Алексей С. Железнов (grimnir74) wrote,
Алексей С. Железнов
grimnir74

Category:

Гвардии-евреи РККА

prsge049

По мнению военных историков доля гвардейских частей в Российской армии при министре Сердюкове выросла до 70%.
Народ смеётся, мол, нырнул 2-го августа в фонтан, — получай звание гвардейца — десантника.
В 1941 году Гвардейские части можно было по пальцам пересчитать. К тому времени, когда гвардейские знамёна вручали первым четырём стрелковым дивизиям, большинство их воинов лежали в сырой земле.
Удивительное совпадение, на которое вряд ли кто обращал внимание. Три из первых четырёх дивизий, ставших гвардейскими, были сформированы в местах массового проживания еврейского населения (Бердичеве, Харькове, Черткове…).

Могилёвская область является местом рождения 4-й гвардейской орденоносной Апостоловско-Венской стрелковой дивизии. Она была сформирована как 161-я стрелковая дивизия ровно за один год до нападения Германии на Советский Союз. Штаб дивизии находился в Могилёве. Там же разместили несколько отдельных частей. На территории области, в Быхове, Полыковичах, Чаусах, были расквартированы стрелковые полки. Районы формирования определили и национальный состав будущих гвардейских дивизий.

161-ю дивизию комплектовали из молодёжи призывного возраста, жившей в Белоруссии, украинцев, белорусов, русских, евреев. Командный состав переводили в дивизию из различных действующих частей Красной Армии. Среди них попадались представители других национальностей.

В мае сорок первого года штаб Западного Особого военного округа получил распоряжение от Наркома Обороны, вывести в лагеря все стрелковые дивизии и корпусные части "для повышения боевой готовности войск".

Тишина повисла над военными городками. Прежде жители близлежащих улиц с удовольствием слушали разносившиеся по округе песни, которые пели солдаты. С особым воодушевлением воспринимал народ маршевую песню на музыку Самуила Покрасса, слова Павла Григорьева (он же П.Г.Горинштейн), с грозным предупреждением врагам страны Советов: "…но от Москвы до британских морей Красная армия всех сильней".

Новая жизнь в полевых условиях для красноармейцев 161-й стрелковой дивизии была наполнена ежедневными напряжёнными занятиями, тренировками. Одно из сложных упражнений — обкатка танками. Его тщательно отрабатывали все батальоны стрелковых полков.

Где-то через полмесяца дивизия получила пополнение. По распоряжению Могилёвского областного военкомата находившихся в запасе жителей области внезапно вызвали на учебные сборы, продолжительностью то ли 30, то ли 45 дней. Точно никто не знал. На сборных пунктах военкомата их комплектовали в команды и отправляли на станцию Друть, где находился летний лагерь соединения. Там людей распределяли по стрелковым и артиллерийским полкам, отдельным батальонам и дивизионам, стараясь полностью укомплектовать личным составом все части.

Некоторые "новобранцы" знали друг друга по совместной работе, учёбе, другие раньше жили по соседству.
В 477-ом стрелковом полку — им командовал подполковник Александр Слепко — поначалу подобралось могилёвское землячество. Вскоре, однако, полк получил солидное подкрепление из разных областей. Хватало среди них и евреев. Начальником артиллерии полка был назначен капитан Арон Фридман. Одной из полковых артбатарей командовал старший лейтенант Лев Шулец. Младшие лейтенанты Арис Галицкий, Абрам Гуревич, Илья Носевич были взводными командирами у пулемётчиков. Лейтенанты Лев Векслер, Матус Мотлах, Евсей Плуткевич, Моисей Городнер. командовали стрелковыми взводами. В полковую разведку определили старшего политрука Шая Лось, в штаб полка — старлея Лейбу Гуткина. Склад "НЗ" — неприкосновенных запасов боепитания — командир полка доверил лейтенанту Геннадию Липак.

Несколько позже, уже в ходе боёв, дивизия пополнилась москвичами. Евсея Дозорцева, начальник штаба определил в 477-й полк командиром стрелковой ротой. Старший лейтенант Мордух Вихман там же командовал батальоном.
17 июня все части дивизии, по приказу командующего Округом, выступили походным маршем по направлению к Минску. О нападении Германии получили известие в пути.

На пятые сутки после начала войны дивизия понесла первые потери в результате удара авиации противника. Едва немецкие лётчики отбомбились, как неприятельские танки и сопровождавшая их пехота двинулись на позиции 161-й стрелковой дивизии.
Атаки противника следовали одна за другой.

О том, что все атаки удалось отбить, командир дивизии полковник Михайлов доложил в штаб корпуса лишь на исходе дня.
Маршал А.И.Ерёменко в своих воспоминаниях отмечал, что в течение трех дней — 26, 27 и 28 июня — 100-я и 161-я дивизии героически сражались, обороняя подступы к Минску, нанося немалый урон противнику.

К утру 28 июня нарушилась связь со всеми остальными соединениями. Посланные в дивизии офицеры связи обратно не вернулись. В подчинении армии осталось всего две дивизии — 161-я и 100-я. До 30 июня они отражали натиск противника на рубеже р. Волма. В ходе этих ожесточенных боев обе дивизии потеряли до 30% личного состава и матчасти, ими было уничтожено несколько десятков танков противника.

В течение ночи 100-й и 161-й дивизиям предстояло перейти на восточный берег реки. Однако здесь произошла досадная неувязка, довольно характерная для того времени. Ночью мост через реку Березину был взорван своими, и дивизии вынуждены были переправляться через реку, используя подручный материал.

* * *

Для сотен тысяч бойцов и командиров Красной Армии их первый бой оказался последним.
Обстановка, в частях 161-й стрелковой дивизии, частично отражена на страницах "Журнала боевых действий 2-го стрелкового корпуса". Из записей следует, что вплоть до середины июля дивизия успешно использовала свои боевые возможности. В итоге удалось уничтожить немало пехоты противника, танков, бронемашин и другой техники. О собственных потерях никаких упоминаний нет.

Несмотря на столь бодрые выводы, танковые части и мотопехота противника, к тому времени, осуществили заранее спланированную операцию по окружению войск 2-й Армии.

Поначалу такого даже в мыслях никто не мог допустить. Но уже через несколько дней выбраться из леса не представлялось возможным — кругом хозяйничали немцы. Минское и Могилёвское шоссе буквально были забиты вражескими войсками и техникой. А по бездорожью наши войска передвигаться не могли.

Единственной возможностью живыми добраться до линии фронта оставался путь через леса и болота. При наличии имевшихся на вооружении автотранспорта, миномётов, артиллерии и другой техники, преодолеть бездорожье не удалось. Солдаты тащили на руках орудия, самые лёгкие из которых весили более полутонны. Не выдержав такой нагрузки, расчёты бросали непосильную ношу.
Время от времени красноармейцам удавалось нападать на немецкие грузовики, отставшие от основных автоколонн. Цель таких налётов была единственной — раздобыть пропитание.

Связь со штабом дивизии и полками отсутствовала. Командир 477-го стрелкового полка распорядился выходить из окружения отдельными группами. Сбережение полкового знамени и документов он поручил капитану Давыдову, выделив ему для этой цели комендантский взвод, во главе с младшим лейтенантом Гороховым. Несколькими днями раньше Давыдов был назначен начальником штаба полка, вместо погибшего подполковника Серафима Огнева.

Остальные части дивизии отступали также, то есть, группами в одном направлении. Добраться до линии фронта, а затем различными способами, включая штурм, просочиться сквозь неё, удалось не всем. Знамённая группа капитана Давыдова из окружения не вышла. 477-й стрелковый полк остался без боевого знамени.

Об утрате святыни части подполковник Слепко и комиссар полка Златкин решили пока что командиру дивизии не докладывать. Комендантский взвод, в отличие от всех остальных групп, был вооружён, что называется, до зубов — винтовками, гранатами и ручным пулемётом. Они вполне могли пробиться и выйти где-то на другом участке фронта. Если же сообщить командованию, что полк остался без знамени, то последствия могут быть самые паршивые. Командира с комиссаром, в лучшем случае, отправят в штрафную роту, а полк расформируют, поскольку без знамени полк существовать не может. Нет знамени — нет полка. Таков закон. Лучше держать язык за зубами. Дальше будет видно.

Наверное, они поступили правильно. Дивизию, а точнее то, что от неё осталось, вывели на пополнение, затем перебросили на новые рубежи, для усиления группы армий генерала Лукина. После чудовищно трудной переправы через Днепр войска Лукина едва удерживали линию обороны на восточном берегу реки, южнее Ярцево. Там же в скором времени окопалась и 161-я стрелковая дивизия. Военные будни шли своим чередом. Взрывы немецких снарядов и мин продолжали сотрясать землю.
15 августа при отражении вражеской атаки был убит начальник артиллерии 477-го стрелкового полка капитан Арон Фридман. Ранее пропал без вести командир батареи Лев Шулец.

Спустя два месяца, уже на другом фронте, в немецком плену окажется и генерал-лейтенант М.Ф.Лукин. На допросе обстановку в районе южнее Ярцево он охарактеризует следующими словами: "Вы имели 50 орудий на 1 км фронта, но наша пехота все равно должна была наступать три раза. Было очень много убитых, и очень многие не желали прорываться из окружения, а сдавались. Все-таки, потери составили не менее 10 000 человек".

По свидетельству могилёвского краеведа Леонида Плоткина, 20 августа 1941 года начальник штаба 161-й дивизии майор Мурашов и военком полковой комиссар Виноградов направили в штаб 20-й армии список начальствующего состава частей дивизии, пропавшего без вести 6-7 июля 1941 года во время выхода из окружения. В этом списке 421 фамилия. Если учесть, что на начало войны в дивизии по штату имелось 1196 командиров, то это почти треть. Но есть большие сомнения, что список полный. В тот же день командующий 20-й армией генерал-лейтенант Лукин издал приказ, по которому 153-я и 161-я стрелковые дивизии перешли в распоряжение Ставки Верховного Главнокомандования.

* * *

После непродолжительного пребывания в резерве дивизия, усиленная танковым батальоном и артполком, получила задачу уничтожить противника на правом берегу реки Черная, затем овладеть населёнными пунктами Рабочий поселок номер 7 и Синявино.
Как говорится, гладко было на бумаге, да забыли про овраги.

К тому времени 161-я стрелковая дивизия получила другой номер и название.

18 сентября И.Сталин подписал приказ "О переименовании 100, 127-й, 153-й и 161-й стрелковых дивизий в 1, 2, 3 и 4 гвардейские дивизии". Первым гвардейцам был повышен оклад содержания, но главное не в этом. Отныне они окончательно теряли право терпеть поражение от неприятельских войск.

Несмотря на высокую честь, оказанную им великим вождём, выполнить поставленную боевую задачу гвардейская дивизия была не в состоянии.

Попытки выбить немцев из населённых пунктов по правому берегу реки Чёрной предпринимались многократно. Под натиском танков и артиллерийского огня немцы отступали, чтобы затем вновь занять свои рубежи.

"Противник, обороняя ранее занимаемый рубеж, продолжает оказывать сильное сопротивление пулеметным, минометным и артиллерийским огнем, создавая шквальный минометно-артиллерийский огонь перед передним краем обороны и по восточному берегу р. Черная и сильно фланкируя с юго-западной окраины Гонтовая Липка. Потери выясняются. Ранен комиссар 477-го стрелкового полка старший политрук Златкин и командир 3-го батальона 542-го стрелкового полка старший лейтенант Чургель".
Неудачно завершилась и попытка специально подготовленной группы совершить ночной налёт на деревню Гонтовая Липка. Общие потери, включая убитых и раненых, составили 168 человек.

В чудовищной мясорубке, длившейся в течение трёх лет, совместными усилиями воюющих сторон, были разрушены и стёрты с земли все населённые пункты в районе Синявинских высот.

Даже после прорыва блокады противник продолжал удерживать Синявинские высоты вплоть до сентября 1943 года.
Иэ СПРАВКИ: В ходе боёв на Невском пятачке и Синявинских высотах погибло более 360 000 человек.
Хоронить убитых удавалось далеко не всегда.

477-й стрелковый полк потерял в синявинских болотах своих лучших воинов… Их имена полностью не установлены.
Моисей Городнер, Илья Носевич, Арис Галицкий, Геннадий Липак, Лев Шулец, Евсей Плуткевич, Гуткин Лейб по архивным документам числятся пропавшими без вести.

Скорее всего они погибли в боях. Общеизвестно, что воины-евреи в плен не сдавались.

Командир пулемётного взвода Абрам Гуревич убит в бою. Записи о месте его захоронения нет.

Командир роты москвич Евсей Дозорцев убит 7 октября 1941 года и похоронен перед деревней Гонтовая Липка — так указано в извещении, отправленном из штаба полка на имя вдовы погибшего Матлиной Ревекки.

Командир стрелкового взвода сержант Моисей Гершензон, уроженец Винницы, получил множественные осколочные ранения в поясницу, паховую область, правое колено. Он умер в эвакогоспитале от общей гнойной инфекции с метастазами.
Точную дату гибели политрука Арона Шун установить невозможно. В Извещении указана дата смерти 21 ноября 1942 года при том, что само извещение заполнено 10 января 1942 года.

Попытки расчистить территорию, на которой велись бои, предпринимались вплоть до 1949 года. На необъятных просторах едва ли не каждый сантиметр земли насыщен ржавым металлом. Там же заросшие бурьяном ямы от ходов сообщения и блиндажей. И везде, где ни ступит нога, кости, кости, кости.

По данным, полученным мной в 2014 году из администрации Кировского района Ленинградской области, в братской могиле посёлка Синявино-I захоронены около 30 тысяч человек. Часть останков перенесена из окрестностей, включая Рабочий посёлок и Гонтовую Липку.

Дополнение к биографии Евсея Дозорцева обнаружено в книге "Виктор Шендерович":
"Мой дед по материнской линии, Евсей Дозорцев, к началу войны был начальником отдела ПВО Наркомата угольной промышленности. И вот в сентябре 41-го некий сослуживец деда завел прилюдный разговор на русскую народную тему "евреи умеют устраиваться". Дескать, русские воюют, а эти…
В тот же день Евсей положил свою "бронь" на стол и ушел на фронт".

* * *

Из под Синявино дивизию вывели на пополнение, чтобы спустя некоторое время вновь отправить в пекло…

Обстановка в районе Тихвина в те дни не оставляла надежды солдатам 4-й гвардейской дивизии даже на временное затишье. Враг сопротивлялся чрезвычайно упорно. Ситуация напоминала недавно перенесённое под Синявино.

На 3-м разъезде железной дороги Тихвин — Будогощь, в ходе ожесточённых боёв, территория несколько раз переходила из рук в руки. Части дивизии ежедневно несли потери.

9 декабря в ходе Тихвинской операции город был освобождён, но уже без участия 4-й гвардейской.
В Оперативной сводке штаба дивизии приведены следующие данные о состоянии на 7 декабря 1941 г.: "…насчитывается активных штыков в 477-м стрелковом полку — 28 человек, в 22-м стрелковом полку — 32 человека"!

К концу декабря штаб армии получил знамя 4-й гвардейской стрелковой дивизии. Как, когда и где проходила церемония вручения знамени, кто его вручал — об этой торжественной акции разыскать информацию не удалось.

О старом знамени 477-го стрелкового полка, видимо, никто не вспомнил. Разве что комполка Слепко, да военком Златкин пребывали в состоянии нервной напряжённости.

Их полк, в штабных документах и сводках, именовался 3-м гвардейским, но печать и бланки полка, оставались прежними, под номером 477. Свидетельство тому многочисленные похоронки, полученные родственниками убитых и пропавших без вести воинов.
С переходом дивизии на Волховский фронт, у штабных писарей, заполнявших такие извещения, работы не убавилось. Пока имелась возможность отправлять в тыл почту, они только этим и занимались. Позже было уже не до писем. Бои не затихали ни на один день. На своих позициях части подолгу не задерживались, медленно отступая к коридору у Мясного Бора.
С 20 января 1942 года 4-й гвардейская стрелковая дивизия, получив солидное пополнение, влилась в состав 2-й Ударной армии. Из 25-и стрелковых соединений армии лишь одна 4-я дивизия была гвардейской. Поэтому командование армии возлагало на неё особые надежды.

Благодаря неутомимому исследователю военной истории Сергею Орлову удалось узнать ещё об одном комиссаре из полка, которым командовал подполковник Слепко.

В марте дивизия, совместно с другими частями, вела бои за Ольховские хутора.

18 марта батальон 3-го гвардейского полка ворвался на хутора и захватил 10 домов превращенных врагом в огневые точки. Неприятель контратаковал танками и пехотой. Тяжелый бой шел весь день. Почти все офицеры батальона вышли из строя. Командование принял комиссар батальона Я.А.Супрун. Батальон устоял, но овладеть другими домами дивизия не смогла и перешла к обороне.

В извещении, отправленном жене комиссара, было написано: "Извещаю Вас с прискорбием о том, что ваш муж, старший политрук Супрун Яков Артемьевич в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, погиб 18 марта 1942 года".

Затем пришло письмо от товарищей-однополчан: "Дорогая Анна Ивановна! Гордитесь своим мужем. На этих рубежах сражались лишь герои, в том числе и ваш муж. Вечная ему память и вечная слава. Сообщаем Вам, что похоронили вашего мужа в деревне Ольховка в гробу, но могилу сделать ему не смогли и поэтому похоронили в воронке".

Подполковник П.Лопатин, он в сорок первом году был командиром взвода связи, вспоминая о тех боях, писал: "Итак, началось лето. Вчера мы узнали, что Долина смерти снова перекрыта противником. Большинство частей и соединений 2-й ударной остались в "мешке". Тяжелые мысли не дают всем нам покоя: что будет с теми, кто остался там и держит оборону в окружении? Неужели не будут приняты меры по освобождению армии? Наш 3-й гвардейский СП (командир — майор Слепко) так и остался там, под Ольховскими хуторами, не успел выйти".

Много позже выяснится, что 3-й гвардейский полк командующий приказал вывести в армейский резерв, но легче от этого никому не стало.

То один, то другой батальон приходилось направлять на поддержку разных частей. Назад не возвратился никто. В итоге к 23 июня в полку осталась несколько десятков человек.

Последнюю попытку прорваться из окружения предприняли ночью. Удалось собрать человек триста, способных держать в руках оружие. Немцы словно ожидали их. Едва группа поднялась в атаку, как тут же вспыхнул свет прожекторов, и застучали пулемёты. В считанные минуты группа потеряла 80% своего состава.

Из 3-го гвардейского полка погибли 15 командиров, вместе с комиссаром Златкиным.

* * *

В документы, уточняющие потери, командир 3-го гвардейского полка подполковник Слепко Александр Васильевич занесён как убитый в июне 1942 года.

Относительно военкома полка старшего батальонного комиссара Златкина Якова Евсеевича указано, что месяцем позже он пропал без вести.

Бумаги, тем более, военного времени, далеко не всегда содержат подлинные сведения о людских судьбах.
На самом деле в той последней ночной атаке Слепко не погиб. Он укрылся в пустом дзоте, что спасло ему жизнь, но не избавило от плена.

Выдавать себя за рядового было бессмысленно. Немцы без труда разбирались, кто есть кто, едва взглянув на сапоги и гимнастёрку пленённого. На допросе Слепко назвался старшим лейтенантом, воентехником.

Его мотали по разным лагерям, а после попытки побега поместили в Дахау, где фашисты каждый день целенаправленно отправляли на тот свет десятки тысяч людей.

29 апреля 1945 года солдаты 45-й пехотной дивизии США освободили узников концлагеря Дахау. В числе тех, кого гитлеровцы не успели расстрелять, был и подполковник Александр Слепко.

Возвращение на родину оказалось для него далеко не столь радостным, какой была встреча с союзниками. В процессе проверки органами СМЕРШ Слепко подробно изложил обстоятельства своего пленения и пребывания в плену. Подтвердить изложенные им факты, было некому. Поэтому проверка затянулась до 1946 года.

В конце концов, из Челябинска, где находился фильтрационный лагерь, Слепко направили для прохождения службы в Московский военный округ. Его понизили в звании, лишили наград, исключили из партии

На этом сведения об Александре Слепко обрываются.

История со знаменем 477-го стрелкового полка, напротив, получила своё логическое завершение.

Группа капитана Давыдова вынуждена была оставить знамя жене младшего лейтенанта Горохова. Прежде она, по рассказам журналистов, работала в могилёвском облвоенкомате, откуда ушла в отпуск по беременности. Когда Горохова призвали на сборы, то его жена Анна уехала к родителям, в деревню Шиловичи.

Несмотря на опасность, постоянно грозившую ей на протяжении трёх лет оккупации, Анна Горохова надёжно прятала знамя полка в укромном месте. К тому, же время от времени ей удавалось проветривать и сушить полотнище, тем самым, предохраняя его от порчи.

В июле 1944 года, после освобождения Могилёва, Анна Горохова явилась в облвоенкомат, чтобы передать знамя полка представителям местной военной администрации.

О своём муже она рассказала, что после очередного тайного посещения жены, Иван перед рассветом возвращался в лес к товарищам. У околицы села он нарвался на засаду, был схвачен и арестован. С той поры Анна не имела о нём никаких сведений.
По сводной информации ОБД "Мемориал" младший лейтенант И.М.Горохов находился в лагере для военнопленных, откуда бы освобождён советскими войсками.

После войны в газетах неоднократно публиковали материалы о подвиге Анны Гороховой. За спасение боевого знамени полка Анну наградили орденом Отечественной войны 1-й степени, а также медалью "За Победу над Германией".

На фото Евсей Дозорцев — дед Виктора Шендеровича

Владислав КАЦ
Журнал «Исрагео»
Tags: История и культура, евреи
Subscribe

Posts from This Journal “евреи” Tag

  • Масада больше не падет

    Вверх, шаг за шагом, по узкой тропинке в крепость идет народ, Сколько продержимся? День? Неделю? Месяц? А может, год? Пала столица - храм…

  • Слово еврея к ООН и прочим.

    Слушайте товарищи в Объединенных нациях, И вы европейцы, в Брюсселе сидящие. Хватит евреям читать нотации. Вы медь звенящая и кимвалы звучащие…

  • Аллах дал эту землю евреям, в Коране нет Палестины - сказал шейх

    Иорданский религиозный ученый шейх Ахмад Адван утверждает, что "Палестины" не существует. Адван утверждает, что Аллах отдал Святую…

  • Евреи и ЮНЕСКО

    Когда царь Давид дом построил кедровый, Войдя в свой Иерусалим. На месте ЮНЕСКО шумел бор дубовый, И туры бродили под ним. Храм выстроил Шломо,…

  • Холокост в России. Местные пособники нацистов.

    Во время Холокоста на территории СССР были зверски убиты почти 3 миллиона евреев, т.е. 60 процентов евреев-советских граждан. Убийства…

  • Альцгеймер и жиды

    Известна история про одного из "отцов" советской психиатрии Михаила Осиповича Гуревича. На лекции о болезни Альцгеймера…

  • Славнозвісний Дiд Панас - щирий український єврей

    Кто бы мог подумать? Если, конечно, уже не знать, что Дiд Панас - таки аид. Дед Панас — легенда для тех, кто был ребенком в 60-80-х…

  • МАРК ТВЕН О ЕВРЕЯХ.

    "Если статистика верна, евреи составляют не более процента человечества. Это наводит на мысль о почти невидимом комочке звездной пыли,…

  • Только факты из истории России! Чтобы помнили

    Всеволоду Мейерхольду после всех изощрённых пыток, перед смертью - по-очереди сломали все пальцы. А потом утопили в нечистотах (версия его смерти…

promo grimnir74 march 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments