September 28th, 2020

promo grimnir74 march 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…

Париж времен Моссада

Госпожа Мари-Клод Хамшари попрощалась с мужем и вместе с дочерью вышла из дома. Почти тотчас в квартире раздался телефонный звонок. Махмуд поднял трубку и услышал голос знакомого итальянского журналиста.

– Доктор Хамшари?

– Слушаю, – ответил он, и в следующий момент 175-й дом на рю д’Алезия, главной улице южного, 14-го парижского округа, сотряс мощный взрыв.

Махмуд Хамшари представлял Организацию освобождения Палестины (ООП) во Франции. Он слыл известным историком и был вхож в интеллектуальные круги Парижа. Однако мало кто знал, что он также являлся вторым человеком в группировке «Черный сентябрь», осуществившей множество терактов.

Самым известным терактом, осуществленным «Черным сентябрем», стало убийство 11 членов израильской олимпийской сборной на Олимпиаде в Мюнхене 5 сентября 1972 года. Моссаду было известно также о непосредственной причастности Хамшари к целому ряду других терактов. В их числе было покушение на Давида Бен-Гуриона в Дании в 1969 году и взрыв бомбы в багажном отделении швейцарского авиалайнера, летевшего из Цюриха в Тель-Авив, в 1970-м. Взрыв привел к гибели 47 человек – всех пассажиров и членов экипажа самолета.

В общем, Хамшари было за что опасаться израильских спецслужб. Вот почему он вел очень осторожный образ жизни. Всегда проверял, не следит ли кто за ним на улице, регулярно справлялся у соседей, не интересовался ли им кто-нибудь подозрительный, и даже взял за привычку уходить из ресторанов и кафе, прежде чем его заказ будет выполнен полностью. Вместе с тем, в доме, где он жил с женой-француженкой и маленькой дочкой, он чувствовал себя в безопасности. Просто потому, что знал: Моссад никогда не решится атаковать его, если будет хоть какой-то риск для жизни женщины и ребенка.

Как-то раз ему позвонили. Незнакомец представился итальянским журналистом, симпатизирующим борьбе палестинских арабов. Он попросил об интервью, уговорив Хамшари на встречу в кафе на другом конце города. Они отлично пообщались. Как выяснилось впоследствии, за время его отсутствия в пустой квартире побывали некие люди, оставившие в его телефоне заряд взрывчатки. На следующий день «итальянец», дождавшись, пока Мари-Клод с дочерью вышли из дома, позвонил из кафе напротив. И бомба взорвалась. Тяжело раненный Хамшари был доставлен в больницу, где спустя несколько недель скончался, успев всё же сообщить парижским детективам, что «лишь Моссад был способен на такое…».

***

Судя по всему, устранение Хамшари действительно было делом рук Моссада. Взорванный через три месяца после теракта на Мюнхенской олимпиаде, Хамшари стал вторым в списке арабских террористов, уничтоженных в рамках операции «Божий гнев», считавшейся местью за убийство спортсменов. Впрочем, в 2006 году бывший начальник Моссада Цви Замир утверждал, что целью операции было не возмездие и уж точно не желание взять реванш, а исключительно нанесение ущерба террористической инфраструктуре ООП в Европе и срыв потенциальных терактов в будущем.

Убийство Хамшари 8 декабря 1972 года стало также первым из шести успешных операций по устранению террористов во Франции с 1972 по 1992 годы. По всей видимости, осуществленных Моссадом.

Collapse )

Узник слова

Сначала ее заточили в черновицкую тюрьму как американскую шпионку, через год – в Черновицкое гетто как еврейку. После же войны признали одним из лучших немецких поэтов. Сама Роза Ауслендер следующие десять лет после Холокоста писать на немецком языке отказывалась.

Свои первые стихи Розалия Шерцер опубликовала лишь в 28 лет. В качестве псевдонима она решила взять фамилию своего бывшего мужа – Ауслендер. В этом не было ностальгии по расторгнутому браку – просто фамилию можно было перевести как «чужестранец», а Роза действительно долгое время чувствовала себя в поэтическом мире совсем чужой. «Трагедия и исторический парадокс заключаются в том, что они, родившиеся далеко за пределами Германии, пережившие ужасы войны, чудом спасшиеся, стали элитой немецкой культуры, творцами европейского гуманизма», – писал один из биографов Розы Ауслендер и Пауля Целана.

Collapse )

Формулами по фашизму

Нацисты пришли забирать его в концлагерь через три года после его смерти. Италия даже не заметила, как ушел из жизни ее самый демократичный сенатор, а по совместительству – гениальный математик и создатель современных дирижаблей Вито Вольтерра. Он был предан забвению после отказа присягнуть Муссолини.

Collapse )

Как Израиль стал ядерной державой

Отец ядерного щита Израиля рассказывает, как удалось его построить. Эксклюзивный препринт из выходящей посмертно автобиографии Шимона Переса «Не место для скромных мечтаний».

Дело было 24 октября 1956 года на вилле в Севре, где французское и израильское руководства встречались, чтобы выработать окончательный план Суэцкой операции. Мы с Бен‑Гурионом стояли в одном из просторных помещений, которое было одновременно залом для танцев, художественным музеем и баром с богатым выбором напитков. В другом углу зала французский министр иностранных дел Кристиан Пино беседовал с министром обороны Морисом Буржес‑Монури. Я почувствовал, что надо ловить момент — это мой шанс.

Я повернулся к Бен‑Гуриону и сказал еле слышным шепотом: «Думаю, я сейчас смогу это сделать». Он едва заметно кивнул в знак согласия. Я собрался с духом.

Я подошел к этим двум джентльменам, которые на тот момент были большими друзьями, и поднял вопрос, который был для обоих полной неожиданностью. Я хотел обсудить самое амбициозное стремление Израиля — вступить в ядерную эпоху. Для этого нам нужно будет кое‑что от Франции — то, что еще ни одна страна в истории не давала другой.

Наш интерес к атомной энергии возник не вчера. Задолго до судьбоносной встречи в Севре атомная энергия стала предметом моего любопытства и интереса Бен‑Гуриона. Ни один из нас не был специалистом по атомной энергии; в лучшем случае мы были энтузиасты. Но мы оба видели огромный потенциал в мирном использовании этой энергии. Бен‑Гурион полагал, что лишь наука может компенсировать нам то, что недодала природа. У Израиля нет нефти и нет выхода к пресной воде; у ядерной энергии был потенциал для решения обеих проблем. Страны, подобные Франции, использовали атомную энергию не только для создания надежного источника энергии, но и для опреснения соленой воды. Бен‑Гурион так же, как и я, видел огромную интеллектуальную и экономическую ценность этого изобретения. Делая вложения в передовые научные исследования, поддерживая таланты и воспитывая специалистов в наших университетах, мы сможем воодушевить пока еще девственные умы нации.

Collapse )

Советская власть против иврита

1

Приход большевиков к власти в 1917 году привел в последующем к полному запрету на изучение и использование на территории бывшей Российской империи древнееврейского языка и современного иврита

Постановлением коллегии министерства образования от 11 июля 1919 года иврит был признан иностранным языком. В России и Украине советская власть с помощью еврейских коммунистов искореняла иврит: были закрыты светские школы с преподаванием этого языка и хедеры, где религиозное воспитание велось на «лошн койдеш». Закрывали все издательства и типографии на иврите, приняли меры путем арестов, конфискаций и преследований, чтобы полностью ликвидировать этот язык. Орудием для уничтожения культуры на иврите стали евсекции, просуществовавшие до 1930 года при партийных большевистских организациях.

Collapse )

Reuters - еврейский король новостей

Он рано понял, что миром правит информация. Его почтовые голуби заслужили доверие Ротшильдов, а сеть телеграфов – внимание всего мира. Основав агентство Reuters, Пол Рейтер первым известил Европу и о намерении Наполеона III начать войну, и о смерти Авраама Линкольна. За это персидский шах чуть не продал ему Иран, а королева Великобритании признала его бароном.

Collapse )