June 27th, 2020

promo grimnir74 march 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…

Годовщина операции "Энтеббе". Уникальная операция Цахаля



1358248339_324235

В воскресенье 27 июня 1976 г. самолет французской авиакомпании «Эр Франс», выполнявший обычный рейс по маршруту Тель-Авив—Париж, был захвачен четырьмя вооруженными террористами (два немца и два араба), членами организации Народный фронт освобождения Палестины, которой руководил Дж. Хабаш. В момент вылета из Тель-Авива на борту самолета находилось более двухсот пассажиров, в том числе 83 израильтянина.


Террористы проникли на борт самолета в Афинах, где он совершал промежуточную посадку. В афинском аэропорту в это время проходила забастовка наземного персонала, благодаря чему террористов практически никто не досматривал. По их приказу самолет приземлился в аэропорту ливийского города Бенгази, после дозаправки горючим поднялся в воздух и совершил посадку в аэропорту Энтеббе. Пассажиры и команда самолета, которая отказалась оставить заложников, были размещены в старом здании аэропорта.

В Уганде к похитителям присоединился еще ряд палестинских террористов. Террористы несли внутреннюю охрану в здании с заложниками, а угандийские солдаты охраняли его снаружи, отойдя от старого здания аэропорта на 50 м. Диктатор Уганды Иди Амин тесно сотрудничал с террористами и, неоднократно выступая перед заложниками, говорил, что их судьба в руках правительства Израиля, которое должно принять все требования похитителей. Во вторник 29 июня были освобождены 47 пассажиров, в основном пожилые женщины, дети и больные.

В тот же день террористы предъявили ультиматум, в котором требовали освободить террористов, находившихся в заключении: 40 — в тюрьмах Израиля, шестерых — в Западной Германии, пятерых — в Кении, одного — во Франции. Террористы угрожали, что если в четверг 1 июля к 14 часам по угандийскому времени заключенные не будут освобождены, то все заложники будут убиты, а самолет взорван. Затем срок ультиматума был продлен еще на 24 часа.

Вечером 29 июня пассажиры с израильскими паспортами (83 человека) были отделены от других пассажиров, причем этой операцией руководили террористы-немцы. 30 июня остальные пассажиры (101 человек), в большинстве евреи, но без израильских паспортов) были освобождены. Французский экипаж самолета во главе с капитаном М. Бакю остался с заложниками. 1 июля израильское правительство объявило, что оно принимает все требования террористов и просит Францию быть посредником в переговорах об освобождении заложников. Не прекращая дипломатических контактов, израильское правительство поручило военным разработать план операции по спасению заложников.

Операция "Энтеббе" ("Йонатан")

В Иерусалиме начальник штаба Сил обороны Израиля генерал-лейтенант Тур информировал министра обороны Шимона Переса и премьер-министра Ицхака Рабина о планах по освобожде­нию заложников.

Их было три: парашютный десант на Энтеббе; атака через озеро Виктория на на­дувных лодках; быстрая атака и возвращение за­ложников по воздуху. Третий план был утвержден. Ко­мандование операцией поручили ко­мандующему воздушно-десантными и пехотными войсками бригадному гене­ралу Дану Шамрону, а штурмовыми группами руководил подполковник Йонатан (Йони) Нетаньяху. Операция по­лучила название "Thunderbolt" ("Удар молнии").


С военной точки зрения такая операция не имела прецедентов в истории. Израильские самолеты должны были пролететь около четырех тысяч километров, их могли обнаружить советские радары. Нужно было досконально знать план аэропорта, расположение всех постов охраны и угандийских войск, которые могли прийти на помощь террористам. Было необходимо найти страну, власти которой разрешили бы израильским самолетам заправиться горючим.

1358249173_5345

Операцию нельзя было откладывать надолго, чтобы руководители террористов и полусумасшедший диктатор Уганды Иди Амин не начали расстреливать заложников. В планировании операции основную роль сыграли начальник Генерального штаба Армии обороны Израиля Моти Гур, начальник оперативного отдела военной разведки (АМАН) Эхуд Барак, командующий израильскими ВВС  Пелед (1928–2002), командир подразделения особого назначения Генерального штаба Йонатан Нетанияху  и другие. Подготовка операции велась в обстановке полной секретности. Израильские солдаты должны были долететь до Энтеббе на новейших американских транспортных самолетах «Геркулес-130».

Израильтяне договорились с властями Кении о разрешении дозаправиться в аэропорту Найроби. Агенты израильской разведки Мосад представили подробный план здания, где содержатся заложники, расположения охраны, истребителей (системы МиГ) и радарных установок. Израильские военные специалисты, которые в конце 1960-х – первой половине 1970-х гг. были военными советниками в армии Уганды, хорошо знали аэропорт Энтеббе. Генерал  Пелед сообщил Бараку: «У нас есть пилоты, которые уже летали в Энтеббе и знают тамошнее летное поле как свои пять пальцев».

В операции должны были участвовать подразделение особого назначения Генерального штаба, бойцы бригады «Гивати», 35-й десантной бригады, специальное подразделение военно-воздушных сил. На одной из авиабаз в Израиле был выстроен макет аэропорта Энтеббе, который штурмовали участники операции. 4 июля пять самолетов «Геркулес-130» вместе с сопровождавшими их истребителями поднялись в воздух и взяли курс на Энтеббе.

1358249155_344Окончательное разрешение правительства на проведение операции было получено через 15 минут после взлета. Ранее в Найроби приземлились два самолета «Боинг», на борту одного из них был размещен полевой госпиталь. Предполагалось, что в бою может погибнуть около 35 израильтян. Израильскими войсками, высадившимися в Энтеббе, командовал Шомрон. Атакующим был дан приказ открывать по угандийским солдатам только ответный огонь.

ПЛАН ОПЕРАЦИИ
В 23.01 первый транспортный «Гер­кулес» коснулся колесами посадочной полосы Энтеббе. Перед приземлением была пущена в ход дезинформация: на аэродром направляется самолет с осво­божденными палестинцами. За первым самолетом сел второй, а за ним на бо­ковой полосе – два остальных. Из пер­вого самолета выехали два «джипа» и сверкающий черный лимузин, во всех деталях напоминающий личный лиму­зин Иди Амина. Это был еще один от­влекающий ход израильтян. Эту маши­ну прекрасно знали по всей Уганде. Ожидалось, что эта машина вызовет типичную панику при появлении главы государства. Из остальных самолетов, которые даже не успели еще полностью остано­виться, высадились коммандос и заняли свои позиции согласно плану. "Мерсе­дес" и два "джипа" двинулись к старому зданию аэропорта. Здесь они затормо­зили перед постом угандийских солдат. С этого момента события развива­ются в бешеном темпе.

1358249152_232
При виде «аминовского» «Мерседеса» оба часо­вых, разумеется, столбенеют. По ним из пистолетов с глушителями откры­вают огонь подполковник Нетаньяху и сидящий за рулем коммандос. Од­нако – оба очень хорошие стрелки – промахиваются. Один угандец кидает­ся наутек, второго обезвреживают из пулемета, смонтированного на «джи­пе». В это время коммандос бросаются к главному входу терминала. Солдаты вбегают внутрь под грохот выстре­лов, кричат заложникам на англий­ском и иврите: «Израильская армия! Ложитесь!», после чего открывают огонь на поражение. В течение пятна­дцати секунд убиты самые опасные террористы. Но несут потери и залож­ники. Двое из них не выполняют ко­манду штурмующих (как выяснилось позднее, они не понимали ни англий­ского, ни иврита, они говорили на идиш).

Вскочив, они пытаются вы­бежать из здания, но попадают под огонь коммандос и погибают. Нельзя винить в этом штурмующих, так как в таких ситуациях все, что движется – враг. Тем временем через второй вход в терминал врывается другая группа коммандос. Обыскивая помещения терминала, они обнаруживают двух террористов. В руке одного из арабов оказывается граната без чеки. Падая на пол, спецназовец пытается пора­зить террориста очередью из «Узи» еще до того, как тот успеет выронить гранату из рук. Однако не успевает.Chaban1 Граната взрывается, убивая обоих тер­рористов и раня двух израильтян. А в это время на территории аэро­дрома другие группы «зачищают» тер­риторию, захватывают контрольно-диспетчерский пост (КДП), радио­станцию аэропорта и уничтожают МиГи. Но в ходе этих событий проис­ходит еще одна трагедия.
Угандий­ский солдат, чудом уцелевший во вре­мя штурма КДП, успевает выстрелить в находящихся внизу израильтян. Его немедленно уничтожают, но пуля угандийца все же находит цель – она смертельно ранит подполковника Не­таньяху, когда тот по радиостанции отдает команду своим бойцам. Через 40 минут, очистив террито­рию от угандийцев, израильтяне нача­ли эвакуацию заложников в самолеты.

Перестрелка продолжалась 1 минуту 45 секунд. В ходе ее погибли двое заложников, а огнем с охранной вышки был смертельно ранен Йонатан Нетанияху.

442_2_entebbe
Схема действий израильского спецназза в аэропорту Энтеббе

Другие подразделения израильской армии также успешно выполнили свою задачу. Специальный отряд ВВС взорвал МиГи и радарные установки. Подразделение бригады «Гивати», блокировавшее аэропорт снаружи, уничтожило бойцов угандийского отряда, пытавшегося прорваться к аэропорту. Во время боя было ранено девять израильтян (четверо военных и пять гражданских лиц). Одна из заложниц, Дора Блох, помещенная ранее в больницу с тяжелым пищевым отравлением, после освобождения заложников была жестоко убита.

1358249133_32323Первый самолет с освобожденными заложниками вылетел в Израиль через 53 минуты после приземления и начала операции. Прилетевших восторженно приветствовали в аэропорту Лод многочисленные встречающие, среди которых были представители правительства и лидер оппозиции Менахем Бегин.

Большинство стран свободного мира приветствовало Израиль за выдающийся успех в борьбе с международным терроризмом. Президент США Дж. Форд поздравил Израиль с завершением беспрецедентной военной операции, однако операцию Энтеббе осудили в Совете безопасности Организации Объединенных Наций. Представители Советского Союза и арабских государств обвиняли Израиль в «вопиющем нарушении суверенитета Уганды».

Collapse )

Добавляйте журнал в друзья тут и на соц сетях. У меня всегда интересно.
добавить в друзья
карт твитЯ на Твиттер imagesЯ ВКонтакте             images (1) Я на МойМир Маил ру.
кар фейсЯ на Фейсбук скачанные файлыЯ на Одноклассники 1Я на Инстаграм
</div>

Эдуард Кузнецов и «Самолетное дело». Золотая «свадьба»





Clip2net_20062423314пппппппппппппппп7

Ан-2, угон которого был предотвращен КГБ

«Когда я с честью пронесу

Несчастий бремя,

Означится, как свет в лесу,

Иное время».

Борис Пастернак

15 июня мир русского еврейства отметил 50-летний юбилей события, имеющего прямое отношение ко всем, кто покинул СССР в последние тридцать лет прошлого века.

Collapse )

О судьбе детских писателей в стране Советов



Поколения советских школьников зачитывались "Республикой ШКИД". Но никто и никогда не говорил им, что один из её авторов Григорий Белых, после двух с половиной лет заключения в Крестах, умер от туберкулеза в пересыльной тюрьме в возрасте 31 года. А сама книга почти на четверть века была запрещена в СССР.

​Шел 1926 год. В губернский отдел народного образования Петрограда пришли два молодых человека и принесли большую рукопись книги. Пришли сюда, потому что не знали, кому показать свою книгу. Заведующая отделом Злата Ионовна Лилина, к которой они обратились, по совместительству заведовала детским отделом Госиздата. Рукопись осталась у нее, была прочитана, очень понравилась. В итоге рукопись попала в лучшую редакцию того времени к Маршаку и Шварцу. Через год книгой зачитывались дети и взрослые всей страны. Она стала настоящим событием в идеологически правильной советской литературе. Эта книга - "Республика Шкид". А написали её бывшие беспризорники, воспитанники школы имени Достоевского, Григорий Белых и Алексей Еремеев, писавший под псевдонимом Леонид Пантелеев.

Collapse )

Батрак, швец, слесарь, машинист: лица вожаков махновского движения

Фото:  Нестор Махно

Сто лет назад на Изюмщине был создан новый высший военно-политический орган махновцев - Совет революционных повстанцев Украины (РРПУ). Горячее и кровавое лето 1920 года было еще впереди.

Весной 1920-го на подконтрольных красным территориях Украины снова развернулось антибольшевистское повстанческое движение, главной силой которого на Левобережье были махновцы. В конце мая 1920-го Революционная повстанческая армия Украины (РПАУ) во главе с Нестором Махно осуществляла рейд по Харьковской и Полтавской губерниям. В это время она состояла только из 2500 воинов, но небольшая численность компенсировалась высокой мобильностью, развитыми связями с десятками повстанческих отрядов в различных регионах Украины и массовой поддержкой населения.

29 мая 1920-го РПАУ остановилась на дневку в селе Александровка Изюмского уезда. Здесь повстанцы выбрали командиров подразделений армии, а затем на собрании командиров было решено создать РРПУ. В ее состав вошли председатель Рады Нестор Махно, товарищ председателя Виктор Билаш, члены Совета Александр Калашников, Семен Каретник и Василий Куриленко.

Collapse )

Главный шпион США в СССР

Моррис Чайлдс входил в кабинет к Брежневу как к себе домой

Кто был самым лучшим американским агентом в СССР? Инженер Адольф Толкачев, передавший США технические секреты советской авиации и ПВО, за что в ЦРУ ему заслуженно дали прозвище «шпион на миллиард долларов»? Или Аркадий Шевченко – чрезвычайный и полномочный посол СССР, заместитель Генерального секретаря ООН? А может быть генерал ГРУ Дмитрий Поляков, раскрывший имена сотен курсантов разведывательного факультета Военно-дипломатической академии? Агентов, в том числе высокопоставленных, у американцев в Советском Союзе было немало. Однако лишь про одного из них госсекретарь США Генри Киссинджер говорил: «Благодаря ему мы не просто проникли в Кремль – мы знали о том, что находится в головах у хозяев Кремля».

Вечером 10 июня 1977 года в одном из кремлевских залов царила обстановка, увидав которую рядовой советский гражданин оторопело встал бы как вкопанный. За столом, уставленным яствами, сидели генеральный секретарь Леонид Брежнев, главный идеолог страны Михаил Суслов, глава международного отдела ЦК Борис Пономарев, председатель КГБ Юрий Андропов и едва ли не половина всего Политбюро. Вожди, строгие лица которых страна привыкла видеть в телевизоре и на плакатах, вовсю улыбались, шутили и распевали песни. Причем помимо привычных русских народных под сводами Кремля, возможно, впервые разносилась откровенно неуместная здесь «хеппибесдей». Героем этого необычного торжества был сидевший между Брежневым и Сусловым пожилой человек с большими внимательными глазами.
Взяв рюмку с коньяком, Брежнев тяжело поднялся со своего кресла. «Я хочу поднять этот тост за великого человека, чье 75-летие мы отмечаем сегодня, – произнес престарелый генсек. – Мы можем назвать его последним настоящим большевиком. От имени Коммунистической партии и советского народа я вручаю ему орден Красного Знамени. Вы его заслужили, наш дорогой товарищ Чайлдс…». Из четырех миллиардов жителей Земли только восемь человек знали в ту минуту, что руководители СССР на самом деле чествуют не пламенного коммуниста и второго человека в иерархии американской компартии, а сверхсекретного агента ФБР, чьи доклады о тайнах советской политики вот уже 23 года ложатся прямо на стол президента США.

Collapse )

Владимир Соловьев об иудаизме и национальном характере евреев

В этом году исполняется 120 лет со дня смерти выдающегося религиозного мыслителя, стоявшего у истоков русского духовного возрождения XX века Владимира Сергеевича Соловьева. Он родился в 1853 году в семье знаменитого историка Сергея Соловьева и прожил недолгую жизнь, оказав влияние на религиозную философию Николая Бердяева, Сергея Булгакова, Сергея и Евгения Трубецких, Павла Флоренского, Семена Франка, а также на творчество поэтов-символистов – Андрея Белого, Александра Блока и других. Соловьев основал направление, известное как христианская философия, и разработал новый подход к исследованию человека, ставший преобладающим в российской философии и психологии конца XIX-начала XX века.
Отношение Соловьева к евреям было последовательным выражением его христианского универсализма, этических принципов, предписывающих любить все народы как свой собственный. Отвержение евреями Иисуса представлялось Соловьеву величайшей трагедией, предопределившей всю будущую историю еврейского народа, однако философ возлагал вину за упорное неприятие евреями христианства не на евреев, а на самих христиан.

Вот что писал Владимир Соловьев в своей работе «Еврейство и христианский вопрос», отрывок из которой мы предлагаем вниманию наших читателей: «Взаимные отношения иудейства и христианства в течение многих веков их совместной жизни представляют одно замечательное обстоятельство. Иудеи всегда и везде смотрели на христианство и поступали относительно его согласно предписаниям своей религии, по своей вере и по своему закону. Иудеи всегда относились к нам по-иудейски; мы же, христиане, напротив, доселе не научились относиться к иудейству по-христиански. Они никогда не нарушали относительно нас своего религиозного закона, мы же постоянно нарушали и нарушаем относительно них заповеди христианской религии. Если иудейский закон дурен, то их упорная верность этому дурному закону есть, конечно, явление печальное. Но если худо быть верным дурному закону, то еще гораздо хуже быть неверным закону хорошему, заповеди безусловно совершенной».

Collapse )

Шестиконечные «звездочки» генерала Гориккера

Среди простых и эффективных видов оборонительных заграждений особую славу в годы Второй мировой войны получили противотанковые «ежи», которые еще называли «звездочками Гориккера»

Среди более 250 генералов и адмиралов Красной Армии — евреев, служивших до и в годы Второй мировой войны, более полувека оставался забытым конструктор противотанкового препятствия генерал-майор Михаил Львович Гориккер. Ирония истории — памятников «ежу» не счесть, а его изобретателя даже мемориальной доски на стене дома, где он жил, долгое время не удостаивали. Гриф «секретно» окутывал многолетний труд талантливого военного инженера.
Между тем уже в первые дни войны генерал Гориккер предложил простое и надежное средство защиты от наступавших вражеских танков. 3 июля 1941 года на полигоне Киевского танкового училища «звездочки Гориккера» прошли испытания. После наезда на конструкцию вышли из строя два танка. Эту дату можно считать днем рождения противотанкового «ежа».

Автором инженерного изобретения стал родившийся 13 января 1895 года в городе Бериславе Херсонской губернии Михаил Гориккер. В 1908-1915 годы он работал учеником слесаря-кузнеца, затем — мастером в кузнечном цехе слесарно-механической мастерской в городе Каховка. С 1915-го рядовым принимал участие в боях Первой мировой войны. Воевал честно и отважно — тому свидетельством два солдатских Георгиевских креста. После ранения в 1917 году был отправлен в госпиталь. С 1918-го – в Красной Армии, участник гражданской войны. Гориккер всегда стремился обогатить свои знания, и в 1929 году поступил слушателем в военную академию моторизации и механизации. Небывалый даже по тем революционным временам расклад – начальник над военными академиями сел за парту простым учеником!
В 1933-м он окончил академию по первому разряду, получил звание военного инженера и служил в мотомехвойсках РККА. Как вспоминает сын генерала-изобретателя кинорежиссер Владимир Гориккер, Михаил Львович был назначен начальником Московского танкового технического училища, которое в 1938 году было переведено в Киев. Одновременно Гориккер был назначен начальником гарнизона Киева. В 1940-м он оказался в числе самых первых советских генералов, которым сразу было присвоено это новое звание.
Еще в довоенное время Михаил Гориккер задумывался о создании действенного барьера для танков. Он работал круглосуточно, днем издавал приказы по городу, а ночью мастерил что-то странное – непонятные маленькие конструкции из клея и спичек.
Начавшаяся война сыграла в его поисках роль своеобразного катализатора. Почти сразу же после нападения немецких войск на СССР генерал-майор Гориккер нашел удачное решение не дававшей ему покоя технической задачи. Значимость изобретения заключалась в мобильности «ежа» в отличие от принятого к тому времени статичного противотанкового препятствия. В качестве танков, пытающихся преодолеть заграждения, на испытаниях использовались Т-26 и БТ-5. Результаты испытательных проездов по четырехрядному заграждению были просто замечательными. Так, во время первой же попытки проехать через ряды «звездочек» танк Т-26 лишился люка масляного насоса и повредил масляную систему. Через несколько минут все масло, имевшееся в танке, вытекло наружу, и боевая машина не смогла продолжать свой «рейд». На ремонт ушло несколько часов. БТ-5 отделался легче – разогнавшись, он смог преодолеть «звездочки». Но это стоило танку погнутого днища и поврежденной трансмиссии. И тоже понадобился ремонт.
Попытки слезть с «ежа» приводили только к тому, что гусеницы танка все больше и больше выбрасывали из-под себя землю. При этом нередко «еж» начинал уродовать корпус танка, рвал гусеницу. Вскоре рогатки стали оплетать колючей проволокой. После того, как немецкие танкисты познакомились с «ежами», они отказывались от атак, лишь завидев впереди грозную конструкцию.
Заграждения из «звездочек» показали свою эффективность. Испытателям танкодрома Киевского училища поручили подобрать оптимальный порядок расстановки нового заграждения. 3 июля 1941 года испытательная комиссия в составе секретаря ЦК КП(б) Украины по машиностроению, заведующего отделом оборонной промышленности ЦК, представителей заводов и начальника Киевского гарнизона генерал-майора Гориккера по результатам проведенного испытания издали постановление о принятии нового противотанкового препятствия на вооружение Красной Армии, а также о массовом изготовлений «ежей» и об использовании их для защиты на танковых направлениях.

Collapse )

Праведник народов мира, баптистский пастор А. М. Кецко: Спасал евреев и репрессирован НКВД




Антона Митрофановича Кецко

   Родился Антон Митрофанович 14 февраля 1907 г. в д. Замогилье Краснослободского (ныне Солигорского) района Минской области. В семье было 6 детей. С 10 лет трудился пастухом, в 21 год работал лесником и кузнецом.

   В 1923 году в Слуцке начал посещать церковь ЕХБ (евангельских христиан-баптистов). 18 августа 1928 года в Старобинской общине евангельских христиан принял водное крещение по вере.

   В 1927 и 1930 годах ему было отказано в призыве в РККА, в причине написано: «Евангелист».

   В 1930 году арестован в Слуцке и направлен в лагерь для строительства железной дороги Орша-Лепель. Освобожден в 1933 г.

   С 1937 до 1940 года работал прорабом на Белорецкой железной дороге (Урал). В 1940 году, стремясь избежать еще одного ареста, уехал в Минск и устроился работать прорабом на строительстве авиазавода (ныне – тракторный завод).

Антон Митрофанович с женой Ниной Адамовной, 1940 г.

   Сразу после нападения фашистских войск на СССР, работая на стройке военного значения, А.М. Кецко по приказу участвовал в строительстве бомбоубежища в г. Минске. Когда 27 июня 1941 года попытался с семьей эвакуироваться, то попытка не удалась. Так как не было средств пропитания семьи в деревне, вернулся в Минск. Устроился на работу стекольщиком при военном госпитале.

   В январе 1942 года А.М. Кецко избрали пресвитером Минской церкви ЕХБ.

   Антон Кецко вместе с Владимиром Канатушем во время оккупации Минска гитлеровскими войсками взяли на себя ответственность за жизнь верующих в Минске, которым за нелегальные собрания грозил расстрел. Было получено официальное разрешение от оккупационной власти на проведение богослужений на белорусском языке по всей территории Беларуси. В г. Минске было выделено помещение по адресу ул. Островского, д. 2 (близ здания Петропавловской (Екатерининской) церкви по ул. Немига) – бывший рыбный склад. А.М. Кецко, будучи строителем, совместно с верующими Минской церкви ЕХБ отремонтировали бывший рыбный склад. Был  проведен обряд освящения дома молитвы.

Здание в Минске по ул. Островского, д. 2, где в годы войны собиралась Минская церковь ЕХБ

   В Минске во время оккупации было более 600 детей, оставшихся без родителей, содержавшихся в 6 приютах. Староста городской управы Ивановский предложил православной церкви взять под опеку два приюта, католической – также два, и Минской церкви ЕХБ – остальные два, что и было сделано.

  В дни оккупации Минска по предложению директора детского дома №7 Веры Спарнинг (Ворониной) Кецко организовал большую материальную помощь Минским детским домам №2 и №7, в которых содержалось 126 детей разных национальностей, в том числе 72 еврейских. По всей Белоруссии для детдомовских детей собирались продукты, одежда, обувь. Ему в этом активно помогали жена Нина Адамовна и члены церкви.

   Помимо этого оказывалась посильная помощь всем нуждающимся. Так, Минская церковь ЕХБ выдавала справки партизанам, а также людям, попавшимся гитлеровцам за связь с партизанами, о том, что они посещали молитвенный дом, чтобы они могли беспрепятственно выехать из города. А.М.Кецко лично ходил в гестапо, чтобы ходатайствовать о людях, говоря, что они посещают его церковь, чтобы спасти их от смерти.

   Оккупационные власти часто проверяли детские дома на наличие еврейских детей с целью их уничтожения. Некоторых еврейских детей стригли наголо, чтобы в них было трудно узнать евреев, а некоторых прятали и вместо них предъявляли нацистам дочерей Кецко Лидию и Валентину и детей других верующих. Гитлеровцы беседовали с детьми с целью узнать, кто они и кто их родители, был риск разоблачения и смерти. Результатом деятельности Кецко совместно с руководителями приютов стало то, что все 126 детей из двух приютов были спасены от голодной смерти, а 72 из них еврейских детей – от расстрела.

   Предупреждал о проверках детских домов оккупационными войсками с риском для своей жизни немецкий офицер Герхард Крюгер.

Герхард Крюгер (1-й слева), фото во время оккупации БССР

   Во время войны А.М. Кецко удалось издать 15000 экземпляров «Нового Завета» и 5500 песенников на белорусском языке, что вменилось ему в дальнейшем в антисоветскую деятельность.

   Также Антон Митрофанович участвовал в выводе военнопленных из концлагеря при помощи трех немецких офицеров (в том числе Г. Крюгера).

   30 июня 1944 года, незадолго до освобождения Минска, Антона Митрофановича вместе с семьей принудительно отправили (согласно его личным письменным воспоминаниям, хранящимся в музее) на работу в Германию.

   После возвращения в Минск в октябре 1945 года А. М. Кецко устроился на работу в Академию наук, где проработал столяром всего 6 дней.

Антон Кецко (справа) с товарищем в лагере «Тахтамыгда», 1949 г.

   Его арестовали по пути на работу 2 ноября 1945 года. Вечером того же дня в комнату по ул. Пролетарской, д. 41, кв. 5, где жила его семья, пришла с обыском милиция. Так как дом их сгорел во время оккупации, жили у сестры жены в комнате 9 кв.м. (семья Кецко с тремя детьми и семья сестры жены – всего 8 человек).

   28 марта 1946 года военный трибунал войск НКВД Минской области осудил Кецко на 10 лет по статье 72б УК БССР («проведение контрреволюционной пропаганды и возведение клеветы на Советскую власть»). До 10 лет срок был уменьшен благодаря ходатайствам со стороны персонала детских домов и спасенных детей.

   Отбывал в лагере «Тахтамыгда» Амурской области, откуда вернулся досрочно в 1953 году в связи со смертью Сталина.

   После возвращения из лагеря Антон Митрофанович работал в различных организациях Минска на строительных должностях.

А.М. Кецко с женой сразу после возвращения из заключения, 1953 г.

   С 1967 года А.М. Кецко вышел на пенсию, его избрали старшим пресвитером церквей ЕХБ Минской области, заместителем старшего пресвитера Всероссийского Союза ЕХБ по БССР.

   Подвиг Антона Митрофановича заключался в том, что, несмотря на самые сложные условия жизни, оккупацию, репрессии, он спасал жизни людей, не озлобился на людей и остался верным своему кредо, записанному в Библии, в Книге пророка Исаии 1 глава 17 стих: «научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступайтесь за вдову».

А.М. Кецко проповедует в Минской церкви ЕХБ, начало 1970-х гг

   Умер А.М. Кецко 29 марта 1978 года, похоронен на Чижовском кладбище в г.Минске. Реабилитирован посмертно 9 февраля 1994 года Минским областным судом.

   25 февраля 2001 года Институт катастрофы и героизма европейского еврейства в Иерусалиме «Яд ва-Шем» удостоил Веру Спарнинг, а 16 ноября 2005 года - Василия Орлова (в городской управе г.Минска во время оккупации заведовал распределением бездомных и осиротевших детей), Антона Кецко и Марию Воронич (заведующая детского приюта №2) почетного звания «Праведник народов мира» за спасение 72 еврейских детей в период оккупации.

Именная медаль «Праведника народов мира» А.М. Кецко от Института «Яд ва-Шем», врученная его дочери
Галине в Минске 26.05.2006 послом Израиля в Республике Беларусь

   В настоящее время в зале №6 музея «Нацистский оккупационный режим на территории Беларуси. 1941 – 1944 гг» экспонируются копия грамоты А.М.Кецко, его личная Библия, песенник христианских гимнов на белорусском языке.

   В фондах музея хранятся фотографии, письма, рисунки, стихотворения, автобиография и другие документы А.М. Кецко.

Младший научный сотрудник музея Г.В.Короткевич с дочерьми А.М. Кецко в музее, зал №6,
у стенда с фотографией и экспонатами А.М.Кецко

   В Саду праведников народов мира "Яд ва-Шем" (Иерусалим, Израиль) на мемориальной плите в разделе "Беларусь" в честь подвига Антона Митрофановича Кецко выбито его имя (KETSKO ANTON).

   Верующие разных конфессий и спасенные А.М. Кецко во время ВМВ и их дети чтут память Антона Митрофановича.

«Человек, спасший одну жизнь, спас все человечество»
(слова из Талмуда, начертанные на медали «Праведник народов мира»)

Автор: младший научный сотрудник отдела научно-просветительской работы, магистр богословия, выпускник Московской богословской семинарии ЕХБ Г.В. Короткевич