглядывая в каждый угол, а на вопрос супруга: «Что ты ищешь, дорогая?» ответила, что где-то тут прячутся мяукающие кошки. Маленькому Лео сцена далась тяжким трудом. На всю жизнь он возненавидел глиссандо и вибрато, но стал требовательней относиться к своему исполнению.

Collapse )
я я

Еврейка и велосипед

Она была обычной еврейской мамой, берущейся за любую работу, чтобы прокормить своих троих малышей. Вот почему она согласилась за 10 тысяч долларов объехать мир на велосипеде, на котором даже не умела кататься. Для конца XIX века это был шок: ее ждали изгнание из семьи и еврейской общины, звание «потного мускулистого бесполого существа», но в конце – слава. Энни Копчовски стала первой женщиной, совершившей кругосветное путешествие на велосипеде.

В декабре 1886 года англичанин Томас Стивенс вернулся из первого в истории кругосветного путешествия на велосипеде – на это рискованное и феноменально сложное даже по сегодняшним меркам предприятие он потратил 2 года и 8 месяцев, заработав себе вечную славу. Через десять лет после начала того исторического путешествия один бостонский сахарный магнат, рассуждая о равенстве полов, побился об заклад с другим сахарным магнатом на 20 тысяч долларов против 10, что ни одна женщина – даже самая эмансипированная и физически крепкая – не в состоянии повторить рекорд Стивенса. Они решили провести эксперимент – отыскать исполнительную даму, которая за 10 тысяч долларов согласится проехать вокруг земного шара на велосипеде (к слову, крайне необычном виде транспорта среди женщин в то время) за год и три месяца. И они ее нашли. Почему их выбор пал на 24-летнюю Энни Копчовски, замужнюю еврейку и мать троих малышей, которая совершенно не умела ездить на велосипеде, неизвестно. Возможно, спорщики хотели сделать и без того необычное пари еще более сенсационным. Но вряд ли они тогда рассчитывали на такой мировой резонанс.

Collapse )
я я

Хала в честь немецкой феи, или как кулич за еврейским столом оказался

Еврейско-христианский диспут, гравюра, 1483

Известно, что иудаизм не поощряет прозелитизм, тем не менее, на протяжении веков были люди, решившие связать судьбу с еврейским народом. В том числе, и на территории Восточной Европы.

Лингвист и историк Пол Векслер считает, что массовый переход славян в иудаизм не носил драматического характера, в отличие от крещения Руси или принятия мусульманства в Золотой орде, хотя известны факты принятия иудаизма князьями и вождями в раннем Средневековье. Раввин Кракова и Праги Йомтов Липман в своей книге 1410 года «Сэфер ницахон» («Книга победы») благословляет новообращенных в еврейство и призывает своих читателей всячески их поддерживать.

Прозелитам было важно подчеркнуть свою прямую преемственность от библейских патриархов. Даже в «плюралистическом раю», как назвал Довид Кац Восточную Европу раннего Средневековья, применялись суровые кары за иудейское миссионерство, хотя во многих местах обращению язычников в иудаизм власти не препятствовали.

Collapse )
я я

Как стать модным фуд-блогером: пишем о еде сочно и аппетитно

BLOGUN_1_21_08_2014_v1

Фуд-блогеры (от англ. food — еда) — блогеры, пишущие о еде — очень интересные персонажи. Кто-то из них фокусируется на одной узкой теме (например, пишет об уникальных винодельнях или о сыроедении). Другим — людям широких взглядов — нравится «открывать» новые кафе и рестораны или уникальные блюда и продукты и рассказывать о них своим читателям.

Но одно их объединяет — неизменная популярность, особенно если к хорошо подвешенному языку добавляется талант фотографа. Еда, её красивое описание и красивое изображение, пользуются неизменным спросом со времени появления Homo Sapiens.

Эта публикация — спасательный круг для блогера, попавшего в творческий кризис. Хотите сделать обсуждаемый пост — напишите о еде!

Вот список идей, который подойдёт и любителю, и коммерческому профессионалу — акуле монетизации.

Collapse )

я я

Как Сталин физика-еврея нацистам выдал

Александр Вайсберг с женой — Евой Штрикер. Харьков, 1934

Сотрудничество секретных служб Германии и СССР после подписания пакта Молотова — Риббентропа — одна из главных тайн советской истории. Документы о так называемых «конференциях» между НКВД и гестапо, которые прошли в 1939 — 1940 годах, до сих пор засекречены в советских архивах, — пишет Дмитрий Волчек на сайте Радио Свобода.

Кроме этого, СССР депортировал в Германию несколько сот политзаключенных, преимущественно евреев и коммунистов, искавших спасения от Гитлера в царстве Сталина. На границе их уже ждали сотрудники гестапо. Недавно в украинских архивах были найдены документы, свидетельствующие о том, как в НКВД составлялись списки на депортацию.

Одно из важнейших свидетельств принадлежит выдающемуся физику Александру Вайсбергу, работавшему в СССР со Львом Ландау и арестованному в 1937 году. В мае 1938-го с просьбой разобраться в деле Вайсберга к Сталину обратился Альберт Эйнштейн. Через месяц к вождю народов и генпрокурору Вышинскому обратились три лауреата Нобелевской премии — Фредерик Жолио-Кюри, Ирен Жолио-Кюри и Жан Перрен.

На долю ученого обращения не повлияли, а два года спустя Сталин решил выдать его гестапо. Вайсберг был евреем и коммунистом, и депортация означала немедленный арест на границе. В сотрудничестве между двумя диктаторами была своего рода психологическая закономерность — по словам Альберта Шпеера, Гитлер с восторгом отзывался о Сталине и видел в нем «своего рода коллегу».

Collapse )
я я

Битва автокоролей

В 30-e годы прошлого века Андре Ситроен был одним из автомобильных королей Франции, борясь за первенство с Луи Рено. Заводы Рено были больше, но предприятия Ситроена быстрее обновляли модельный ряд. Однако у Рено имелось важное преимущество: он был чистокровным французом, а Ситроен родился в еврейской семье.

Еще недавно казалось, что выкосившая пятую часть воевавших французов Первая мировая война покончила с антисемитизмом. Антисемитизм всегда был визитной карточкой правых, готовых вцепиться в горло не только евреям, но и республиканцам. Старую ненависть залили потоки крови, немецкие пули косили и французов, и евреев, но через 15 лет после войны она снова дала о себе знать. По всему миру к власти приходили националисты, оживились они и во Франции. Время от времени Ситроену припоминали, что раньше его фамилия звучала как Ситрун, а его предки были торговцами бриллиантами в Голландии. У него возникали проблемы с правительственными чиновниками, колониальные власти не дали ему проложить автомобильный туристический маршрут по французской Африке. Он был уверен, что его главный конкурент получил бы от них все, что хотел – Рено был кумиром националистов, у них даже была пословица: «Рено – это Франция».

В 1933 году Луи Рено пригласил Ситроена отобедать в дорогом ресторане, и Ситроена это поразило. Мало того что они были конкурентами. Автомобильные короли терпеть друг друга не могли еще с университетской скамьи: Политехническую школу они заканчивали одновременно и сильно не ладили. Рено и тогда был трудоголиком, и его бесило, что легкомысленному, фонтанирующему идеями Ситроену все давалось легко. Рено изобрел барабанный тормоз, гидравлический амортизатор, турбонаддув, а Ситроен пользовался чужими находками – но при этом дышал ему в затылок, причем далеко обогнав по части рекламы. По ночам на Эйфелевой башне горело гигантское слово «Ситроен», днем самолеты рисовали его разноцветными дымами, и Рено это бесило. Надо было положить этому конец, и за устрицами он предложил Ситроену альянс: их предприятия объединятся и поделят мир, заткнув за пояс самого Томаса Форда. Разработкой новых машин Рено собирался заняться сам, Ситроену он оставлял продвижение брендов и рекламу. Тот решил, что это предложение оскорбительно, и отказался. Впереди была война на уничтожение.

Collapse )