June 4th, 2016

В доме Иуды не говорят о рожковом дереве

Но мы не господа искариоты в их сицилийской версии, поэтому поговорим именно о данном растении

Одно самых интересных растений Израиля – "рожковое дерево". И, конечно же, народы, жившие в Средиземноморье, не обошли его в своих легендах и преданиях.

Рожковое дерево относится к семейству Цезальпиниевых. Народные названия на русском: сладкий рожок, цареградский стручок, Иоаннов хлеб, на иврите называется харув, отсюда и английское кэроб, а на идише – боксер.

В ТАНАХе это дерево не упоминается ни разу, однако существует толкование изречения "…и питал его мёдом из скалы" (Дварим 32:13) как относящегося к рожковому дереву, которое растёт среди скал, и чьи созревшие плоды напоминают по вкусу мёд (Иерусалимский Талмуд Пеа 7:4).

Дерево может плодоносить 80-100 лет. Кроме семян, рожки содержат сочную сладкую мякоть. Плоды используют в пищу, на корм скоту. Выжатый из плодов сок употребляют как сладкий сироп и сырье для получения спирта.

Collapse )
promo grimnir74 march 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…

История установления границ подмандатной Палестины

Сейчас много любят говорить о правильных и неправильных границах Израиля. На самом деле все эти границы - не более чем игры колониальных держав, не имеющие никаких исторических, национальных и культурных обоснований. Границы Израиля не расширены, а урезаны даже с учетом Иудеи и Самарии. Кто знает историю - тот в курсе. Данная статья рассказывает о том, как начали формироваться границы нынешнего Израиля и соседних государств в 20 веке.

Davids-kingdom

Первая граница была проведена еще до Первой Мировой войны и планов раздела Оттоманской империи, а именно граница с Египтом. После оккупации Египта Британией в 1882 граница была проведена по линии Эль-Ариш-Суэц.

 В 1892 году лорд Кромер, генеральный консул Великобритании и фактический правитель Египта, добился от Оттоманской империи передачи управления Синайским полуостровом Египту, с сохранением формального турецкого суверенитета. В 1905 британские войска попытались передвинуть границу де-факто: занять Табу и Акабу и продвинуться до Рафиаха. Турки воспрепятствовали продвижению, дипломаты двух сторон начали переговоры, подкрепляемые маневрами армейских частей. Турецкий губернатор Египта Мухтар-паша (формально Египет оставался под оттоманским сюзеренитетом до Первой Мировой войны) предлагает компромиссный вариант: провести границу посреди полуострова от Эль-Ариша до Рас-Мухаммада, но Британия в апреле 1906 предъявляет ультиматум и добивается проведения границы по кратчайшей линии от Рафиаха до Акабы (с легкими отступлениями от прямой линии из-за расположения водных источников).

 В октябре 1906 Оттоманская империя принимает ультиматум, и Синай переходит к Египту. Из-за отказа командира турецкой заставы в Ум-Рашраше (нынешний Эйлат) пропускать англичан был достигнут местный компромисс, и проведение границы началось не от Акабы, а от Табы. Эта граница разделяла Египет и подмандатную Палестину, и затем стала государственной израильско-египетской границей.


 

Collapse )

Операция Караме. История Цахаля.

Israeli raid in house during Karama.jpg



Большинство израильтян, переживших в 1967 году Шестидневную войну, надеялись, что с войнами наконец-то покончено навсегда. В первые послевоенные годы в стране царила эйфория: еще бы, Израиль значительно расширил свои границы и чувствовал себя сильным и непобедимым



Границы действительно расширились: на юге до Суэцкого канала, включая Синайский полуостров и Эйлатский залив Красного моря, на востоке - до реки Иордан, на севере - включая Голанские высоты и гору Хермон. Мир вдруг обратил изумленное внимание на маленькое еврейское государство, которое всего за шесть дней обратило в бегство грозных, воинственно настроенных арабских соседей и отхватило у них солидные территориальные куски.

Иностранные компании стали инвестировать в Израиль, многие государства пожелали установить или расширить дипломатические и торгово-экономические отношения. Евреи диаспоры преисполнились гордости за своих ближневосточных соплеменников и пожелали на добровольных началах внести посильный вклад в развитие Израиля.

Всеобщее ликование обошло стороной только арабские государства. Получив от израильтян весьма ощутимый удар, в том числе и по национальной гордости, они еще больше преисполнились ненавистью к Израилю и желанием во что бы то ни стало стереть его с карты Ближнего Востока. Правда, они уяснили себе, что конвенциональным - военным - способом достичь этой цели им будет крайне сложно. Значит, действовать следует по-иному. И они развязали против Израиля войну совершенно другого характера, долгую, изнурительную и наносящую столь же болезненные удары, сколь и полномасштабные военные действия, - террор. В качестве основных исполнителей воли арабского мира выступали палестинцы, которые, проникали в самые чувствительные места, расстреливали и взрывали мирных граждан.


Не бездействовали и вооруженные силы ближайших соседей - Египта, Иордании, Сирии, - осуществлявшие провокации каждый на своем "фронте", беспокоя подразделения, ЦАХАЛа, дислоцированные у новых границ, и жителей расположенных неподалеку населенных пунктов. Иорданская артиллерия обстреливала долину Бейт-Шеана, египтяне не оставляли в покое армейские объекты, расположенные вдоль линии Суэцкого канала, сирийцы терроризировали поселения на Голанах и помогали группам боевиков проникать на территорию Израиля со стороны ливанской границы.

Однако самой большой головной болью Израиля была палестинская террористическая организация ФАТХ, которую пестовали, вооружали, вдохновляли и подстрекали арабские страны и Советский Союз. Террор становился все более ощутимым день ото дня. И поднялась эта смертоносная волна практически сразу же после победы Израиля в Шестидневной войне. Разумеется, ЦАХАЛ не сидел сложа руки и отвечал на каждую вылазку террористов очередным ударом по ним самим и по их вдохновителям.

Collapse )

Долина Слез - подвиг 7 бригады.

191.66 КБ


Голанские Высоты. 6 октября 1973 года. Суббота. Иом-Киппур. 2 часа дня. Координируя свои действия с Египетскими войсками, Сирийцы начали полномасштабное наступление на север Израиля с целью возвращения территории, утраченной 6 годами раньше во время Шестидневной Войны. Хотя из-за давления со стороны Египта изначальный план Сирийского Генштаба, операция "Овда", предполагавший самое массированное и концентрированное использования бронетехники и военной мощи за всю историю войн (1200 танков и 600 стволов артиллерии калибра более 120 мм на фронте в 75 км) был отменен в пользу более последовательного, предполагавшего стадийное накопление мощи и захват стратегического плато, соотношение сил на Северном фронте в пользу арабов было примерно 10 к 1. На начало войны, оборону Голан осуществляли две израильские неполные бронетанковые бригады - 7 и 188. Обе они по праву считались элитой элит израильской армии, вооруженными новейшими "Центурионами" последней израильской модификации и танкистами, натренированными в использовании потенциала своих боевых машин до полного максимума. Особое внимание командиры батальонов уделяли тренировке своих подчиненных скорости стрельбы и танковому "снайпингу". Так, в одном из учебных боев, командир 74 батальона 188 бригады Яир Нафши, на глазах удивленных призывников поразил три танковые мишени на растоянии более километра менее чем за минуту. 7 бригада обороняла северный сектор от опорного пункта 110 и до подножья горы Хермон, 188 - южный от кибуца Рамат Магшимим до заброшенной арабской деревни Хушнии. Всего - 177 танков и 11 батарей артиллерии на всю линию фронта. 7 бригада была переброшена с Синая на Голанский фронт менее чем за месяц до начала войны и для многих солдат и офицеров эти места были сравнительно новыми, требующими детального осведомления. Против этих сил к 5 октября сирийцы выставили в первом эшелоне не менее 900 танков Т54, Т-55 и Т-62 и 120 артиллерийских батарей калибра от 85 до 203 мм, достигнув плотности огня - 50-80 орудий на один километр. По мере захвата Голан, в бой должны были вступить свежие силы второго эшелона - 1 и 3 бронетанковых дивизий сирийской армии, состоящих из дополнительно 500 танков.

Не смотря на высочайшее мастерство израильских танкистов, выученных поражать танки противника на расстояниях свыше 2 километров и приученных к быстрому темпу стрельбы, а так же общее превосходство западной техники над советскими танками, численное преимущество сил и плотность огня сирийцев свели на нет героические усилия отдельных взводов, рот и батальонов 188 бригады. Хотя некоторые экипажи израильских танков уничтожили в первые два дня по 10-20 или даже 50 танков противника, к вечеру 8 октября, южный сектор израильтян пал под напором сирийской брони и, защищавшая его 188 бригада была почти полностью рассеяна и уничтожена. Ее командир, полковник Ицхак Бен-Шохам - погиб. Атакующие сирийские танки прорвались к самому штабу всего Северного направления - лагерю Нафах, угрожая выходом в тыл 7 бригаде, которая вопреки всем прогнозам продолжала сдерживать атаки сирийской 7 пехотной дивизии, пытавшейся прорвать фронт на этом участке. Именно там, в северном секторе, на узком участке фронта в 3 километра, между холмами Бустер и Хермонит, к северу от Кунейтры и произошел один из самых знаменитых оборонительных боев в истории танковых сражений, в котором меньшие силы одной из сторон, вопреки всем канонам военной науки сдержали наступление значительно превосходящих сил противника, в конечном итоге, нанеся ему поражение.

Готовясь к обороне Голан, израильтяне возвели серию оборонительных сооружений - рамп, на которые в случае конфликта, обороняющиеся танки могли въехать и вести огонь с господствующих высот и с дальних дистанций по наступающим по равнине танкам противника. Дополнительное преимущество израильских танков обеспечивалось лучшей по сравнению с Т-55 оптикой, снарядами HESH, вызывавшими поражение экипажей при попадание во вражеский танк образующимися при подрыве отколами с внутренней стороны брони и более высокими кинетическими показателями орудия L7 "Центуриона", позволявшего поражать советские танки с более дальних дистанций, чем они могли открывать по ним эффективный огонь. Командир 77 батальона 7 бригады, подполковник Авигдор Кахалани в течение двух суток беспрерывных боев отражал все попытки сирийцев прорваться сквозь его оборону. Его , как и всех остальных израильских танкистов, учили командовать боем высовываясь почти по пояс из башен своих танков, что давало им несравнимое приемущество перед противником, позволяя куда лучше ориентироваться в обстановке боя, однако одновременно, делая их очень уязвимыми не только к шрапнели, но и к снайперскому огню из СВД со стороны сирийских солдат. В какие-то моменты, из-за плотности артиллерийского огня нацеленного на рампы он был вынужден оставлять свои позиции и отходить на несколько сот метров назад. Проникающие за это время на израильские позиции одиночные сирийские танки или взводы уничтожались в ближнем "рукопашном танковом бою" на расстояниях не превышающих несколько десятков метров. В таких ситуациях, выдержка и подготовка нe раз спасали его жизнь. В одном из эпизодов его экипаж расстрелял 3 сирийских Т-62 практически в упор, меньше чем за минуту прежде, чем те успели сообразить, что происходит.

На 3 день войны, 9 октября, когда благодаря введенным в бой резервистам, инициатива на Южном и Центральном фронте Голан перешла в руки израильтян, сирийцы сделали последнюю решающую попытку прорвать оборону 7 бригады бросив в бой части 3 бронетанковой дивизии, оснащенной новейшими Т-62 с гладкоствольными 115 мм орудиями. Истощенные безостановочным 50 часовым боем танкисты, потерявшие с этому времени большинство своих машин, не решались вернутся на огневые позиции, чтобы отразить натиск арабов. Только личный пример Кахалани, устыдившего своих опешивших солдат бесстрашием сирийцев, позволил им вернутся на рампы, откуда они они начали расстреливать арабские танки, пока их наступление не переросло в панику и бегство. В вечеру 9 октября дно долины под рампами было усеяно разбитой сирийской бронетехникой. Всего, за три дня боев с 7 бригадой, арабы потеряли на этом участке 260 танков и около 500 единиц другой техники, из-за чего это место стало называться "Долиной Слез". Поздравляя своих обессиленных бойцов, командир бригады полковник Януш Бен-Галь сказал им, что они спасли Израиль, а командир 77 батальона, по сути взявший на себя командование всех разрозненных частей - герой Израиля. После войны Авигдор Кахалани был удостоен Итур ха-Гвура - орденом за Мужество - высшей военной наградой Израиля, выдающейся проявление высочайшего героизма в ходе боя перед лицом врага и с риском для жизни, а 7 бригада с тех пор является символом высшей смелости и стойкости еврейского народа.


Collapse )

Освобождение Иерусалима. Страницы истории Израиля

НАЧАЛО ШТУРМА. НАПРАВЛЕНИЕ — КРЕПОСТНАЯ СТЕНА

Все мы знали: час пробил! Идем на Старый город!
Мы тоже вышли в путь.
МЕЧТА ПОКОЛЕНИЙ ОСУЩЕСТВЛЕНА

(Из книги «Иерусалим единственный»)



Автор: УЗИ НАРКИСС


Narkiss-1967-250x330Наша колонна — два джипа и два бронетранспортера — тронулась. Я ехал в первом джипе.
Мы поехали в сторону перехода Мандельбаума. Я считал, что проход уже расчищен. Но оказалось, что не все мины убраны. Мы повернули к кварталу «ПАГИ» и оттуда по трассе прорыва десантников к Полицейской школе. Я хотел попасть в музей Рокфеллера в надежде, что найду там Гура.

Связь с ним оборвалась с того момента, когда он доложил, что «Августа-Виктория» взята. Мы проехали мимо здания гостиницы «И.М.К.А.» в восточной части города. Окна здания были выбиты, стены закопчены. Справа мы увидели здание американского консульства. На нем также были видны следы боя. Дальше находилась бензозаправочная станция, разрушенная в ходе войны, неподалеку от нее десантники успели возвести временный памятник павшим товарищам.
Мы ехали быстро, за окнами машины мелькали городские пейзажи: вот мечеть, совсем неповрежденная, а вот переулок, в котором все здания изрешечены пулями (это был тот самый «тупик смерти», где погибло много десантников).

Проехали еще немного, и вот — перед нами Крепостная стена и Шхемские ворота.

Я знал, что ворота еще не взяты. На стене мелькнули силуэты иорданских снайперов. Мы быстро отъехали на безопасную дистанцию.

Collapse )

Но Дню Иерусалима: Больше никогда: две фотографии - до и после

Одна из улиц еврейского квартала Иерусалима - до и после того, как солдаты арабского легиона выгнали оттуда жителей и разграбили их дома.1948, июнь.
евреи в ожидании выселения, с вещами:



Jewish families waiting outside their homes to be evacuated by Arab troops. Jerusalem, Israel. June 1948. John Phillips
Collapse )

Но Дню Иерусалима: Иерусалим - период британского мандата

Фотографии Иерусалима конца 19-го века
11 декабря 1917 года командующий британскими войсками на Палестинском фронте генерал Алленби вступил в Иерусалим. Власть в городе и во всей Эрец-Исраэль перешла к английской военной администрации. С первых же дней своего правления англичане предприняли ряд шагов по стабилизации положения в Иерусалиме, разоренном войной. Из Египта в город были направлены транспортные колонны с продовольствием, для борьбы с эпидемиями тифа и холеры была создана сеть поликлиник и амбулаторных пунктов, тысячам беженцев (в том числе двум тысячам армян, спасшихся от резни на севере Турции) были предоставлены кров и пища.


В 1920 году английское правительство упразднило военную власть в стране и учредило вместо нее гражданскую администрацию во главе с Верховным комиссаром, чья резиденция находилась в Иерусалиме. Таким образом, впервые со времен крестоносцев Иерусалим стал столицей, В 1923 году Лига Наций официально утвердила британский мандат на Палестину, подчеркнув необходимость восстановления здесь еврейского национального очага.

Англичане создали в городе упорядоченную систему административных и судебных учреждений. В 1924 году был впервые избран городской совет, в состав которого вошли по четыре представителя от каждой из трех религиозных общин: еврейской, мусульманской и христианской. Несмотря на численное превосходство еврейского населения, британские власти, ссылаясь на историческую традицию, всегда назначали мэром Иерусалима мусульманина, а его заместителями - араба-христианина и еврея. Гражданскую администрацию в городе возглавлял бывший военный губернатор Иерусалима - полковник Рональд Сторрс.


Р.Сторрс был человеком сложным и придерживался скорее арабской ориентации. Но, попав под магическое воздействие Иерусалима, он не покладая рук работал для его благоустройства и процветания. В частности, он был инициатором создания благотворительного общества "За Иерусалим", куда поступали пожертвования от жителей стран всего мира. (Это общество можно назвать прообразом "Фонда Иерусалима", созданного Тедди Колеком после 1967 г. и успешно действующего по сей день.)


...Я не пытаюсь ни описать, ни проанализировать свою любовь к Иерусалиму. Она не является целиком сентиментальной, эстетической или религиозной - еще в меньшей степени ее можно назвать теологической или археологической: впрочем, я надеюсь что в ней содержится что-то от всего этого. Может быть, в ней есть и немного от того, над чем я здесь работал, чему радовался и от чего страдал с самого начала; того, что так понимал и так любил его народ; что любое недоразумение всегда завершалось взаимопониманием; что я разделял восхищение этим городом моих родителей; что здесь началось для меня счастье семейной жизни. Многие и более опытные, и более отзывчивые люди часто приезжали сюда, чтобы помолиться, и оставляли город с усмешкой. Для меня Иерусалим стоял и стоит особняком среди городов мира. В британской империи и вне ее пределов существует немало почетных и авторитетных должностей, но я чувствую - не могу объяснить, почему, - что после Иерусалима не может быть продвижения по службе...
Из альманаха "Направления", Лондон, 1943 (англ.).


Collapse )