September 26th, 2016

плащ

Ориентальная кошка. Выставка кошек в Тель-Авиве, 17.09.16. Часть 5

Ориента́л — порода кошек, официально признанная в 1977 году в Америке. Отличительные признаки — длинное стройное тело, утонченный костяк и крепкая мускулатура, клиновидная голова, очень большие уши, тонкий длинный хвост, игривость, разговорчивость, дружелюбный характер, привязанность к человеку.
Принадлежит к сиамо-ориентальной породной группе.
Фото 1.


Фото 2.


Collapse )


promo grimnir74 march 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…
плащ

Не знаешь, что подарить на Рош а-Шана? «Баркан» знает!

erka 1

Специально к празднику самая титулованная винодельня страны «Баркан» предлагает израильтянам замечательный подарок, с которым не стыдно прийти в гости: набор из двух элитных вин линейки Special Reserve с прекрасными и полезными дополнениями.

Вы можете выбрать две бутылки из широкого ассортимента, включающего каберне совиньон, совиньон блан, мерло, пти вердо, шираз, розе, пинотаж и многие другие вина, приобрести их и получить бесплатно, в качестве подарка красивую упаковку с элитными винными аксессуарами: профессиональный штопор, аэратор, вакуумная пробка и «кольцо сомелье», не дающее каплям вина стекать по горлышку.

Collapse )

плащ

Подпольная еврейская математика

Не в силах смотреть, как «валят» евреев при поступлении, она встречала их сразу после экзаменов и помогала писать апелляции. Когда же стало ясно, что все без толку, в своей квартире создала «Еврейский народный университет». В течение следующих пяти лет лучшие математики выучили порядка 400 студентов. А потом Беллу Субботовскую при очень странных обстоятельствах насмерть сбил автомобиль.

Collapse )

плащ

«Вслед кричали: «Ганьба! Нахалы!»»

«Это Ильченко и Карцев. А это жена Ильченко и Карцева...» – так однажды по ошибке представили Татьяну Ильченко. В этой фразе не хватало лишь Жванецкого: друзья были неразлучны. В интервью Jewish.ru вдова Виктора Ильченко Татьяна вспомнила, как зарождалась дружба трех талантливых артистов, а также рассказала, почему они все ушли от Аркадия Райкина, что хорошего им принесла одесская холера и чем обернулся отказ «размовлять на мове».

Как вы познакомились с Виктором Ильченко?
– Это было в 1958 году, в одесском студенческом театре «Парнас». Я пришла в него, закончив институт. Я коренная одесситка, а Витя приехал в наш город из Борисоглебска. Он мечтал о море и поступил в одесский Институт инженеров морского флота. На том же факультете занимался и Жванецкий, он был на три курса старше. Миша уже писал своим опусы и был корифеем студенческой самодеятельности. Сперва Витя и Миша соперничали, а потом начали писать вместе. Вскоре они подружились. Витя часто приходил к Жванецким, и его там очень хорошо принимали. У Жванецкого была замечательная мама. По отношению к сыну у нее было три кредо: «Мишенька, поешь!», «Мишенька, не пей!» и «Миша, пиши! Пиши!»

Вы с Ильченко сразу полюбили друг друга?
– Даже и не знаю. Конечно, я была восхищена его талантом. К тому же он был очень интересным собеседником, все на свете знал. Мы долго встречались, еще ничего не было решено. И вдруг в Николаеве, на посиделках после гастролей, один из «парнасцев» встает и при всем честном народе объявляет о нашей помолвке. Мы широко открыли рты, но отступать было некуда. В 1959 году мы поженились. Поутру отправились в самый старый одесский загс, что напротив оперного театра. У Виктора даже белой рубашки не было, Жванецкий ему подарил голубую. Расписались и разбежались: он направо, в порт, а я налево – в свое конструкторское бюро. Потом мы с Витей взяли рюкзаки и поехали на песчаную косу, что разделяет море и лиман по дороге из Одессы в Белгород-Днестровский. Коса очень узкая – километр, не больше. Сейчас она уже обжитая, там дачки стоят, а тогда это было пустое место – песок и вода. Мы разбили палатку, жарили рыбу на примусе. Стояла жара, не было ни деревца, ни кустика, чтобы от нее укрыться, и примус в результате заклинило, пришлось готовить на костре. Неделю мы там были – ночью под звездами, днем под жарким солнцем. Так мы провели свое свадебное путешествие и назад приехали черными, только зубы блестели.

Как ваш муж и Жванецкий попали в Москву, в театр Аркадия Райкина?
– Летом 1961-го в Одессу вернулся бывший артист «Парнаса» Роман Карцев: год назад он поступил в театр Райкина, а сейчас приехал в отпуск. На улице Рома случайно столкнулся с Витей – тот вел нашего маленького сынишку на бульвар. Карцев сказал: «А ты не хочешь показаться Райкину?» С этого начались события, определившие дальнейшую жизнь и нашей семьи, и Ромы, и Миши Жванецкого. Райкин в это время тоже был в Одессе – отдыхал в санатории имени Чкалова. Виктор что-то ему показал, тот вроде хотел его взять. Но у него были сомнения: «В Одессе у вас семья, как же вы переедете в Москву?» Мы с Витей много разговаривали на эту тему. Я понимала, что рискую, отпуская его в столицу. Неизвестно, что станется с нашей семьей, выживет она или разрушится. Мне было очень трудно и тяжело, но я решила, что если у нас истинные чувства, настоящая любовь, то семья уцелеет. А если я ему запрещу ехать, когда он так этого хочет, то будет плохо. Поэтому я отпустила Витю.
Жванецкий не мог этого перенести. К Райкину уехали и Ильченко, и Карцев, а он, как говорил сам, «сидит на куче угля и пишет свои миниатюры!». В следующем году он решился: сорвался с места, уволился из порта и уехал в Ленинград в никуда, «на лавочку». Ни работы у него там не было, ни родни. А Жванецкий уже был семейным человеком, у него имелась прекрасная жена Лариса Кулик. Мы с ней очень подружились. А после того как наши мужья уехали в Ленинград, стали еще ближе, очень за них волновались, как могли, старались помочь. Жванецкий уехал в Москву без денег, у него не было ни копейки за душой. Поддерживали его друзья, Ильченко и Карцев, которые получали по 88 рублей. Они ютились в съемной комнатушке и как могли подкармливали голодного Жванецкого. Миша писал, пытался предлагать свои произведения Аркадию Исааковичу. Но тот не очень в них нуждался: для него писали Генриары – Генин, Рябкин и Рыжов, три эстрадных писателя, и известные юмористы Хазин и Поляков. Райкин иногда брал миниатюры Жванецкого, но они в основном «складывались в сундук».

Collapse )
плащ

Почему израильские вина так дорого стоят?




Есть темы вечные, неизменно вызывающие интерес собеседников. Можно бесконечно долго смотреть на море, на костер и на работающих людей. И можно бесконечно долго говорить о детях, политике и ценах. Дороговизна вина в Израиле — одна из таких вечных тем. На винных турах и дегустациях, в беседах с любителями вина она возникает постоянно.

Часто говорят, что, дескать, в Европе можно купить вино за 3-5 евро, а в Израиле «такое же» местное будет стоить 90-100 шекелей. Услышав это, я вспоминаю знаменитый монолог Жванецкого в исполнении Романа Карцева про раков: «те вчера были по пять, но большие, а эти маленькие, но сегодня, но по три»…

Цена на вино, как на любой другой продукт, складывается из разных факторов. В этой статье мы попробуем осветить некоторые из них.

Малые производители борются за выживание

В основе высоких цен в Израиле — не налоги и не расходы на кашрут. Есть куда более важный фактор, влияющий на ценообразование: диспропорция производителей. Крупные производители вольно или невольно, но образуют негласные картели, продавая свою продукцию по схожим ценам. Они находят приемлемый оптимум — максимальную из минимальных цен — которая отвечает массовому спросу.

Если просмотреть статистику израильских виноделен, то крупнейшие 12 из них производят более 90% вина в стране. Причем 3 самых больших — винзаводы Баркан, винодельни Голанских высот и «Кармель» вместе производят 85-88% общего количества. Ещё примерно столько же производят вместе около десятка виноделен-«миллионеров». И всего 5-7% рынка остается на долю 300 виноделен, включая бутики с выпуском 20-50 тысяч бутылок в год и так называемые «гаражные» винодельни, которые в год выпускают не более одной-двух тысяч бутылок.


Гиганты зарабатывают с производства и продажи дешевых вин массового сегмента. Это вина, розничной ценой в 20-40 шекелей. Выпуская их многомиллионными тиражами, винзаводы обеспечивают себе низкую себестоимость, и достаточно успешны в коммерческом плане. Лишь свои лучшие вина они производят для престижа, в очень ограниченных количествах, не особо заботясь при этом о коммерческой стороне дела.

Небольшие винодельни-бутики о такой роскошной жизни даже мечтать не могут. Они каждый день ведут борьбу за выживание. Они постоянно вынуждены гнаться, с одной стороны, за высоким качеством продукции, иначе их не будут покупать. С другой стороны, высокие издержки производства, ручной труд и небольшие количества производства порождают высокие производственные затраты, себестоимость и цену. Получается замкнутый круг. А если добавить к этой картине интерес торговых посредников между производителями и продавцами, оптовиков, которые забирают себе существенную долю заработка винодельни — то становится ясно, почему их вина столь дороги в магазинах.

Средние и мелкие винодельни зажаты в коммерческие тиски рэкета распространителей. Они вынуждены продаваться и довольствоваться лишь частью торговой выручки, за вычетом маржи продавцов и распространителей — либо самостоятельно искать каналы сбыта своей продукции. Но виноделы должны уметь делать вино, а не продавать его. Не будучи профессиональными торговцами, они порой допускают ошибки, и в итоге терпят убытки.

За тот десяток лет, что я занимаюсь изучением винной промышленности Израиля, несколько известных виноделен, имевших хорошую репутацию, производивших высококачественные вина, потерпели финансовый, коммерческий и производственный крах. По разным причинам, зачастую из-за человеческого фактора. Кому-то не повезло, кто-то ошибся. Лишь единицы смогли подняться вновь, а многие просто закрылись.

«Дрейф спроса»: пусть дороже, но лучше

В конечном итоге, предпринимателей не интересуют фантазии потребителей об идеале, их мечты о качественном, но дешевом вине: вино будет стоить ровно столько, сколько за него будут готовы отдать. И хотя ситуацию осложняют современные манипулятивные методы маркетинга, которые навязывают потребительские стереотипы — человек все равно идентифицирует себя с определенным сегментом рынка.

Выбирая машину, кто-то ищет малолитражку, а другому нужен спортивный «кар» ручной сборки. Выбирая вино, одни покупают «три бутылки за сто шекелей», другие — одну бутылку за 40-50 шекелей, следующая группа ориентируется на цены 60-80 шекелей, и так по нарастающей, вплоть до запредельных для подавляющего большинства покупателей цен на великие вина, что доходят до тысяч и десятков тысяч шекелей за бутылку.

На подобную сегментацию рынка влияет общая тенденция — доля качественных вин в общем объеме израильского производства растет, как минимум, все последнее десятилетия. Общедоступными стали самые передовые агротехники и методы виноградарства; постоянно и повсеместно внедряются новейшие организационные, химические и технические находки — от методов ведения хозяйств до обработки и переработки ягоды и сусла, от методик винификации до условий хранения и транспортировки.

Естественно, внедрение инноваций увеличивает итоговую цену продукта. Но, с другой стороны, покупатель, привыкнув к хорошему вину, уже не заинтересован в «понижении планки». Происходит дрейф спроса в дорогостоящий сегмент рынка — тем более, что и уровень компетентности публики тоже растет день ото дня.

Медленный оборот капитала

Ещё одна существенная особенность виноделия заключается в том, что оно находится на стыке сельского хозяйства и промышленности. Как аграрная отрасль, виноградарство и виноделие имеет сезонный характер: не соберешь урожай винограда чаще, чем раз в год. Да и каждый вид работы в винограднике делается только в свое определенное время. Есть работы зимние, весенние, летние…. Природу не ускоришь, не перенесешь, не рационализируешь.

Сезонность — один фактор, а другой — риск. Виноделие подвержено влиянию климатических и природных катаклизмов. Примеров тому множество: град в Бургундии и заморозки в Шабли во Франции этим летом, пыльная буря в начале сентября в Израиле год назад, и так далее. Эти риски, естественным образом, также становятся одним из ценообразующих факторов.

С точки зрения использования капитальных и финансовых активов виноделие относится к отраслям с медленной оборачиваемостью. В сегменте премиальных вин, для примера, уровня испанских «Риоха Резерва», вино поступает на рынок через пять лет после сбора урожая. И все это время винодел платит зарплату персоналу, оплачивает производственные затраты, покупает бочки, бутылки, пробки… Следовательно, либо винодельня должна иметь хорошую «финансовую подушку», т.е. свободный резерв, позволяющий пережить этот период, либо она должна иметь надежную и постоянно открытую кредитную линию — которую, кстати, тоже надо оплачивать.


Три важных вывода на «посошок»

Таковы основные моменты, определяющие, в той или иной степени, розничную цену вина. Однако их перечисление, и даже понимание всех этих факторов не отвечает на конкретные вопросы простых людей. Потому приведу в заключение три главных, на мой взгляд, вывода.

1. О сравнении цен в Европе и в Израиле. Здесь все просто, народная мудрость ответила задолго до нас. Как говорится, за морем телушка полушка, да рубль перевоз. И ничего с этим не поделаешь.

Кроме того, у импортеров нет мотивации везти в Израиль дешевый товар низкого качества, потому что он не сможет конкурировать с аналогичным местным товаром, который стоит, как было сказано выше, максимально возможную из минимальных цен. Без транспортировки из-за моря.

Поэтому сравнивайте корректно. Если вы берете, к примеру «простую» «Вальполичеллу» из Италии за 2-3 евро, то аналогичное вино у нас стоит 30-40 шекелей, или в среднем — 33 шекеля (3 за 100). Да, это в два раза дороже, но это те самые расходы на кашрут, наши налоги на оборону и прочее, наше «островное», в экономическом смысле, положение. А то качественное вино, что мы покупаем здесь за 80 шекелей, в Европе стоит 7-10 евро.

2. О разных ценовых сегментах. Каждый из нас, покупателей, интуитивно уже нашел свою нишу. И покупает вино какого-то определенного сегмента. И качества. Потому, что бы там ни говорили скептики, но цена есть некий компромисс между спросом и предложением, а следовательно, и качеством товара.

Поэтому хочу дать совет. Пробуйте иногда выйти из привычного сегмента. Раз в один, два, три месяца купите вино из следующей ценовой ниши. Только сделайте это не спонтанно, а подготовьтесь, поищите отзывы в интернете, в книгах, поспрашивайте друзей и людей, вкусу которых вы доверяете.

Может быть, вы разочаруетесь, и трата лишних 20 шекелей окажется неоправданной. Но скорее всего, и я ответственно это заявляю — вам понравится. Вы почувствуете более богатые ароматы, сложные вкусы. Пробуйте, изучайте и пробуйте.

3. О великих винах и запредельных ценах. Приведу автомобильную аналогию израильского винодела Идо Левинсона. «Мерседес» стоит, возможно, в 3 раза дороже, чем «мазда». А «мазерати» может стоить в 5 раз дороже «мерседеса». Значит ли это, что «мазерати» в 15 раз лучше «мазды»? Ответ отрицательный. В конце концов, у обоих есть колеса, руль и мягкие сиденья. А вот спрос на них разный. Но тоже, между прочим, не в 15 раз.

Так и с винами. Есть вина хорошие, вкусные, без дефектов и болезней, по приемлемым ценам. Те, что называются «вином к столу на каждый день». Есть вина выше уровнем, которые мы открываем «по поводу» и к датам. Мы покупаем их заранее и бережно храним. И, наконец, есть винные «мазерати», про которые мы обычно только читаем. Потому что их цены выходят за рамки допустимого для нас.

Мир вина, как любой мир, богат, огромен, разнообразен и интересен. Это увлекательно — узнавать новые вина, винодельни, винные регионы, новые сорта, ароматы, вкусы. Не позволяйте цене, а главное, своему брюзжанию, закрыть дверь в этот увлекательный мир.

Лехаим!

Меир Чернецкий — специально для НЭП
плащ

Россия поменяла одно вранье на другое о сбитом ею «Боинге»

Российское министерство обороны опровергает само себя, пытаясь замести следы в связи со сбитым пассажирским самолетом на Донбассе


Cамолет Boeing (Иллюстрация)
Cамолет Boeing (Иллюстрация)
Thinkstock

Нидерланды 28 сентября намерены обнародовать официальные результаты расследования причин катастрофы крушения рейса MH17. 17 июля 2014 года самолет Boeing 777 авиакомпании «Malaysia Airlines» с 298 людьми на борту выполнял полет из Амстердама в Куала-Лумпур. На Донбассе, над территорией, оккупированной российско-террористическими войсками, самолет потерпел крушение. Все пассажиры и члены экипажа погибли.

На следующий день начальник Главного оперативного управления Генштаба Вооруженных сил Российской Федерации генерал-лейтенант Андрей Картаполов дал брифинг, на котором официально заявил: «Российскими средствами контроля воздушной обстановки 17 июля был зафиксирован набор высоты самолетом украинских ВВС, предположительно Су-25, в направлении пролетавшего в том же районе малазийского лайнера. Удаление Су-25 от «Боинга» составляло от 3 до 5 км»,

Ныне же, когда версия уничтожения украинским истребителем пассажирского самолета не нашла подтверждения, Россия продолжает извиваться как уж на сковородке, дабы обелить себя.

Вот только вместо обеления выходит с точностью до наоборот. Министерство обороны России озвучило новую ложь, которая опровергает его же вранье двухлетней давности.

Collapse )
сионист

Обнаглевшие сирийцы в Литве

Сирийские беженцы не хотят жить в бедной Литве

Привезенная в Литву семья сирийских беженцев потребовала отправить ее в Канаду или другую страну с развитой системой социальных гарантий, сообщает литовский портал Delfi.lt.

В начале сентября 2016 года в Вильнюс прибыли 20 беженцев из Сирии: три семьи — шесть взрослых и четырнадцать детей. В Литву они попали из лагеря для беженцев в Турции. "Не важно, что это за страна, богатая или небогатая, человек хочет жить в безопасности", — сказал тогда мигрант Мохаммед Али Абдула. Но, как оказалось, для них имеет значение, богатая ли страна.

Сейчас он говорит, что ООН, переселяя его и его семью в Литву, обманула их. "Когда мне было сказано, что Литва тоже принимает беженцев, я сразу спросил, будут ли там предоставлены такие же права, как в Германии, Швеции или других странах ЕС. Мне сказали, что да, Литва среди тех стран, что принадлежат к так называемому А-классу. Но когда мы приехали, и заместитель директора этого центра объяснила нам процесс интеграции и рассказала, какие пособия нам будут платить, я понял, что я оказался в неподходящем месте", — заявил Абдула.

Он добавил, что недоволен и системой здравоохранения страны. "Я уже вижу, что как больной человек, скорее всего, не смогу работать. Я пойду лечиться, должен буду сидеть дома. Как мне содержать семью?" — возмущается сириец.

Collapse )