January 21st, 2016

сионист

ГОЛДА МЕИР: «НЕТ В ПАЛЕСТИНЕ ЕВРЕЯ, КОТОРЫЙ НЕ ВЕРИЛ БЫ, ЧТО МЫ ПОБЕДИМ.»


1-2-1

Стандартный

«Это не были сионистские организации. Палестина у них не стояла на повестке дня. Но это было совместное заседание профессиональных сборщиков денег, людей с огромным опытом, контролировавших еврейскую машину денежных сборов в Соединенных Штатах, и я понимала, что если мне удастся их пронять, то, возможно, и удастся собрать нужные суммы — ключ к нашей самообороне.

Я говорила недолго, но высказала все, что у меня было на сердце. Я описала положение, создавшееся в Палестине ко дню моего отъезда, и продолжала:

Collapse )
promo grimnir74 march 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…

«Моссад» – и в Африке «Моссад»

В первый день наступившего года в столице Анголы Луанде произошло убийство местного бизнесмена ливанского происхождения Амина Бакри. Вряд ли подобная новость могла бы привлечь внимание ведущих мировых СМИ, если бы спустя три дня на заседании ливанского правительства президент этой ближневосточной страны Мишель Аун не обвинил в причастности к убийству Бакри израильскую разведку «Моссад». Официальные представители еврейского государства традиционно отказались комментировать сообщения об участии израильских спецслужб в операции, оставляя широкое поле для спекуляций на тему, что скрывается за этим инцидентом, поначалу выглядевшим как обычное преступление.

Судя по несколько противоречивой информации, опубликованной в ряде африканских, арабских и израильских изданий, бизнесмен Амин Бакри был родом из посёлка Сир, что в окрестностях Набатии – крупного города на юге Ливана, населённого преимущественно шиитами. На момент смерти Бакри было 54 или 56 лет, и большую часть жизни – около 37 лет – он провёл в Луанде, где владел несколькими предприятиями, занимающимися производством мебели и медицинского оборудования, в том числе кислородных баллонов.

Collapse )

ИСТОРИЯ ОДНОЙ ПОДДЕЛКИ

search
poddelka-2

Эта история, по праву занимающая своё почётное место среди историй о художественных подделках случилась более ста лет назад, получив неожиданное продолжение уже в наши дни.

Всё началось с Бориса Ильича, а точнее Шломо Залман-Бера, более известного, как Барух по фамилии Шац, родившегося во второй половине XIX века в крошечном городке Ворно, что неподалёку от Каунаса. Как и положено хорошему еврею, Залман-Бер поучился в вильнюсской йешиве. Там, к слову, он и сдружился с группой «Ховевей Цион» (в переводе с иврита — «любящих Сион») или как их ещё называли —  «палестинофилов», то есть, сионистов, чьи идеи запали молодому Шацу глубоко в сердце.

Затем, однако, природная тяга к искусству и талант привели нашего героя в Париж, где он поступил в Академию живописи знаменитого художника реалиста Фернана Кормона и мастерскую не менее прославленного скульптора Марка Антокольского, став впоследствии даже его помощником. А в 1895 году, 28-летний Шац получил должность придворного художника болгарского царя Фердинанда, вскоре возглавив Болгарскую национальную художественную академию, созданную при его уже участии.

Блестящая карьера при дворе болгарского монарха, казалось, была ему теперь обеспечена. Но случившийся в 1903 году страшный кишинёвский погром возвратил Шаца к проблемам собственного народа и к осознанию неумолимой верности идей Теодора Герцля и давних друзей — палестинофилов.

Впрочем, и от своего призвания Шац отказываться не собирался. Поэтому, спустя два года, на 7-ом Сионистском конгрессе в Базеле он призвал основать в Палестине, то есть, Земле Израиля, являвшейся на тот момент провинцией Османской империи, художественную школу, где молодое поколение евреев могло бы обучаться всем видам изящных и прикладных искусств.

Collapse )

Великая американская стена между Мексикой и США - она уже есть

«Я построю большую стену — никто не строит стены лучше меня, уж поверьте — и сделаю это за совсем небольшие деньги. Я построю большую, большую стену на нашей южной границе, и я заставлю Мексику платить за нее. Запомните мои слова!» — это высказывание избранного президента США Дональда Трампа в свое время наделало много шуму в мировой прессе, стало своеобразным мемом сторонников политика и одним из основных предвыборных обещаний.

Теперь Трамп пришел к власти, и мы решили напомнить читателям, как сегодня выглядят пограничные укрепления между США и Мексикой, которые новый американский лидер пообещал превратить в неприступное препятствие для нелегалов.

terraoko-201611173-1

Collapse )