Алексей С. Железнов (grimnir74) wrote,
Алексей С. Железнов
grimnir74

КОМАНДИР «ЖИДІВСЬКОГО ПРОБОЙОВОГО КУРІНЯ»


Командир «Жидівського пробойового куріня»

Бандеровцы-юдофилы? Евреи — украинские националисты? Звучит как оксюморон – сочетание слов с противоположным значением, типа «белый негр» или «живой труп». Но в истории ХХ века было столько сочетаний несочетаемого, что не стоит торопиться с выводами…

Геннадий ПЛЕТИНСКИЙ

Винница, 11 ноября 1919 года. Офицеры 6-й бригады Галицкой армии. В нижнем ряду в центре —­ командир Жидівського пробойового куріня Соломон Ляйнберг

Поводом для этого небольшого исследования стало сообщение о том, что в Тернополе состоялось заседание инициативной группы по вопросу установления в областном центре памятника Соломону Ляйнбергу — командиру сформированного в июне 1919 года «Еврейского ударного батальона» («Жидівського пробойового куріня» — укр.) — самостоятельного оперативного военного подразделения 1-го корпуса Украинской Галицкой Армии.

В инициативную группу создания оргкомитета по установлению в Тернополе памятника Соломону Ляйнбергу вошли ученые, представители духовенства, общественно-политические деятели, предприниматели из Тернополя, Киева, Львова, Одессы, Днепродзержинска, Дрогобыча, Черновцов. Во время заседания обсудили место установки памятника Соломону Ляйнбергу: планируется, что он появится в исторической части Тернополя, а именно — на площадке на углу бульвара Шевченко и улицы князя Острожского.

galiz2

Соломон Ляйнберг

В связи с этим Центральный комитет Всеукраинской организации «Тризуб» имени С.Бандеры обратился к гражданам Украины с текстом, фрагменты которого приводим на украинском языке:



Обращение Центрального провода ВО «Тризуб» им. С.Бандеры к гражданам Украины:

«Жидівський Пробойовий Kурінь — самостійний оперативний військовий підрозділ 1-го корпусу Української Галицької Армії. Сформований у червні 1919 року під час Чортківської офензиви з жидівської міліції Тернополя. Командир — поручник Соломон Ляйнберг…

Центральний провід ВО «Тризуб» ім. С.Бандери звертається до українців з ініціативою по вшануванню пам’яті загиблих у боротьбі за самостійність України всіх бійців Жидівського пробойового куреня, шляхом проведення в усіх українських церквах заупокійних богослужінь по жидівських лицарях, які загинули зі зброєю в руках у боротьбі за Україну та встановленні у Тернополі (місті, де було сформовано Жидівський пробоєвий курінь) величного пам’ятника, присвяченого бійцям цього підрозділу УГА та його легендарному Командиру — поручнику Соломону Ляйнбергу.

Зберемо гроші на пам’ятник жидам – українським патріотам!

Геть шовінізм, антисемітизм і українофобію!

Слава жидам – борцям за державність української нації!

Слава українському націоналізмові!

Слава Україні!

Провідник ВО «Тризуб» ім. С.Бандери Дмитро Ярош

Голова ЦП ВО «Тризуб» ім. С.Бандери Андрій Стемпіцький».


Когда речь заходит об историческом контексте украинско-еврейских отношений и их особенности на Галичине, то стоит заметить, что на этой части украинских земель никогда не было такой эскалации конфликтов, которые происходили на Надднепрянщине во времена Хмельнитчины, Колиивщины или в начале ХХ века. И хотя при просвещенном абсолютизме Габсбургов евреи имели ряд ограничений, их жизнь выглядела куда лучше, чем бытие единоверцев по ту сторону восточной границы. Наконец, распространенный из латинского языка этноним «жид», который одинаково присутствовал как в Российской, так и Австро-Венгерской империи, в последней никогда не обретал негативной окраски.

Уже во второй половине ХІХ века житель Лемберга (Львова) известный польский политический деятель Станислав Тарковский выразил мысль, что «еврей не может быть львовским архиепископом, потому что он еврей, но это не причина, чтобы он не мог быть львовским бургомистром». По статистике, перед Первой мировой войной во Львове евреями были 70 процентов всех адвокатов города и 60 — врачей, а в 1910 году треть студентов Львовского университета составляли евреи. И это при том, что эта третья по численности национальная группа составляла всего 12 процентов населения Галичины.

Находясь под двойным прессом — польского большинства в этой части «лоскутной империи» и австро-венгерской монархии, — два порабощенных народа, украинцы и евреи, были просто обречены на сотрудничество. И оно уже в начале ХХ века материализовалось в виде депутатских мандатов в венском парламенте. Это стало возможным благодаря первым выборам в австрийский Государственный Совет, которые состоялись в 1907 году на основе общего избирательного права для мужской части населения. В городских избирательных округах украинцы отдали свои голоса за депутатов-сионистов, а в сельских — евреи голосовали за украинцев. Благодаря этому политическому пониманию евреи получили первых двух депутатов в парламенте.

Через десятилетие евреям пришлось определяться с политической поддержкой украинцев в их освободительной борьбе. Оба украинских государственных образования — УНР (Украинская народная республика) и ЗУНР (Западноукраинская народная республика) — предусмотрели в своих конституциях широкую культурную автономию для еврейского сообщества, что дало основание известному еврейскому исследователю Шварцу утверждать: «Украина была первым государством мира, которое ввело экстерриториальную культурную автономию для национальных меньшинств». Правда, это не стало весомой причиной для евреев, чтобы формально поддержать украинцев в их борьбе с поляками в 1918-1919 годах. Официальной позицией евреев был нейтралитет, что было для них частью политической традиции — веками находясь в изгнании, им легче было не вмешиваться в военно-политические конфликты других народностей.

Сейчас мало кто помнит, что 95 лет назад, в июне 1919 года правительство Западноукраинской Народной Республики намеревалось провозгласить на своей территории автономную Еврейскую народную республику (Жидiвську народну республiку, сокращенно — ЖНР). Создать эту республику не успели из-за наступления поляков. Зато отпечатали для неё деньги и главное — сформировали несколько частей из местного населения, действовавших в составе Украинской галицкой армии.

Единственной нацией, поддержавшей западных украинцев в их стремлении к самостоятельному государству, оказались евреи. В результате уже к началу ХХ века в Восточной Галиции наметилось стойкое противостояние между поляками с одной стороны и украинцами в блоке с евреями — с другой.

Во время украинского восстания в Восточной Галиции 1 ноября 1918 года по улицам разбрасывались листовки о создании ЗУНР, отпечатанные на трех языках: украинском, еврейском (идише) и немецком (бывшем официальным). И это весьма показательно.

Первоначально в Украинской Галицкой Армии создали лишь одну еврейско-украинскую часть — Конно-пулеметную сотню 4-й Золочевской бригады лейтенанта Салько Ротенберга. Он получил офицерский чин еще в австро-венгерской армии — за боевые отличия.

Уже позднее офицер УГА Гайдучок назвал Ротенберга «украинским евреем» и, упоминая о том, как Салько, получив ранение, все же вернулся в свою боевую часть, резюмировал: «Сколько же чистокровных украинцев не были ранены, а боялись оказаться в бригаде…» Сотня Салько Ротенберга подчеркивала свою национальную идентичность и музыкальным сопровождением, которое состояло из трех кавалеристов-музыкантов (двое из которых были скрипачами). Подобно Жидовскому куреню, еврейская сотня Золочевской бригады отличалась храбростью на Восточном и Западном фронтах, но в отличие от куреня сотня Ротенберга почти вся, включая и сотника, погибла в боях с большевиками. Салько Ротенберг получил смертельное ранение, прикрывая отступление армии под Коростенем и умер в Каменец-Подольском. Вот такой украинско-еврейский герой…

Среди других известных евреев, которые воевали в рядах УГА, стоит вспомнить и Людвика Розенберга-Чорния, который был сотником Сечевых Стрелков и даже возглавлял школу унтер-офицеров под Белой Церковью, был одним из представителей украинских военных на переговорах с немцами в конце октября 1918 года.

Больше всего же евреев в составе УГА было среди врачей. По меньшей мере трое из них находились в руководстве военных госпиталей на Галичине: сотник, доктор Глянц — руководитель хирургического отделения в Самборе, лейтенант Зелингер — руководитель военного госпиталя в Станиславе (Ивано-Франковске), лейтенант Кельнер — заместитель главного врача дрогобичского госпиталя. О последнем в мемуарах упоминается, что он был «вторым врачом в больнице» исключительно из-за национального мотива, ведь по званию и возрасту был старше врача-украинца. Эти примеры были неединичными и по сравнению с другими родами войск УГА количество евреев среди врачей была самым высоким. По разным данным, до двух тысяч галицких евреев воевали добровольно и жертвенно в рядах Украинской Галицкой армии за украинское национальное дело. Несмотря на печальное и трагическое завершение этой военной и политической эпопеи, был создан феномен, который, к сожалению, даже спустя девяносто лет после тех событий ни для украинцев, ни для евреев пока так и не стал примером сотрудничества и понимания между двумя народами.

В середине июня 1919 года, после контрнаступления украинской армии, возникли еще как минимум две еврейские части, в том числе и Жидiвський пробоєвий курiнь—­ самостоятельное оперативное военное подразделение 1-го корпуса Украинской Галицкой Армии. Он был сформирован в июне 1919 года во время Чортковской наступательной операции из еврейской милиции Тернополя, когда после трехдневного погрома, который учинили польские войска во Львове 22-24 ноября 1918 года, тернопольские евреи —­ бывшие опытные солдаты Австро-Венгерской армии —­ взяли в свои руки руководство еврейской самообороны в Тернополе.

Молодежь объединилась под руководством энергичного воина, поручика бывшего австрийского 15 пехотного полка С.Ляйнберга, который обучал их способам защиты еврейского населения, а также убеждал, что для улучшения судьбы евреев они должны во время прихода украинцев в Тернополь предложить им боеспособное подразделение для борьбы с поляками. 16 июня 1919-го галицкие стрельцы отбили Тернополь у поляков. По воспоминаниям, еврейское население встречало украинские войска с цветами. По поручению исполнительного комитета евреев Тернополя — Еврейской национальной рады, — С.Ляйнберг обратился к полковнику Микитке с предложением вступить с несколькими сотнями евреев в батальон УГА. Командир корпуса полковник Микитка лично знал Ляйнберга по прежней службе в австро-венгерской армии, да и многие украинские офицеры являлись его сослуживцами по 15-му полку, до ноябрьских событий 1918 года располагавшемся во Львове. С.Ляйнберг был назначен командиром батальона. В военных списках соединение называлось «Еврейский ударный батальон», официальное же название было «Ударный батальон I Корпуса Галицкой Армии». При одном небольшом украинском отряде, группе поручика Вовка, начал формироваться Еврейский ударный курень. Вскоре батальон насчитывал уже 1200 человек.

Поручик Вовк вспоминал о его формировании: «Как раз тогда начало поступать в украинские части много еврейских интеллигентов, которые горели жаждой мести к полякам за их нечеловеческие издевательства и, наверное, потому, что почувствовали на своей шкуре разницу между неведомой им до того польской властью и бывшей перед тем восьмимесячной украинской… На протяжении нескольких дней явилось столько офицеров-евреев, что командование I Гал. корпуса передало начальство над бывшей моей частью пор. Ляйнбергу, а меня назначило его помощником. Эта часть получила теперь название Жидiвський пробоєвий курiнь I Гал. корпуса. Офицерский состав этой группы состоял в большинстве из евреев. Но рядовых вступало мало. Зато было много добровольцев-украинцев, которые после отступления поляков стали массово вливаться в армию. Для спокойного окончания обучения в Еврейском ударном курене он был переброшен в Остапье, поскольку уже началось второе отступление нашей армии… Поляки пытались осуществить здесь прорыв, чтобы затем неожиданно захватить линию реки Збруч. Но ударный батальон под командованием поручика С.Ляйнберга не дал осуществиться польским планам и нанес полякам серьезные потери. Это было 16-17 июня 1919-го. Перейдя Збруч, батальон воевал уже с Красной Армией…»

В Бердичеве своей гуманностью и примерным поведением курень завоевал большую популярность среди населения, причем командир куреня Ляйнберг получил от городской управы разрешение провести мобилизацию еврейской молодежи. Командование I корпуса позволило куреню провести мобилизацию, а вместе с тем дало время на отдых и реорганизацию. Благодаря этим обстоятельствам курень пополнился добровольцами из числа евреев и украинцев. При отступлении из Бердичева в октябре 1919 года курень перешел с корпусом в Казатин.

По собственной инициативе остатки тернопольской еврейской милиции влились в ряды Украинской галицкой армии. В состав куриня также вошли подразделения еврейской милиции из близлежащих городов, в частности — из Черткова и Подволочиска.

Боевое крещение Жидивського пробойового куреня состоялось месяц спустя — во время очередного наступления польских войск. Он был выдвинут на позиции между Тернополем и Подволочиском — для поддержания сражавшейся там 21-й украинской бригады.

Правительство УНР заключило с поляками перемирие. Обе армии — Галицкая и армия УНР Симона Петлюры — объединились под единым командованием, теперь уже для борьбы против большевиков. Участвовал в ней и Жидивський пробойовый курень.

Наступление объединенных украинских армий против красных оказалось удачным: к концу августа части дошли до Киева. В конце сентября в армии стал свирепствовать сыпной тиф. Закупленные украинским Красным Крестом в Дании медикаменты войска Антанты отказались пропустить: они поддерживали Деникина и поляков, которые вели борьбу с УНР. Жидивський пробойовый курень из-за больших боевых потерь и из-за страшной эпидемии тифа потерял две трети своих бойцов. Его пришлось расформировать в ноябре 1919 года.

Часть людей перешло в другие части УГА. Немало бойцов в начале 1920 года добралась до Одессы и соединилась с такими же остатками местной еврейской сионистской дружины, разгромленной белыми в сентябре 1919 года. Возникла новая воинская часть, состоящая из идейных сионистов Западной и Восточной Украины. Их было не более двух сотен, но именно эти молодые евреи, сплоченные и мужественные, в апреле 1920 года навсегда покинули Украину, чтобы с оружием в руках добиваться свободы своей исторической родины — Израиля. Почти все они вскоре стали командирами Хаганы — еврейской народной самообороны в Палестине, сыгравшей главную роль в Войне за независимость Израиля 1948 года.

Кое-кто остался на территории Советской Украины, а некоторые, среди которых был и Соломон Ляйнберг, вернулись в Галицию, которая к тому времени была уже под Польшей. В Тернополе он и был замучен в местной тюрьме (по другим данным ­ в лагере для интернированных военнопленных Украинской Галицкой Армии) в 1920 году.

Имя еврея-героя, погибшего в боях за независимую Украину, не забыто. В украинской печати было много публикаций на эту тему. В настоящее время имя Соломона Ляйнберга носит одна из улиц города Львова. И, как уже упоминалось, в Тернополе может вскоре появиться памятник Соломону Ляйнбергу — командиру «Жидівського пробойового куріня»…

* * *

В украинско-еврейских отношениях было много примеров сотрудничества, которые и по сей день присутствуют в нашем восприятии. Автору этих строк довелось в мае 1990 года участвовать в первой (и, кажется, последней) встрече лидеров еврейских организаций уже дышавшего на ладан СССР и национальных движений из республик Советского Союза, которая проходила в Риге. Самую представительную делегацию прислал Народный Рух Украины (Украинская народная партия «Рух»), ее возглавлял один из основателей известный советский диссидент, украинский националист Вячесла́в Черново́л.

По вечерам участники встречи общались неформально, в гостиничных номерах проходили импровизированные застолья. Слава – так Черновол просил себя называть, — рассказывал, что в мордовских лагерях самой сплоченной группой были украинские и еврейские националисты (среди которых был и присутствующий на встрече сопредседатель тогда еще незарегистрированного ВААДа — Конфедерации еврейских организаций и общин СССР, — Иосиф Зисельс). На одном из заседаний Черново́л проникновенно обратился к присутствующим. «Господа евреи! – сказал он со своим характерным «западеньским» акцентом, — Знаю, что большинство собирается на свою историческую родину. Что могу вам сказать? Уезжайте? Не уезжайте? Так это личное дело каждого. В одном могу заверить: если останетесь, то на незалежной Украине будете полноправными гражданами с полной национально-культурной автономией…»

Несколько слов о дальнейшей судьбе Вячеслава Черновола. В октябре 1991 года на Большой казацкой раде он был избран Гетманом украинского казачества. 1 декабря 1991 года занял второе место на первых выборах президента независимой Украины, набрав 7420727 голосов (23,27 процента). В марте 1994-го во второй раз был избран народным депутатом Украины (62,52 процента голосов при 15 претендентах). С 1995 года до самой смерти был членом украинской делегации в Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ). На прошедших 29 марта 1998 года выборах в Верховную раду в третий раз избран народным депутатом Украины.

На Девятых всеукраинских сборах НРУ, прошедших с 12 по 13 декабря 1998 года, выдвинул свою кандидатуру на пост президента Украины (на 1999 год были запланированы выборы президента). 25 марта 1999 года возвращавшиеся на «Тойоте» из Кировограда Вячеслав Черновол и его водитель столкнулись с автомобилем КамАЗ на пятом километре трассы Борисполь-Золотоноша… Проводить его в последний путь 29 марта 1999 года в Киеве собралось более 200 тысяч человек со всех уголков Украины. Среди участников похорон было много евреев – как бывших солагерников, так и тех, кто вместе с Вячеславом Максимовичем строили новую, независимую Украину.

Уже на следующее утро после гибели Черновола тогдашний министр внутренних дел Юрий Кравченко, не дожидаясь предварительных результатов следствия, заявил, что лидер НРУ и его водитель погибли в результате ДТП и что «версия покушения на Вячеслава Черновола как причина его гибели даже не рассматривалась». В 2000 году один из находившихся в кабине самосвала — главный свидетель — неожиданно скончался от сердечного приступа. Представители НРУ с самого начала называли гибель своего лидера политическим убийством.

21 января 2014 года Бориспольской межрайонный суд Киевской области закрыл дело о гибели Черновола, признав его несчастным случаем. По мнению сына погибшего, Тараса Черновола, высказанному им в начале нынешнего года, его отца «убили, потому что боялись, что он сломает схему беспрепятственного выхода во второй тур Кучмы с Симоненко, что гарантировало бы Кучме победу»…

Но вернемся в Ригу. Выступление Черновола и отношение украинского националиста к еврейскому вопросу удивило многих участников встречи. Но потом удивляться перестали – даже тому, что организационный съезд ВААДа, состоявшийся в декабре того же 1990-го в Москве, охраняли дружинники «Руха», специально прибывшие для этого с Украины.

Так что устоявшийся стереотип «все украинцы – антисемиты» в корне неверен. Да, юдофобского быдла и в Украине хватает, но основная масса украинской интеллигенции всегда была настроена если не юдофильски, то вполне благожелательно к евреям.

Примечание.
Чтобы понимать суть явлений, надо стараться её понимать! Это не «то же через то же» — это необходимый принцип адекватного изучения жизни и истории.
В Польше, Чехии и, возможно, Словакии слово жид (естественная для языков народов этих стран трансформация одного из еврейских самоназвание: «йеhуди») — вполне литературное и ничуть не презрительное название нашей национальности. В России словоупотребление названий жид и еврей, некогда вполне равноценное, со временем было переосмыслено: «еврей» вошло в речь, как правило, в качестве эмоционально нейтрального термина, а «Жид» стало бранной, презрительной, унижающей кличкой.
На территории Украины процесс пошёл иначе. Если в восточной и центральной её части эмоциональное восприятие этих двух слов расщепилось по русскому образцу, то на Западе, в Галиции или Закарпатье, входивших в состав Австро-Венгрии и соседствовавших с Польшей, Чехией и Словакией, в слове жид не ощущали презрительного звучания, а воспринимали его просто как название человека из данного народа. Поэтому «жидівский курінь ( кстати, название, известное ещё по истории Запорожской Сечи) для западного украинца, гуцула, не заключает в себе ничего, что унижало бы в его глазах национальное достоинство еврея.
Евреи Польши и сегодня называют сами себя жидами.
Мне, как русскоговорящему, это название слышится бранным и в своем блоге я запрещаю его применять кроме как в историческом контексте.

»Время евреев» (приложение к израильской газете «Новости недели»)



Tags: История и культура, Украина, евреи
Subscribe

Posts from This Journal “Украина” Tag

promo grimnir74 march 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 49 comments

Posts from This Journal “Украина” Tag