Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

На машине репрессий

Все слышали его музыку в «Винни-Пухе» и фильмах «Афоня» и «Летят журавли». Но никто не знал о нём и его симфониях – имя Моисея Вайнберга, друга Шостаковича, в СССР было под запретом.

Collapse )

promo grimnir74 март 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…

Гений из рядовых

За любовь к джазу его изгнали из СССР – а вот в США у него учились Гленн Миллер, Джордж Гершвин и Арти Шоу. Композитор Иосиф Шиллингер прославился своей системой, позволявшей сочинять гениальную музыку на основе формул.

Collapse )

Имре Кальман. Штрихи к портрету



Clip2net_190930205210ммммм


В нем уживались два композитора, творчески не похожих друг на друга — Эммерлих Кальман и Имре Кальман. Эммерлих сочинял фортепианные пьесы, скерцо, симфонию и к «легкомысленному» жанру оперетты относился с презрением.

Однажды к нему обратились с оскорбительным предложением сочинить незатейливую песенку для нового кабаре со странным названием «Бонбоньерка». Как?! Ему — серьезному композитору, для какой-то «Бонбоньерки»?! Унизиться до шлягера?! И он унизился, но ему было так стыдно, что счел необходимым спрятаться за псевдоним. Но случилось невероятное: вдруг весь Будапешт запел его песенку. Это было потрясением. Он написал еще одну, и она, к удивлению автора, затмила популярность первой. И тогда во второй раз родился композитор.

Имя его — Имре Кальман!

Collapse )

Беглец за роялем - история беглеца из Советского рая

Он сбежал из СССР, и власти отомстили, угробив всю его семью. Это обернулось для пианиста Владимира Горовица нервными срывами и годами затворничества. Но его почитали Глазунов и Рахманинов, короли и президенты.

Collapse )

Герц Мепен – еврейский Диор из Киева



Худ. А.Фельдман «Еврейская белошвейка»
Худ. А.Фельдман «Еврейская белошвейка»

Евреи всегда были сильны в искусстве кройки и шитья. В самом широком диапазоне – от местечкового портного из песни Розенбаума до рижского мастера, который спросил у Утесова, кем был по профессии тот, кто пошил ему костюм.
И мир самой высокой моды не обошелся без еврейских кутюрье. Назовем лишь самых знаменитых, звезд мирового масштаба – Ральф Лорен (Лифшиц), Соня Рикель (Флис), Донна Каран (Фаске), Келвин Кляйн, Диана фон Фюрстенберг (Халфин), Дэвид Сэссун. А еще – Лея Готтлиб (купальники Gottex) и Стелла Маккартни, дочь не только великого битла Пола Маккартни, но и Линды Истмен-Эпштейн.
В этом почетном ряду по праву должно стоять имя Герца МЕПЕНА. Но, к сожалению, оно сегодня известно только исследователям моды и любителям киевской истории.

Душа и сердце Киевского дома моделей

В 1944 году в только что освобожденном Киеве в двух комнатах на улице Горького открылся первый в Украине Дом моделей одежды, куда портные-энтузиасты принесли свои швейные машинки и утюги, чтобы воплощать задачу партии и правительства – разрабатывать ассортимент моделей одежды для швейных фабрик Украины и Молдавии.
Уже в 1950-х годах предприятие принимало участие в международных выставках и издавало собственный журнал с выкройками.
Золотая эпоха Киевского дома моделей одежды в 1950-1970-е годы неразрывно связана с именем Герца Моисеевича Мепена – польского еврея и потомственного портного, патриарха украинской моды, синтезировавшего классический крой и этнические мотивы, что стало флагманским стилем украинских дизайнеров второй половины XX века.




Его коллекции одежды в условиях советской системы часто воспринимались как выражение свободомыслия. Автор должен был учитывать большое количество специфических факторов системы, чтобы его работа оказалась реализованной и увидела свет. Но Герцу Моисеевичу счастливо удавалось сочетать творческие аспекты профессии и суровые реалии плановой экономики. Он был одним из постоянных авторов украинского модного издания «Краса и мода» – практически единственного в то время источника информации о модной индустрии для всей Украины.

Фасоны Мепена, их безупречное исполнение и шарм производили сильное впечатление на киевскую элиту. В Киевском доме моделей одевались первые леди республики Ираида Шелест и Рада Щербицкая, певица Евгения Мирошниченко, зампредседателя Совмина УССР Мария Орлик. Клиентами Мепена были не только киевские звезды – он, в частности, шил демисезонное пальто для космонавта Валентины Терешковой, фрак для великого ленинградского дирижера Евгения Мравинского.

В конце 50-х годов на Всесоюзном конкурсе моды в Москве коллекция Киевского дома моделей, созданная Мепеном по народным мотивам, произвела фурор. Жюри, в составе которого были Тамара Макарова и Сергей Герасимов, безоговорочно присудило Киеву первое место.

В 1964 году в Париже Мепен стал победителем конкурса швейного мастерства «Золотые ножницы». Приз ему вручал Кристиан Диор. Фишкой показов Мепена было музыкальное сопровождение, которое он мастерски подбирал сам. К музыке Герц Моисеевич приобщился в отчем доме – его отец, знаменитый портной, обшивал варшавскую музыкальную богему. Обладая идеальным слухом, Герц безошибочно узнавал игру пианистов Горовица и Рихтера, отличал звучание скрипки Ойстраха от скрипки Стерна.

Collapse )

Сила Ниссима Блэка

Ниссим Блэк, популярный рэп‑музыкант и продюсер, никак не вписывается в привычный образ афроамериканца, созданный идеологией «групповой идентичности» и тиражируемый массмедиа. Когда смотришь и слушаешь интервью с ним, возникает нечто вроде двойного зрения: в знакомом изображении вдруг открывается другая картина, и, если не видеть шире, может возникнуть когнитивный диссонанс — в сознании столкнутся несовместимые представления. Перед нами американский рэпер с характерным произношением и жестикуляцией; он рассказывает о жизни и карьере чернокожего артиста; углубляется в причины пагубного влияния плохой музыки на личность и общество (чем‑то смутно напоминает позднего Льва Толстого); переходит к ответственности исполнителя перед слушателем, цитирует рабби Нахмана из Брацлава, каждое слово тщательно продумано, характерно раскачивается в такт мысли, в речи появляются иврит и идиш, внимательный взгляд поверх очков — и вот перед нами уже религиозный еврей.

Ниссим Блэк.

Collapse )

«Концерт проведен на низком идейно-художественном уровне». КГБ против эстонского ансамбля

Фото:

«... В репертуаре отсутствовали произведения патриотического звучания, артисты, в том числе и руководитель Грапс Г., вели себя на сцене вызывающе, пытались любыми приемами наэлектризовать аудиторию, непомерно увлекаясь шумовыми эффектами ...»

F.16-Op.01-Spr.1196-0267

Collapse )

Дуэт на всю жизнь: секреты популярности Тарапуньки и Штепселя

Дуэт на всю жизнь: секреты популярности Тарапуньки и Штепселя

Их сатирические репризы пользовались невероятным успехом, а дуэт Тарапуньки и Штепселя был неразлучным не только на сцене, но и в повседневной жизни.

Дуэт на всю жизнь: секреты популярности Тарапуньки и Штепселя

Collapse )

Как Леонард Коэн в Синайской пустыне солдатам Израиля песни пел



Леонард Коэн выступает для израильских солдат


«Я нахожусь в своем мифическом доме, но у меня нет этому доказательств, я не могу возражать, не дерзаю верить себе… Не говоря на иврите, я наслаждаюсь своим законным молчанием». Именно так еврейско-канадский певец, автор песен и поэт Леонард Коэн описал свое прибытие в Израиль осенью 1973 года, незадолго до начала войны Судного дня.


Collapse )