January 10th, 2016

Шимпанзе умеют понимать людей

   

Ученые предполагают, что человекообразные обезьяны, как и люди, способны понимать, о чем думают окружающие.

Группа исследователей под руководством Кристофера Крупенье из Университета Дюка считает, что человекообразные обезьяны демонстрируют отличительные признаки «теории разума» — понимания переживаний других людей, позволяющего объяснять и прогнозировать их поведение, пишет Lenta.ru. ссылаясь на журнал Science.

Ученые записали движения глаз шимпанзе, бонобо и орангутанов, пока те смотрели видео, где человек в костюме Кинг-Конга разыгрывал другого человека. Второй актер видел, как «Кинг-Конг» прячет похожий на камень предмет в стоге сена или прячется в нем сам. Когда человек уходил, «Кинг-Конг» мог перепрятать объект или сам перепрятаться. По возвращении человек не знал, изменилось ли что-то, но это знали подопытные обезьяны. Отслеживание направления взгляда показало, что почти все обезьяны ожидали, что человек двинется в неправильном направлении. Животные смотрели туда, где человек в последний раз видел «Кинг-Конга», или на камень.

Collapse )

Buy for 110 tokens
Уверен вы даже не догадайтесь о том, о чем сейчас думают большинство европейцев. Нет, совсем не о корона-кризисе, а знаете почему? Дело в том, что сейчас в Европе на повестке дня совсем другая тема. Да, это напрямую связано с деньгами. В Европе началась самая настоящая охота на деньги и…

Исход евреев из Парижа

«Израиля для меня не существует», – говорит с сожалением Франсуа, главный герой романа Мишеля Уэльбека «Покорность», прощаясь со своей возлюбленной Мириам. На фоне политической нестабильности во Франции в недалеком 2022 году – то ли к власти в стране придет крайне правый «Национальный фронт» Марин Ле Пен, то ли умеренная мусульманская партия – семья Мириам спешно репатриируется в Израиль. В лице своей бывшей студентки, двадцатидвухлетней сексуальной еврейки с белой кожей, роскошными черными волосами и темными глазами, Франсуа, профессор литературы в Сорбонне, разочарованный и обмякший, воплощающий вымирание, согласно Уэльбеку, европейской цивилизации с ее атеизмом и индивидуализмом, прощается с пиком своей любовной жизни. Но и Франция, вместе с героем романа, словно с горечью провожает неотъемлемую часть себя – своих евреев.

Наверное, именно это и хотел сказать бывший французский премьер-министр Мануэль Вальс, когда после теракта в кошерном супермаркете 9 января 2015 года произнес известную фразу: «Без евреев Франция не была бы Францией». Выход романа Уэльбека был назначен на 7 января 2015 года. Но даже самая циничная пиар-кампания не могла бы предположить, что в этот день случится расстрел редакции Charlie Hebdo исламистскими террористами братьями Куаши, а потом захват заложников в магазине кошерных продуктов Hyper Cacher таким же фанатиком Амеди Кулибали, хладнокровно расстрелявшим четырех евреев. За два года, прошедшие с выхода «Покорности» и трагических событий января 2015 года, Францию захлестнула волна терактов, совершенных молодыми джихадистами.

К слову, после выхода «Покорности» Уэльбека обвиняли в исламофобии, нагнетании общественной напряженности и творческой безответственности. Когда я приехала в Париж прошлой осенью стажироваться в одном периодическом издании и, преодолевая редкие минуты панического страха, в которые в голове почему-то маячила бомба из другой эпохи – «сардинница ужасного содержания» из «Петербурга» Андрея Белого, – спускалась ежедневно в зловонное парижское метро, где клошары просыпались и завтракали на лавках, я открывала «Покорность», вспоминая цитату из Стендаля: «Роман – зеркало на большой дороге. В нем отражается то лазурное небо, то грязь, лужи и ухабы. И вы обвиняете в безнравственности человека с зеркалом. Зеркало отражает грязь. И вы обвиняете зеркало. Обвиняйте лучше дорогу с ухабами или дорожную инспекцию».

В редакции журнала, куда я приехала на стажировку, стало ясно, что Уэльбек не нагнетал, а лишь передал атмосферу текущего момента. Парадный вход в здание одного из крупнейших французских медиахолдингов, где располагалось и мое издание, был задраен темными жалюзи. Журналисты просачивались в помещение с боковой улицы, предварительно открыв пластиковой карточкой несколько пуленепробиваемых дверей под внимательным взглядом вооруженной охраны.

На летучке обсуждали материал под заголовком «Как предотвратить гражданскую войну». Не кто-нибудь, а глава внутренней разведки Франции, Патрик Кальвар, заявил весной 2016 года о том, что страна находится «на краю»: еще два-три теракта, и вспыхнет противостояние между ультраправыми активистами и молодыми салафитами, предупредил он, словно начитавшись Уэльбека.

Ближе к католическому Рождеству появился другой горячо обсуждаемый инфоповод: Государственный совет Франции – высшая судебная инстанция по административным делам – определил критерии, регулирующие установку «Рождественских вертепов» в административных зданиях. Причем вертепы стремилась установить не католическая церковь, а некоторые правые и ультраправые мэры. Надо иметь в виду, что Франция – воинствующе светская страна, где закон 1905 года о разделении церквей и государства гарантирует не только свободу религиозного вероисповедания, но и нейтральность публичного пространства, теоретически призванную обеспечить свободу и мирное сосуществование всех религий и атеистов. В стране, где сегодня по разным оценкам проживает от 2 млн до 5 млн мусульман и около 500 тыс. евреев, этот вопрос актуален, как никогда.

Акция с вертепами носила ярко политический характер, вписываясь в главный тренд общественной дискуссии в преддверии президентских выборов, которые пройдут во Франции весной 2017 года. Вся предвыборная кампания вертится вокруг слова «идентичность». Так, на обложке рождественского выпуска ультраправого журнала Valeurs actuelles (фр. «Актуальные ценности») изображен все тот же вертеп, а подпись гласит: «Христианская Франция, гордая своей сущностью!».

На фоне радикализации второго поколения мигрантов, детей выходцев из бывших французских колоний в Магрибе, ищущих потерянные культурные корни в лоне радикального ислама, молодые французы в поисках «национальной идеи» обращаются к христианским истокам Франции. Все по Уэльбеку, чей роман противопоставляет величие средневековой христианской цивилизации, завораживающее главного героя, ничтожности современности. «На фоне общего отсутствия смысла мы наблюдаем возвращение религиозного не только у мусульман, но и у католиков», – отметил писатель в одном из интервью.

Collapse )

Еврейский Сноуден

За 40 лет до Эдварда Сноудена военный аналитик Даниэль Эллсберг передал журналистам доказательства 25-летней агрессии США во Вьетнаме: «краденые выборы, вранье и сплошные убийства». За разглашение секретных документов его хотели убить, потом – запрятать в тюрьму на 115 лет, но в итоге оправдали. Так еще в 70-х Эллсберг пытался убедить мир, что на слово ни одному правительству верить нельзя.

Летом 1967 года по заданию министра обороны Роберта Макнамары началась подготовка секретного доклада «Американо-вьетнамские отношения, 1945–1967: Исследование». Проект был масштабным: полтора года, 36 аналитиков, 7000 страниц, 47 томов. В работе принимали участие сотрудники центра стратегических исследований RAND в Санта-Монике, среди которых оказался и ученый-экономист Даниэль Эллсберг. Данных было много, и они были настолько специфическими, что сориентироваться в них быстро мог только посвященный, но Эллсберга сложно было назвать новичком. Он два года проработал в ранге старшего офицера связи при американском посольстве в Сайгоне, а накануне этой затяжной командировки его привлекали к разработке планов по эскалации войны в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Как очевидец Эллсберг знал о предмете нового секретного исследования всё. Он сразу понял, что у него на руках оказались неоспоримые «доказательства 25-летней агрессии, разорванных соглашений, обмана, “краденых” выборов, вранья и убийств». В течение долгих лет американское правительство методично обманывало своих же граждан, расширяло военное присутствие вместо обещанного сокращения и посылало американцев на чужую войну, которая к безопасности их страны особого отношения не имела. Даниэль и раньше не строил иллюзий, а теперь наконец-то знал о преступлениях детально и достоверно. Он твердо решил: сенсационные документы не должны пылиться в архивах – их нужно использовать для прекращения войны.

Collapse )

Идиотизм политкоректности обамовской эпохи в США

Марка Твена читать строго воспрещается! И не только его.

Одна из школ штата Вирджиния запретила школьникам читать произведения классической американской литературы «Приключения Гекльберри Финна» Марка Твена и «Убить пересмешника» Харпера Ли. Причина – наличие в книжках неполиткорректных моментов, связанных с расизмом и дискриминацией.

Одна из школ штата Вирджиния запретила школьникам читать произведения классической американской литературы «Приключения Гекльберри Финна» Марка Твена и «Убить пересмешника» Харпера Ли. Причина – наличие в книжках неполиткорректных моментов, связанных с расизмом и дискриминацией.

Запрет книг в школах, библиотеках, колледжах и других учреждениях стал нормальной практикой с приходом к власти Барака Обамы. Леволиберальные организации и учителя/профессора настолько быстро вошли во вкус, что более 300 произведений американской классики попали в список запрещённых в отдельных государственных/частных структурах.

Collapse )

Ида, которая изобрела современный бюстгальтер

Ида Каганович родилась 9 января 1886 в Ракове, в типичной местечковой еврейской семье. Старшая из семи детей Авраама и Сарры Кагановичей. Отец занимался изучением Торы, а мать содержала мелочную лавку. В возрасте 16 лет Ида перебралась в Варшаву, где начала работать швеей, а по вечерам брала уроки русского языка и математики.

Во время одного из визитов в родной Раков она встретила Вилли Розенталя, сына Соломона, старого книжника, и Сарры. Вполне в духе времени Ида увлеклась его горячими речами, полными социалистических идеалов и призывов к женскому равноправию, и, естественно, самим юным Розенталем.

Реализовать эти возвышенные мечты в душном мирке еврейского местечка, чей жизненный уклад до мельчайших деталей контролировался еврейскими раввинами, католическими аристократами и русскими бюрократами, было невозможно. Назревал неизбежный конфликт с обществом. Парочка влюбленных вступила в местную ячейку «Бунда», подпольной еврейской социалистической партии, и попала в поле зрения местной полиции.

В 1904 г., после начала Русско-японской войны, Розенталю «светил» неизбежный призыв в армию, и единственным спасением от него стало бегство за океан. Незадолго до этого влюбленные обручились. И через несколько месяцев Ида отправилась вслед за женихом вместе с дядей и тетей.

Collapse )

Дрейфус вернулся в Мюлуз


Памятник знаменитому земляку был торжественно открыт в городе Мюлуз на северо-востоке Франции. Имя этого земляка знают далеко за пределами страны: капитан Альфред Дрейфус. Именно здесь на углу площади  Победы и Rue de Sauvage в 1859 году родился человек, процесс над которым едва не расколол Третью республику.

Вынося за скобки антисемитскую подоплеку дела Дрейфуса, заметим, что обвинение в шпионаже в пользу Германии не случайно было предъявлено выходцу из Эльзаса. Мюлуз по сей день самый «немецкий» город Франции, да и само его название — это сочетание немецких слов Muhle (мельница) и Haus (дом).

Мюлуз по сей день самый «немецкий» город Франции

Collapse )

Невероятно, но факт: Из арабов-камнеметателей – в евреи-солдаты ЦАХАЛа?

21-летний Мухаммед вырос в Восточном Иерусалиме, бросал камни в наших солдат, но внезапно узнал, что он – еврей, и хочет служить в армии


"Каменная атака". Иллюстрация

Как и большинство своих друзей, выросших в Восточном Иерусалиме, Мухаммед с удовольствием бросал камни в бойцов пограничной полиции (МАГАВ), которые патрулировали его родную деревню. Он рос, мечтая о совершении террористических актов и о том, как в один прекрасный день станет «мучеником» («шахидом»)…

Может, так бы оно и случилось, но, внезапно обнаружив, что он – еврей (!), Мухаммед претерпел невероятную метаморфозу – и сейчас борется за право присоединиться к той же пограничной полиции и защищать Израиль.

«Невероятная история», - скажите вы, и мы ответим: «Совершенно невероятная, но это – правда». Дело в том, что отец Мухаммеда, также житель Восточного Иерусалима, встретил его маму, работая в начале 90-х годов в Хайфе строительным рабочим. Позже его отец вернулся в Иерусалим и взял другую жену к уже имеющейся жене-еврейке.

Когда Мухаммеду было пять лет, его мать ушла из дома, а потом умерла. «Я спросил: где моя мать? – и они [родные] сказали, что она умерла, и отправилась к Б-гу», - позже рассказывал юноша.

Он знал, что его мать была еврейкой, но не понимал, что, значит, он и сам еврей. «Я вырос в мусульманском доме, где все говорят по-арабски, я не знал иврит. Я молился пять раз в день, совершая намаз, постился в Рамадан, сделал все, что мусульмане должны делать. Я учился в школе, где учителя учили нас, как становятся террористами. Если было совершено нападение, учителя на следующий день говорили нам, что террорист был мучеником. Это давало детям ощущение, что это и должно делаться, и что мы тоже должны вырасти и стать мучениками. Вне здания школы, арабские СМИ передают то же самое…».

Мухаммед был также под влиянием вездесущей пропаганды. Его двоюродный брат совершил теракт и был признан «шахидом», так что реальный пример в семье был. Юноша чувствовал, что он тоже хочет стать мучеником, и в возрасте 16 лет принял участие в демонстрациях против Израиля, бросали камни в бойцов пограничной полиции.

Collapse )

Исламизация Испании

Картинки по запросу кордовский халифат
Советник испанского министерства юстиции подтвердил наличие планов ввести в стране исламские праздники.

Причём реализация этого шага правительством Испании сопряжена с одновременной отменой некоторых уже существующих христианских и общенародных праздников.

В пакет данных спорных реформ также включены планы по установлению ставки 0,7% налога на доходы физических лиц. Эти средства будут направляться на поддержку различных конфессий, в частности, ислама, иудаизма, буддизма и протестантства.

Collapse )

Мэр-мусульманин вывесил над мэрией Роттердама флаг Израиля

Мэр-мусульманин вывесил над мэрией Роттердама флаг Израиля | Фото: David de Leeuw

Не только в Берлине решили почтить память жертв и пострадавших в результате атаки, совершенной арабским террористом против израильских солдат 8 января в Иерусалиме.

Так, в память о четверых военнослужащих ЦАХАЛа, ставших жертвами арабского террора, над мэрией голландского Роттердама решили вывесить флаг Еврейского государства.


Автором данной инициативы выступил градоначальник Роттердама, выходец из Марокко и мусульманин Ахмед Абу Талеб. И, кроме того, стоит отметить, что его поступок достоин уважения и потому, что город является домом для достаточно большой мусульманской общины.

Collapse )

Сэкономили на соболезновании Израилю. Эх, Украина...

Министерство иностранных дел Украины решило не заморачиваться и выразить соболезнования не только Израилю, но и окружающим его странам. Под раздачу попали Израиль, Египет, Ирак и Турция. Телеграмма в стиле «Изя всё» появилась на сайте министерства.

«МИД Украины решительно осуждает террористические акты, случившиеся на протяжении последних дней, в частности: в Египте, Израиле, Ираке и Турции в результате которых погибли десятки людей и сотни получили ранения».

Похоже, МИД решил экономить на соболезнованиях. Дипломатам следует на этом не останавливаться и, как в том же анекдоте, в ответ на теракты, просто отвечать телеграммами со словом «Ой».

Будет эффектно поздравлять сразу все страны мира со всеми национальными праздниками один раз в год. Тем самым можно сэкономить не только время и бумагу, но также мысли и чувства.

Collapse )