April 12th, 2014

МЫ ТАКИ ТОЖЕ ТАМ БЫЛИ))) ЕВРЕИ В КОСМОСЕ

Летчик-космонавт полковник Борис Волынов.

Сегодня весь мир отмечает 54 год с первого полета человека в космос. 12 апреля 1961 года советский летчик-космонавт Юрий Гагарин отправился в космический полет, который продлился 108 минут и стал мощным прорывом в освоении космоса. Свой вклад в исследование космического пространства внесли астронавты-евреи. Имена Бориса Волынова, Джудит Резник, Скотта Горовица, Илана Рамона и других космонавтов еврейского происхождения золотыми буквами вписаны в историю космонавтики!

Collapse )
Buy for 110 tokens
Уверен вы даже не догадайтесь о том, о чем сейчас думают большинство европейцев. Нет, совсем не о корона-кризисе, а знаете почему? Дело в том, что сейчас в Европе на повестке дня совсем другая тема. Да, это напрямую связано с деньгами. В Европе началась самая настоящая охота на деньги и…

Первые цветные снимки Ближнего Востока (1917-1927)

На протяжении нескольких столетий Ближний Восток оставался под властью Османской империи. В 19 веке она начала уступать здесь свои позиции: в 1882 г. англичане установили протекторат над Египтом. Во время Первой мировой войны британские войска вошли в Палестину, над которой Англия также установила свой протекторат. Сирия и Ливан достались французам.
Древняя культура и памятники Ближнего Востока привлекали внимание фотографов с самого момента изобретения светописи. Когда появилась цветная фотография, на неё также поспешили запечатлеть библейские места.

22 ноября 1919 г., часовая башня Hamidiyyeh в центре Бейрута, фото Фредерика Гадмера:

Крупнее


Collapse )

Диссидент мирового масштаба

Всю жизнь он просто очень любил людей. Был героем на войне, но помогал гражданским немцам, за что долго сидел вместе с Солженицыным. Потом защищал уже самого Солженицына и других диссидентов, был правозащитником, распространял книги через самиздат. И был лишен советского гражданства. В новую Россию Лев Копелев не вернулся, будучи к тому времени гуманистом уже мирового масштаба.

«Озираясь назад, на десятилетия, перечитывая письма и дневники, и твои новейшие публикации, припоминая и заново осмысливая все, что перечувствовал и передумал раньше, я снова убеждаюсь, что больше всего мучит меня, вызывая не только боль, но и стыд, горькое сознание, что я в эти годы повторял ту же ошибку, которая была источником самых тяжких грехов моей молодости. Тогда, во имя “великой правды социализма и коммунизма”, я считал необходимым поддерживать и распространять “малые неправды” о советской демократии, о процветании колхозов и т.п. Веря в гениальность и незаменимость Сталина, я, даже зная правду, подтверждал враки о его подвигах, о его дружбе с Лениным, о его гуманизме и любви к народу. И, по сути, так же поступал я, когда, зная или постепенно узнавая “малые правды” о тебе, во имя великой общей правды об империи ГУЛАГ, которую ты заставил услышать во всем мире, я еще долго доказывал всем, что, мол, нет, он не мракобес, он безупречно честен и правдив. Ведь все мы в десятки тысяч голосов объявили тебя “совестью России”. И я уверял, что ты никак не шовинист, не антисемит, что недобрые замечания о грузинах, армянах, “ошметках орды”, латышах, мадьярах – это случайные оговорки…» (Лев Копелев, Письмо Солженицыну, 1985).

Письмо, написанное Львом Копелевым в немецком Кельне, где он проживал, лишившись советского гражданства, было ответом Солженицыну на присланное ранее «обвинительное заключение» в его адрес. Это лишь небольшой его отрывок. Указанные в нем факты Копелев никогда не произносил на публике, да и письмо опубликовали без его участия и ведома. Но это письмо дает лучшее, чем все сухие биографические данные, представление о Льве Копелеве как о человеке. В нем разговор наедине с собеседником, погружение в общие воспоминания, их осмысление, признание своих заблуждений и ошибок, нетерпимость лжи. Своего рода маленькая автобиография, не предназначенная для посторонних, а потому лишенная пафоса и неправды. Такими же автобиографичными были и его книги: «И сотворил себе кумира», рассказывающая о детстве и юности, «Хранить вечно» – о конце войны и первом заключении и «Утоли моя печали» – о годах заключения в Марфинской шарашке.

Лев Залманович Копелевич родился 9 апреля 1912 года в Киеве. Отец его был агрономом и часто летом брал с собой сына в село, где жили немецкие колонисты. Проводя там время, мальчик, свободно общавшийся как на русском, так и на украинском языке, овладел еще и немецким. После круговорота событий на Украине, по воспоминаниям Копелева, приход большевиков в городе восприняли с облегчением, как меньшее из зол после петлюровцев, принесших багрово-черное слово «погром». Со временем Лев был принят и в пионеры, правда, вскоре исключен с формулировкой «за бытовое разложение» – так как «гулял с буржуазными мещанскими девицами». Надо сказать, что Лев был очень влюбчив, никого впоследствии не забыв в своих мемуарных книгах.

В 1926 году семья переезжает в Харьков, где Копелев начинает интересоваться политикой. Когда же, несогласный с высылкой Троцкого за границу, Лев был застигнут при распространении соответствующих листовок, он был арестован. Арест продлился всего 10 дней – благодаря усилиям отца Копелева выпустили аккурат в день 17-летия. «Кто бы мог тогда предсказать, что холодное дыхание тюрьмы... просквозит через все последующие годы», – вспоминал Копелев.

Collapse )

Алексей Викторов

Звезды манят! Ко дню космонавтики

космос

Яблони будут на Марсе цвести!
Город построим на знойной Венере!
Если смогли мы на небо взойти,
То не закроются космоса двери!

Звезды манят! И зовут нас к себе,
Станут доступны галактик просторы,
Люди не будут покорны судьбе,
К горнему мы обращаем все взоры.

Юрий Гагарин, Сергей Королев,
Золотом вписаны в память народов,
Пламя из дюз, Байконур, страшный рев,
Первый "Восток" вспыхнул новым восходом.

Я, как мальчишка, по прежнему жду,
Лунных экскурсий, полет на Юпитер,
Знать бы, в каком все случится году,
Если кто знает, прошу, подскажите!!!



Collapse )