Алексей С. Железнов (grimnir74) wrote,
Алексей С. Железнов
grimnir74

Categories:

Боевые действия на море в ходе Войны Судного дня 1973 г. Часть 1



Боевые действия на море в ходе арабо-израильской войны 1973 года занимают особое место в мировой военно-морской истории. Впервые главным оружием противоборствующих флотов были противокорабельные ракеты (ПКР) и впервые в морских боях широко применялись средства радиоэлектронной борьбы. Тем не менее, события 1973 года наглядно показали, что даже при использовании принципиально нового вооружения основные законы морской войны остаются незыблемыми и непреходящими.

Непосредственной причиной возникновения войны 1973 года между Израилем и коалицией арабских государств во главе с Египтом было стремление арабов, и прежде всего, нового президента Египта Анвара Садата, ликвидировать тяжелейшие для арабской стороны условия поражения, понесенного ею в ходе "Шестидневной войны" в июне 1967 года, освободив оккупированные тогда Израилем территории (Синайский полуостров, Голанские высоты, Западный берег реки Иордан, сектор Газы и Восточный Иерусалим).

При активной поддержке СССР после 1967 года было произведено массированное перевооружение и увеличение боевой мощи вооруженных сил Египта и Сирии, что к 1973 году, по мнению лидеров этих государств, создавало возможности для того, чтобы попытаться взять реванш у Израиля.

В соответствии с этим замыслом, египетским военным руководством был разработан план "Бадр" ведения наступательных боевых дейcтвий на Синайском полуострове, который должен был быть дополнен ударом сирийской армии по Израилю с севера. Важнейшая роль в этих замыслах арабского командования отводилась фактору внезапности, огромное значение которого было наглядно продемонстрировано арабам Израилем в 1967 году.

Стратегической внезапности в 1973 году арабам вполне удалось добиться. Этому способствовали и серьезные просчеты в оценке военно-политической ситуации, допущенные тогдашним израильским руководством, не верившим, что после неоднократно понесенных поражений Египет и Сирия осмелятся на развязывание широкомасштабных боевых действий против Израиля.

Дополнительным дезориентирующим фактором для израильтян стало происходившее тогда по инициативе Садата ухудшение советско-египетских отношений и отзыв из Египта в 1972 году советских специалистов - с израильской точки зрения, потеря подпорки "старшего брата" делала любые самостоятельные военные акции Египта тем более малореальными ималоэффективными. Поэтому внезапный удар, нанесенный днем 6 октября 1973 года, в еврейский праздник Йом Кипур, египетскими и сирийскими войсками, во многом застал Армию обороны Израиля врасплох.

Здесь нет нужды подробно останавливаться на ходе боевых действий на сухопутном фронте. Напомню только, что после первоначальных успехов арабских армий, выразившихся в продвижении сирийцев на Голанских высотах и в успешном форсировании египтянами Суэцкого канала и преодолении ими "Линии Бар-Лева", израильские войска смогли уже через несколько дней перехватить инициативу и перейти в решительное контрнаступление на противников.

10 октября Израиль нанес эффективный контрудар на сирийском фронте, а на египетском 16 октября части израильской армии смогли сами преодолеть Суэцкий канал в противоположном направлении, создав быстро наращиваемый плацдарм на его западном берегу и угрожая отрезать все египетские силы на уже отвоеванной ими части Синайского полуострова. После этого арабская сторона запросила перемирия при посредничестве ООН, которое и было окончательно достигнуто 24 октября 1973 года.

Несмотря на явное количественное превосходство противника (с арабской стороны действовало до 1300 тыс.чел личного состава, около 5200 танков и 1100 боевых самолетов против 415 тыс.чел, 2000 танков и 520 самолетов с израильской), вооруженным силам Израиля за счет лучшей подготовки, организации и управления, а также определенного качественного технического превосходства, удалось добиться перелома в ходе войны 1973 года в свою пользу, фактически лишив Сирию и Египет плодов их первоначальных успехов, хотя армии этих государств и продемонстрировали значительный прогресс в боеспособности по сравнению с кампаниями 1956 и 1967 годов.

Хотя роль военно-морских сил сторон в войне 1973 года была ограниченной и действия флотов не оказали значительного влияния на ее непосредственный ход, тем не менее, в боевых действиях на море наглядно проявились те же тенденции и те же факторы в пользу израильского превосходства, что и на суше и в воздухе.

ВОЕННО-МОРСКИЕ СИЛЫ ЕГИПТА И СИРИИ В 1973 ГОДУ

Со второй половины 50-х годов строительство ВМС обеих крупнейших арабских противников Израиля велось почти исключительно с помощью Советского Союза, с опорой на советские доктрины и поставки материальной части. Таким образом, оба флота были в значительной степени унифицированы друг с другом, тем более, что и Сирия, и Египет короткое время (1958-1961 годы) являлись частями одной Объединенной Арабской Республики.

ЕГИПЕТ. После разрыва советско-индонезийских отношений в 1965 году Египет стал крупнейшим зарубежным получателем советской военно-морской техники, что обуславливалось исключительно важным геостратегическим положением этого государства, контролирующего одну из главнейших мировых морских транспортных артерий - Суэцкий канал. В то же время главный враг Египта - Израиль - находился в огромной зависимости от импорта морским путем грузов как военного, так и гражданского назначения. Отсюда вытекала двоякость задач, возлагаемых на ВМС Египта: с одной стороны, защита Суэцкого канала и поддержание нормального режима судоходства по нему, с другой - блокада с моря "сионистского образования"

После поражения Египта в войне 1967 года и оккупации Израилем восточного берега Суэцкого канала судоходство по каналу было прекращено, и первая задача стала неактуальной для египетского флота, что, однако, теоретически позволяло ему полностью сосредоточиться на решении наступательных задач.

Основой ВМС Египта в полном соответствии с советскими представлениями являлись подводные лодки, боевые катера и береговые ракетно-артиллерийские части, подкрепленные относительно небольшой группировкой более крупных кораблей. Численность личного состава ВМС к началу войны составляла около 14 тыс. чел.


Подводные силы на октябрь 1973 года насчитывали 12 средних дизель-электрических торпедных подводных лодок советской постройки 50-х - начала 60-х гг - шесть пр.633 и шесть пр.613.

Ядро надводных сил составляли пять эскадренных миноносцев - четыре советской постройки начала 50-х гг пр.30бис (Al Nasser - бывший Отчаянный, Damietta - бывший Бессменный, Suez - бывший Бурный, Al Zaffer - бывший Сметливый), причем первые два, полученные в 1968 году, были модернизированы по пр.30БА, а также El Fateh - бывший английский Zenith, вступивший в строй еще в 1944 году.


Класс фрегатов был представлен четырьмя разномастными бывшими английскими кораблями времен Второй мировой войны - Port Said (бывший эскортный миноносец Cottesmore типа Hunt), El Tariq (бывший шлюп Whimbrel типа Black Swan), Rashid (бывший фрегат Spey типа River), El Sudan (бывший корвет Mallow типа Flower).

Однако главной ударной силой на 1973 год являлись 19 ракетных катеров советских проектов - 8 пр.205 и 11 пр.183Р, переданные СССР с 1962 по 1967 годы и вооруженные ПКР П-15 (4К40). Кроме того, имелось 42 торпедных катера (шесть пр.206, 26 пр.183, четыре пр.123К и шесть югославского пр.108) и 12 противолодочных катеров пр.201М.


Минно-тральные силы включали десять морских тральщиков (шесть пр.254 и четыре новых пр.266Э), два рейдовых тральщика пр.255К и два катера-тральщика пр.361Т.

Для проведения десантных операций предназначались 15 малых десантных кораблей (десять пр.106К и пять пр.106) и 18 десантных катеров типа LCM.

Вспомогательный флот в Египте практически отсутствовал за исключением учебного корабля-яхты El Horria (бывшая королевская яхта Mahroussa), построенного еще в 1865 году и являющегося и по сей день старейшим кораблем ВМС в мире, а также нескольких барж и рейдовых буксиров. В состав Береговой охраны входили три небольших патрульных корабля типа Nisr, построенных в Порт-Саиде в 1963 году. Во время боевых действий 1973 года египетское командование привлекло для использования в качестве патрульных, десантных и транспортных средств довольно значительное количество мелких промысловых судов, а для обеспечения действий своего флота в Красном море - и несколько торговых судов.

Характерной особенностью дислокации ВМС Египта было ее разделение между Средиземным и Красными морями, причем основные силы традиционно находились в средиземноморских базах - Александрии и Порт-Саиде. До 1967 года маневр кораблями и катерами между обеими морями по Суэцкому каналу не представлял для египтян никакой сложности, но с прекращением судоходства по нему египетская группировка на Красном море оказалась фактически отрезанной и изолированной, и могла пополняться только путем перевозки небольших единиц по суше (переходы вокруг Африки египетским флотом почти не практиковались).


Поэтому к октябрю 1973 года основу ВМС Египта на Красном море составляли корабли, которые были туда переведены еще до "Шестидневной войны" - две подводные лодки пр.613, эскадренные миноносцы Suez и Al Zaffer пр.30-бис, фрегат El Sudan, а также четыре ракетных катера пр.183Р, три противолодочных катера пр.201М, семь торпедных катеров (предположительно, три из них были пр.183, а четыре пр.123К).

Основной базой на Красном море был Суэц, использовался также ряд мелких портов.


Береговые ракетно-артиллерийские части ВМС Египта имели довольно большое количество стационарных и буксируемых артиллерийских орудий и несколько дивизионов советских береговых противокорабельных ракетных комплексов "Сопка" с ПКР С-2 (4К87). Следует также особо отметить, что в составе ВВС Египта к октябрю 1973 года насчитывалось примерно 30 дальних бомбардировщиков и разведчиков Ту-16, из которых около 20 принадлежали к ракетоносным модификациям - Ту-16КСР-2А, вооруженным ПКР КСР-2, и Ту-16КСР-2-11, оснащенным также противорадиолокационными ракетами КСР-11.


разведчик Ту-16Р

Командующим ВМС Египта был адмирал Закри. Что касается подготовки личного состава ВМС Египта, то она в целом находилась на невысоком уровне. Советский капитан 1-го ранга В.И.Зуб, бывший после "Шестидневной войны" старшим военным советником командира египетской бригады эскадренных миноносцев (куда входили и фрегаты) давал такие оценки состояния египетского флота в конце 60-х годов: "Моральное состояние экипажей кораблей, штабов, офицеров, личного состава находилось на низком уровне. Боевая готовность, техническое состояние оружия, технических средств и кораблей в целом оставляли желать лучшего, хотя корабли всех типов и катера, купленные в СССР, были современных проектов и новые.

Общая организация повседневной жизни, боевой подготовки в целом и тактической подготовки офицерского состава и, прежде всего, командиров кораблей и соединений находились на низком уровне... Выходы в море были большой редкостью и лишь от восхода до захода солнца".

Хотя к 1973 году египетским командованием (в том числе при участии советских советников) были предприняты серьезные меры по повышению боеготовности флота, но, тем не менее, как показал опыт последовавших боевых действий, они оказались явно недостаточными.

Боевый опыт, полученный египетским флотом до начала войны 1973 года, был ограниченным и односторонним и не давал примеров эффективных наступательных действий против ВМС и побережья противника, тем более, в условиях интенсивного противодействия с его стороны. Единственными успехами ВМС Египта за всю историю его существования были потопление советскими ПКР П-15 с ракетных катеров 21 октября 1967 года израильского эсминца Eilath, а 15 мая 1970 года - израильского рыболовного судна Orit, причем в обоих случаях пуски производились практически в простейшей мишенной обстановке, а в эпизоде с Eilath - вообще из акватории собственной базы.

СИРИЯ. Военно-морские силы Сирии к октябрю 1973 года в значительной мере находились еще в стадии становления и поэтому были относительно невелики и ориентированы главным образом на задачи по обороне собственного побережья и прикрытия переходов в сирийские порты судов с военными поставками из СССР.


ТК пр.123К
Сирия имела два новых малых сторожевых корабля типа Al Hirasa советского пр.159Э постройки 1969-1970 годов, восемь или девять ракетных катеров (два или три пр.205 и шесть пр.183Р), 14 торпедных катеров (один пр.183 и 13 пр.123К), три противолодочных катера (бывшие французские охотники за подводными лодками типа Ch-5 постройки времен Второй мировой войны), морские тральщики Yarmouk и Hittine советского пр.254, два новых базовых тральщика пр.257ДМЭ, два катера-торпедолова пр.368Т.

Базами флота являлись Латакия, Тартус и Банияс. Имелась достаточно многочисленная береговая оборона, включавшая 100-мм и 130-мм стационарные артиллерийские батареи, а также береговые противокорабельные ракетные комплексы "Сопка".

Флоты других арабских государств в общем балансе сил, участвовавших в Октябрьской войне 1973 года, можно было не учитывать. Формирование Береговой охраны Иордании началось только в 1974 году, а немногочисленные ВМС Саудовской Аравии, имевшие тогда три торпедных и три сторожевых катера и восемь малых катеров на воздушной подушке, целиком находились в портах Персидского залива, как и небольшой иракский флот. Алжирские ВМС, состоящие из катеров и тральщиков советской постройки, были слишком удалены географически от зоны военных действий.

В принципе, определенную поддержку Египту, особенно блокадными действиями в центральной части Средиземного моря, мог оказать флот Ливии, корабельный состав которого включал новые единицы английской постройки, заказывавшиеся в 60-е годы режимом короля Идриса - вступивший в строй в 1973 году быстроходный фрегат Dat Assawari, корвет Tobruk, три ракетных катера (вооруженных УР SS-12M), 11 больших сторожевых катеров, два вспомогательных судна.

Однако реально ВМС Ливии никакого участия в боевых действиях не приняли, хотя и предоставили свои базы для использования египетскими кораблями.

ВОЕННО-МОРСКИЕ СИЛЫ ИЗРАИЛЯ В 1973 ГОДУ

С самого момента своего возникновения главной проблемой ВМС Израиля было то, что они существенно уступали по численности египетскому флоту (к которому в дальнейшем добавились и ВМС Сирии). Ограниченность финансовых средств небольшого еврейского государства, направляемых к тому же в основном на развитие сухопутных войск и ВВС, не давала шансов на изменение количественного баланса флотов и в будущем. Эта ситуация предопределила особое внимание командования израильского флота к своего рода "перпендикулярным" силам и средствам, способным компенсировать арабское превосходство на море.

Одним направлением стало развитие диверсионных сил, с которых, собственно, и началось создание ВМС Израиля и их боевой путь, когда 22 ноября 1948 года модернизированными в Израиле итальянскими взрывающимися катерами типа МТМ был потоплен у Газы самый крупный корабль тогдашнего египетского флота шлюп El Amir Faruq.

Для боевого применения "специальных" сил и средств в ВМС Израиля была создана существующая и по сей день особая 13-я флотилия.

Другим, и ставшим вскоре ведущим направлением было развитие ракетного оружия. В Израиле одними из первых в мире оценили потенциальные возможности, которые оно открывало в борьбе на море. Уже в 1955 году израильское Управление разработки вооружений ("RAFAEL") начало разработку противокорабельной ракеты "Loose" с радиокомандной системой наведения, которой предполагалось вооружать эсминцы. Затем израильское морское командование пришло к выводу о том, что ракетное оружие позволяет в принципе отказаться от крупных надводных кораблей, перейдя к строительству относительно небольших единиц с мощными ударными возможностями.

Впервые такая идея была выдвинута руководством флота в 1960 году, но к ее практической реализации перешли двумя годами позже - дополнительным стимулом здесь стало появление в январе 1962 года в египетском флоте первых ракетных катеров пр.183Р с ПКР П-15.

Тогда в Израиле были сформулированы требования к своему перспективному ракетному катеру, пригодному к постройке относительно большой серией в то же время обладающему мощным вооружением и достаточными мореходностью и радиусом действия. Работы над проектом "Loose" в интересах ВМС были остановлены (сама ракета позднее была принята на вооружение сухопутных войск как УР класса "земля-земля"), а для вооружения будущих катеров фирма "Israeli Aircraft Industries" (IAI), используя наработанный задел, еще в конце 50-х годов начала разработку малогабаритной ПКР "Gabriel" с полуактивной радиолокационной системой наведения.

В декабре 1962 года было достигнуто соглашение о разработке проекта ракетного катера с ФРГ, где проектантом стала известная бременская фирма "Lurssen Werft". В качестве прототипа был избран удачный большой торпедный катер Jaguar (западногерманский проект 140, он же "Schnellboot 55"), ведущий свою родословную от знаменитых немецких "шнелльботов" Второй мировой войны. На его базе был создан проект ракетно-артиллерийского катера под шифром Saar ("Шторм") стандартным водоизмещением 220 т с 45-метровым стальным корпусом.

Однако политические проблемы вынудили вести строительство этих катеров не в ФРГ, а во Франции на верфи "Constructions Mecaniques de Normandie" (CMN) в Шербуре, где первые шесть катеров были заказаны в 1965 году, а вторая такая же серия - годом позднее.

Здесь не место описывать знаменитые приключения с этими катерами в Шербуре, включая "побег" пяти из них оттуда в нарушение наложенного французского эмбарго (См. ТУТ). Так или иначе, с 1967 по начало 1970 года все 12 ракетных катеров типа Saar были получены Израилем и вооружены, составив ядро обновленных ВМС. Первые три катера Mivtach, Miznag и Mifgav относились к типу Saar-1 и из-за длительности доводки ПКР "Gabriel" и экономии средств получили первоначально только артиллерийско-торпедное вооружение - три 40-мм/70 автоматические артустановки "Breda-Bofors" Mod.58/11 и два 533-мм ТА или четыре 324-мм ТА для противолодочных торпед Mk46, а также буксируемую ГАС ELAC.



Следующие три катера Eilath, Haifa и Akko принадлежали к типу Saar-2 и первыми в Израиле получили ракетное оружие - в вариантах восемь ПУ ПКР "Gabriel" Mk1 и один 40-мм автомат или пять ПУ ПКР и две 40-мм артустановки, при этом была сохранена ГАС и возможность установки ТА. Шесть последних катеров типа Saar-3 - Saar, Soufa, Gaash, Herev, Hanit, Hetz - были вооружены каждый шестью ПУ ПКР "Gabriel" Mk1 и одной новейшей 76-мм/62 автоматической башенной артустановкой "OTO Melara" (они стали первыми в мире кораблями, получившими серийные образцы этой знаменитой артсистемы). Вследствие установки этой АУ с подбашенным отделением на катерах Saar-3 пришлось отказаться от установки ГАС.



SAAR-3
В 1973 году было принято решение довооружить катера типа Saar-1 ракетами (пять ПУ ПКР "Gabriel" Mk1 устанавливались взамен двух кормовых 40-мм автоматов, при этом сохранялись 324-мм ТА и ГАС), модернизировав их тем самым до уровня Saar-2, но к началу боевых действий модернизацию успел пройти только Miznag, а два других Mivtach и Mifgav оставались в артиллерийско-торпедном варианте и были перевооружены уже после войны.

Испытания ПКР "Gabriel" Mk1 велись с 1965 года и успешно завершились 7 апреля 1969 года, когда этими ракетами был потоплен в качестве мишени выведенный из состава израильского флота эсминец Yaffa ("систершип" печально памятного Eilath). Таким образом, Израиль стал третьей в мире страной после СССР и Швеции, получившей на вооружение противокорабельный ракетный комплекс национальной разработки. Для наведения ПКР "Gabriel" Mk1, имевшей полуактивную радиолокационную систему наведения, использовалась устанавливаемая на всех катерах итальянская РЛС "Orion" RTN-10X (она же служила для управления артиллерийским огнем), а также имелась резервная радиокомандная система наведения посредством электронно-оптического канала.

Недостатком ПКР модификации Мк1 была малая дальность стрельбы, не превышавшая 20 км, что обуславливалось всего 100-секундной продолжительностью работы твердотопливного двигателя. Почти сразу же были начаты работы над модификацией Мк2 с почти вдвое большей дальностью стрельбы (36 км), но на испытания она была передана только в 1974 году.

Характерно, что одновременно с разработкой ПКР в Израиле озаботились и созданием средств противодействия им. С середины 60-х годов велись работы по созданию комплексов выстреливаемых пассивных помех двух типов - в больших однозарядных и малых многозарядных ПУ. К началу 70-х годов фирма "Elta" разработала также малогабаритный комплекс радиоэлектронного противодействия, включающий станцию радиотехнической разведки и систему постановки активных помех. К 1973 году всеми этими системами помех, как активными, и так и пассивными, были оснащены все ракетные катера ВМС Израиля. Ничего подобного ВМС арабских государств тогда не имели.

Системам РЭБ израильских катеров было суждено сыграть выдающуюся роль в событиях 1973 года на море.

В конце 1968 года в Израиле начались самостоятельные работы над созданием следующей серии более крупных ракетных катеров со стандартным водоизмещением 415 т и длиной корпуса 58 м. Одной из главных целей такого увеличения было обеспечение еще более высоких мореходности и дальности плавания, чтобы иметь совершить переход вокруг Африки в Красное море. Первоначально были заказаны шесть катеров нового типа под обозначением Saar-4, но к началу войны 1973 года были готовы только два - Reshef и Keshet, а остальные вводились в строй уже в 1974-1975 годах.


SAAR-4
Вооружение этих катеров в октябре 1973 года составляли семь ПУ ПКР "Gabriel" Mk1, две 76-мм артустановки "OTO Melara" и два 20-мм автомата "Oerlikon". На октябрь 1973 года предполагался переход Reshef и Keshet в Красное море, однако он не состоялся из-за начала боевых действий.

Таким образом, основу боевой мощи израильского флота к началу войны составляли 14 новейших хорошо вооруженных больших катеров - 12 ракетных (два типа Saar-4, шесть типа Saar-3, три типа Saar-2, один модернизированный типа Saar-1) и два артиллерийских (типа Saar-1). Все более крупные надводные единицы были уже исключены из состава ВМС Израиля, как и все девять торпедных катеров постройки 50-х годов.

Подводный флот Израиля формально представляли дизель-электрические торпедные подводные лодки Leviathan и Dolphin - бывшие английские Turpin и Truncheon модернизированного типа "Т" постройки периода Второй мировой войны, полученные в 1967 году, однако к октябрю 1973 года ввиду полной устарелости и плохого технического состояния они не имели боевого значения - Leviathan не могла погружаться и была уже фактически выведена из состава флота, а почти столь же ветхая Dolphin к началу боевых действий находилась в ремонте в сухом доке в Хайфе.

Из мелких единиц имелось 30 небольших сторожевых катеров - два типа Yar, четыре типа Kedma, два старых английских типа Dror (HDML), четыре типа Yatush (американские "вьетнамские" катера PBR) и 18 единиц новейшего типа Dabur.

Все исправные десантные суда - 900-тонный десантный транспорт Bat Sheva голландской постройки, купленный в ЮАР или в Танзании в 1968 году, "60-метровые" малые десантные корабли израильской постройки 1967 года Ashdod, Ashkelon и Ashziv и три "36-метровых" десантных катера израильской постройки 1965 года типа Etzion Gueber - находились на Красном море, а из трех старых американских средних десантных кораблей типа LSM (Sheva, Ofir и Tarshish), приобретенных в Латинской Америке в 1970 году и бывших в крайне плохом состоянии, один был списан еще в середине 1973 года, а два других были, видимо, малопригодны, в боевых действиях не участвовали и были исключены из списков в 1974 году.

Береговая оборона ВМС Израиля располагала 12 батареями с общим числом 43 артиллерийских системы. Какая-либо морская авиация отсутствовала, а полная загруженность ВВС Израиля решением задач над сушей сделало их участие в морских боевых действиях 1973 года вообще ничтожным.

Основные силы израильского флота находились на Средиземном море, базируясь на Хайфу, а сторожевые катера - также на Ашдод. На Красном море израильтяне были откровенно слабы - кроме уже упоминавшихся единиц 11-й десантной флотилии (транспорт Bat Sheva, три малых десантных корабля и три десантных катера) там находились лишь пять сторожевых катеров типа Dabur, причем все эти единицы, кроме Bat Sheva, были переброшены со Средиземного моря наземным транспортом. Базой израильского флота в Красном море был тогда не Эйлат, а Шарм-аш-Шейх на территории Синая.

Командующим ВМС Израиля в октябре 1973 года был контр-адмирал Беньямин Телем, а командующим флотилией ракетных катеров - капитан 1-го ранга Михаэль Баркаи. Формально перед ними стояли оборонительные задачи - в первую очередь, прикрытия непосредственно побережья Израиля от возможных ударов флотов противников. Наиболее важными объектами в этом отношении были порты и нефтеперерабатывающий завод в Хайфе, также большое значение имело недопущение неприятельской блокады и обеспечение беспрепятственного судоходства через средиземноморские порты Израиля.

Командование израильским флотом весьма четко сознавало тот факт, что все эти задачи в условиях количественного превосходства противника могут быть решены не пассивной обороной, а только решительными наступательными действиями против флотов Египта и Сирии, в том числе в районах пунктов их базирования, с целью захвата инициативы и в конечном счете завоевания господства на море.

На Красном море задачами израильского флота было обеспечение безопасности как южного фланга израильских войск и "Линии Бар-Лева" от возможных высадок противника, так и нефтяных месторождений Абу-Родес, находившихся у занятого Израилем восточного берега Суэцкого залива, а также максимально возможное противодействие египетской блокаде израильских портов этого региона. Сосредоточение в Красном море практически всех десантных сил ВМС Израиля обуславливалось замыслом израильского армейского командования в случае благоприятной обстановки произвести десантирование бронетанковой бригады на западный берег Суэцкого залива.

РАЗВЕРТЫВАНИЕ ФЛОТОВ И НАЧАЛО ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Готовясь к внезапному удару по Израилю, египетское командование заблаговременно приступило к развертыванию сил флота и приведению его в полную боевую готовность. Уже в начале августа 1973 года оба египетских эсминца, находящихся в Красном море - Suez и Al Zaffer - перешли в йеменский порт Аден, чтобы иметь возможность сразу с открытием военных действий выйти в Баб-эль-Мандебский пролив с целью его блокады. Непосредственный приказ о предстоящем открытии военных действий египетский флот получил 1 октября 1973 года - за пять дней до их начала. В соответствии с ним началось развертывание подводных лодок на позициях и были установлены корабельные дозоры на подходах к египетским базам и портам.

Старый эсминец El Fateh и одна египетская подводная лодка находились в ливийском порту Бенгази с целью контроля за судоходством в центральном Средиземноморье.

В Израиле ВМС оказались наиболее боеготовым видом вооруженных сил еврейского государства, во всеоружии встретившим арабское нападение 6 октября. Располагая данными разведки о подготовке Египта и Сирии к активным действиям, командование израильского флота отменило все праздничные увольнения в Йом-Киппур и привело корабли в состояние повышенной готовности. Накануне 6 октября было проведено оперативно-тактическое учение флота, а с утра этого дня началось развертывание ракетных катеров в море. К берегам Синайского полуострова в район северного фланга "Линии Бар-Лева" был выдвинут дозор в составе ракетных катеров Soufa и Herev, к которым позже присоединился новейший Keshet.

В 14.00 израильский флот получил оповещение о начале боевых действий, а уже через три часа, к 17.00, отмобилизация ВМС и приведение их в полную боевую готовность были закончены и начался выход всех остальных катеров в море.

Три катера были отправлены к Синайскому полуострову на подкрепление уже находящейся там дозорной тройки, два катера развернуты в дозоре у Хайфы с целью обеспечения непосредственного прикрытия нефтеперабатывающего завода, а ударная группа в составе четырех ракетных и одного артиллерийского катеров по флагом самого командующего флотилией Баркаи вышла из Хайфы по направлению к сирийскому побережью, готовясь нанести удар по главной базе ВМС Сирии - Латакии. Еще один израильский катер находился в ремонте в доке завода "Кишон" в Хайфе.

Основным мотивом, заставившим израильское морское командование нанести первый удар именно по сирийскому флоту, была оценка сирийского флота как гораздо более слабого в отношении боевого потенциала и уровня боевой подготовки по сравнению с египетским - таким образом, сирийцы представляли "слабое звено" среди ВМС арабской коалиции. По отношению к более многочисленному египетскому флоту израильтяне сочли необходимым занять первоначально оборонительное положение.

Другим мотивом было то, что Хайфа находилась вблизи от ливанской границы, что позволяло ракетным катерам противника достаточно скрытно подойти с северного направления на дистанцию пуска ракет по нефтеперабатывающему комплексу Хайфы - в отличие от южного направления, побережьем которого Израиль владел на большую глубину, занимая территории Сектора Газы и Синайского полуострова. Поэтому было решено в первую очередь устранить потенциальную угрозу с севера.

источник

Часть 2
Часть 3


Tags: Израиль, История и культура, ЦАХАЛ
Subscribe
promo grimnir74 march 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment