Алексей С. Железнов (grimnir74) wrote,
Алексей С. Железнов
grimnir74

В подвале у дворника. Латышские праведники народов мира

Евреи на построении в лагере Саласпилс, Латвия


Роберт Седулс, бывший моряк и боксер, проживал с женой и двумя маленькими дочерьми в Лиепае. В годы немецкой оккупации он взял на себя обязанности дворника и истопника дома, в котором, кроме его семьи, проживало еще несколько десятков человек.

До войны он был в приятельских отношениях с одним из жильцов дома, евреем Давидом Зивцоном. С началом немецкой оккупации Лиепаи, видя издевательства, которым подвергались евреи со стороны новых властей и с одобрения местного населения, Роберт предложил Зивцону свою помощь, в случае необходимости.

После создания гетто, Давид Зивцон с молодой женой оказались среди его узников. Немцы использовали Зивцона в качестве электрика. Однажды, когда он выполнял работу в квартире немецкого офицера, он наткнулся на негативы фотографий, сделанных на месте расстрела Лиепайских евреев в Шкеде. Зивцон выкрал эти негативы и с помощью друга-фотографа распечатал несколько фотографий, а затем вернул негативы на место. Сделанные фотографии были запаяны в железную коробку и надежно спрятаны.

В октябре 1943 года, когда поползли слухи о скорой ликвидации гетто, Давид и Хенни Зивцон решились на побег. Вместе с ними бежали их друзья, Михаил и Хильда Скутельские. Роберт и его жена Йоханна приняли всех. Сначала прятали их на чердаке, но там было слишком опасно: каждый шаг был слышен жильцам верхнего этажа. Поэтому Роберт перевел их в подвал, где находился котел парового отопления. Здесь им предстояло провести следующие 500 дней, до освобождения Лиепаи.

В январе 1944 года к обитателям подвала присоединились еще три человека – Иосиф Мандельштам, Шмерл Скутельский и Михаил Либауер. Они, будучи ювелирами, были оставлены немцами после ликвидации Лиепайского гетто для работы на них. Роберт и Йоханна Седулс взяли и их под свою опеку. Обеспечить пищей семь взрослых человек в военное время - очень непростая задача. Чтобы еще немного заработать, Роберт стал брать заказы по ремонту бытовой техники. В том же подвале он оборудовал мастерскую и пропадал там целые дни, а потом возвращал хозяевам починенные вещи. Работа спорилась – большинство заказов выполняли евреи.

В подвале у Седулса. Справа налево: Михаил Либауэр, Иосиф Мандельштам, Шмерл Скутельский. 1944 год
В подвале у Седулса. Справа налево: Михаил Либауэр, Иосиф Мандельштам, Шмерл Скутельский. 1944 год

В апреле 1944 года в подвале появились еще трое: Калман Линкимер, Аарон Вестерман и Зелиг Хиршберг. Они бежали из Паплаки, где работали уборщиками на немецкой военной базе. Аарон Вестерман вспоминает, что когда они постучались в дверь Седулсов, сразу были тепло приняты ими. Покормив их, Роберт проводил беглецов в подвал, где Аарон, к своему изумлению, увидел других скрывавшихся евреев.

Незадолго до этого к Седулcам пришла Рива Зивцон, вдова двоюродного брата Давида Зивцона. С ней была ее трехлетняя дочь Ада. При ликвидации Лиепайского гетто обе они, вместе с другими узниками, были направлены в Ригу, в концлагерь Кайзервальд. С помощью знакомых им удалось вернуться в Лиепаю, где Рива сразу направилась по адресу Седулсов, который когда-то дал ей Давид Зивцон, сказав, что в случае крайней необходимости ей там помогут. Он скрыл от Ривы, что собирается скрываться у Роберта сам, потому что не знал как сложатся обстоятельства.

Роберт готов был принять Риву, но без ребенка, который мог нечаянно выдать всех. Необходимо было найти для девочки другое место и Роберт предложил отдать ее на воспитание немке-вдове Отилии Шимельпфениг. После того, как Аду передали в ее надежные руки, Роберт привел Риву в заветный подвал.

В подвале у Седулса. Иосиф Мандельштам (справа) и Шмерл Скутельский. 1944 год
В подвале у Седулса. Иосиф Мандельштам (справа) и Шмерл Скутельский. 1944 год

Тем временем, маленькая Ада привыкала к своему новому дому. "Мама" Отилия крестила ее в костеле, дав ей имя Гертруда. Соседям ее представили как осиротевшую родственницу фрау Шимельпфениг. Вдова очень привязалась к своей воспитаннице и любила ее как собственную дочь, поэтому когда после войны Рива забрала ребенка, Отилия очень болезненно пережила расставание. Взаимная ревность к девочке помешала им наладить нормальные отношения. После войны Ада Зивцон не поддерживала отношения с Отилией.
Ривка Зивцон с дочерью Адой. Лиепая, 1941 год
Ривка Зивцон с дочерью Адой. Лиепая, 1941 год

Роберт Седулс не дожил до освобождения: 10 марта 1945 года он был убит случайным осколком бомбы на чердаке своего дома. Несмотря на постигшее ее горе, Йоханна продолжала заботиться о "своих" евреях до конца войны. В день освобождения, когда спасенные уже слышали из подвала русскую речь, Давид Зивцон попросил Йоханну найти и привести к ним советского офицера. Не зная русского языка, она жестами показала дорогу к дому и спуск в подвал группе солдат, которые с изумлением увидели там обросших и истощенных людей.

Давид Зивцон «выходит» из убежища в подвал. 1944 год
Давид Зивцон «выходит» из убежища в подвал. 1944 год

В убежище. На верхних нарах Калман Линкимер, на нижних – Зелиг Хиршберг. 1944 год
В убежище. На верхних нарах Калман Линкимер, на нижних – Зелиг Хиршберг. 1944 год

Фотографии, переснятые Давидом Зивцоном с негатива, были использованы обвинением на Нюрнбергском процессе.

Роберт и Йоханна Седулс были удостоены почетного звания Праведник народов мира в 1981 году.

26 апреля 2006 года Яд Вашем удостоил Отилию Шимельпфениг почетного звания Праведник народов мира.

источник
Tags: История и культура, Праведники народов мира, евреи
Subscribe

Posts from This Journal “Праведники народов мира” Tag

promo grimnir74 march 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments