May 10th, 2015

Хочется тебе полетать?



- Мы не амута и не волонтеры, - заявила мне моя дочка в ответ на расспросы, кто же они такие - "Кнафаим шель крэмбо".
- Мы молодежная организация. Просто нам нравится приносить пользу. Делать добро.

И они его делают изо дня в день.
Давайте я вам о них расскажу.

Давным-давно, в 2002 году.. Хотя не так уж и давно, жила-была девочка Ади. В 12 лет (т.е. за 4 года до основания организации) она пошла волонтером - помогать детям инвалидам. Там она познакомилась с мальчиком-инвалидом Кфиром и его мамой Клаудией Коби. Она очень к нему привязалась, а он и его семья к ней. И когда Ади Альтшулер подросла и в 16 лет пошла учиться на молодежного лидера, ей в голову пришла идея создать организацию для помощи таким детям. Она собрала своих друзей в Од а-Шароне и при помощи той самой Клаудии Коби создала первую группу и назвала ее "Кнафаим шель крэмбо" (Крылья крэмбо). Почему именно так?


Вы знаете, конечно, любимую сладость израильских детей "крэмбо"? Что в них особенного? Стоит их лишь немного примять и они уже сломались. Даже упаковывать их можно лишь вручную. Так и дети инвалиды - только нежной заботой, которой их окружают, можно помочь им. Дать им крылья. И не только им - но и тем, кто помогает, потому что давать благороднее чем принимать.



Эта организация помогает тем, кто нуждается в помощи и не меньше помогает обычным детям вырасти добрыми и человечными.

Сегодня уже есть 50 отделений по всей стране и еще 7 в процессе формирования. Каждому подопечному дается два вожатых, которые опекают его. Все организовано очень четко. Хотя номинально к каждому отделению прикреплен взрослый - его не видно. Всем или почти всем дети занимаются сами. Никогда я еще не видел столь ответственных ребят.


А в остальном они веселые, шумные, бешеные. А как они кричат свои кричалки - пританцовывая и хлопая. Если сразу не оглохнуть, то сам заражаешься их энергией. Она просто струится вокруг, вовлекая в себя и подопечных и родителей (и даже меня, старого морского волка).



Есть у них форма, галстуки цвета шоколада, значки, нашивки, летние лагеря - все, что есть у обычных молодежных организаций. Но и гораздо, гораздо больше...

Рассказала мне дочка,что иногда бывает даже так: сами дети-инвалиды становятся вожатыми, заботясь о тех, кому еще труднее.
В одном отделении есть вожатая на инвалидном кресле. В другом - вожатый слепой. Но они хотят и могут помогать другим.
Дети-подопечные в "Кнафаим шель крэмбо" с разными проблемами. Много аутистов в той или иной форме. Дети с ДЦП, последствиями родовой травмы, отставанием в развитии и еще большой список заболеваний.
Вожатых учат на специальных занятиях как с ними себя вести, как вовлекать их в общение, не давая замыкаться в себе.



Когда я вижу как эти девчонки, которым впору бегать на танцульки с мальчиками, вместо этого идут и помогают тем, кто нуждается в их помощи. А как ни о них заботятся. Сколько нежности, терпения и ласки. Часто не верю своим глазам, но вижу снова и снова. И мальчишки не отстают от них.



Collapse )
promo grimnir74 март 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…

Рабби Леон (Арье) из Модены

В сознании современного человека звание «раввин» ассоциируется исключительно с религиозно-интеллектуальной или с мистической деятельностью: это всегда «стерильные» персонажи такой же «стерильной» еврейской истории.

Странным покажется словосочетание «раввин и пират» или «раввин и военачальник», хотя история знает немало примеров подобного синтеза. Таким же странным, а то и кощунственным, может показаться словосочетание «раввин и заядлый игрок», вполне применимое к венецианскому раввину Леону де Модена, проматывавшему в игорном доме Ридотто целые состояния. Как же такое могло быть?

Игроки в карты, 1594 г. Микеланджело да Караваджо

Collapse )