Алексей С. Железнов (grimnir74) wrote,
Алексей С. Железнов
grimnir74

Categories:

ВВС Изриля против ВВС Ирака - хроники Шестидневной войны

​Воздушный бой над Эйч-3 7 июня 1967 года pinterest.com - Три боя над аэродромом H-3 | Warspot.ru
Операцию «Мокед», в ходе которой ВВС Израиля удалось уничтожить значительную часть авиации арабских стран, часто называют образцом успешного удара по «мирно спящим аэродромам». Однако успех сопутствовал пилотам Хель Хаавир далеко не всегда – и особенно в тех случаях, когда фактора внезапности уже не было, и что-то шло не по заранее разработанному плану. Посмотрим на всё это на примере боёв у иракского аэродрома H-3 и попробуем разобраться, куда же улетели арабские соколы.

Место действия
Днем 30 мая 1967 года египетский президент Гамаль Абдель Насер позвонил своему иракскому коллеге Абд ар-Рахману Арефу и проинформировал его о подписании оборонительного союза с иорданским королем Хусейном. В соответствии с этим соглашением создавался Восточный фронт Объединенного арабского командования, который возглавил египетский генерал-лейтенант Абд аль-Муним Рияд. Кроме того, Иордания открывала свою территорию для переброски иракских, египетских, сирийских и саудовских войск к границе с Израилем. В тот же день вооруженные силы Ирака пришли в движение.

31-го числа десять иракских «Хантеров» из 6-й эскадрильи и два из 29-й перелетели на аэродром Эйч-3 (англ. H-3) посреди каменистой пустыни аш-Шам далеко на западной границе страны у развилки дорог на Амман и на Дамаск и Пальмиру. Там, в 435 километрах от Багдада, они к 5 июня должны были ожидать приказа перебазироваться на иорданский аль-Мафрак, куда уже следовала передовая группа летно-технического состава ВВС Ирака.

Фрагмент топографической карты армии США, масштаб 1:2 000 000, 1968 год. Цифрами обозначены: 1 – Эйч-3, 2 – Амман, 3 – Дамаск, 4 – авиабаза аль-Мафрак, 5 – Кфар-Сиркин, 6 – Лод, 7 – Дженин, 8 – Рамат-Давид
Эйч-3 был построен в 1935 году Иракской нефтяной компанией для обслуживания перекачивающей станции на трубопроводе Мосул-Хайфа. Тридцать лет спустя аэродром не сильно изменился: одна взлетно-посадочная полоса с бетонным покрытием, небольшой топливный склад – и всё. Спать и летчикам, и авиатехникам приходилось в палатках, поставленных неподалеку от самолетов. На аэродроме не было даже маскировочных сетей, об эффективности которых после 1965 года не переставали говорить индийские инструкторы, занимавшиеся обучением иракского летного состава.

Несмотря на чистки среди военных, последовавшие за попыткой переворота в сентябре 1965 года, пилоты «Хантеров» ВВС Ирака имели относительно высокий уровень подготовки. У многих был опыт атак наземных целей в ходе боевых действий против курдов. Сложнее было со старшим командным составом – иракские офицеры любили «поиграть» в политику, а потому некоторых из них уже в ходе начавшейся войны пришлось возвращать в авиацию прямо из тюремных камер.

4 июня пилотов «Хантеров» с Эйч-3 собрали на КП аэродрома:

«Нас проинформировали, что нам предстоит принять участие в Операции «Рашид» и что мы будем атаковать израильские авиабазы вместе с иорданцами и сирийцами, а египетские войска будут продвигаться через пустыню Негев… Уже позже мы узнали, что этот план предполагал, что войну начнут израильтяне, но они понесут тяжелые потери при атаке египетских аэродромов, а мы, по сути, будем частью контрудара».

Но все пошло совсем не по плану Объединенного арабского командования.

Лучшая защита – это нападение
Утром 5 июня пилоты «Хантеров» на Эйч-3 занимались плановыми учебно-тренировочными полетами. О начале войны и ударе израильской авиации по египетским аэродромам стало известно где-то около 10:00 (здесь и далее время багдадское), когда не менее половины боевых самолётов ВВС Египта было уже уничтожено. Находившуюся в воздухе пару истребителей немедленно посадили, все машины распределили по сложенным из мешков с песком капонирам, а пилотов собрали для постановки боевой задачи – командующий Восточным фронтом генерал-лейтенант Рияд приказал всеми силами ВВС Иордании, Сирии и Ирака немедленно атаковать израильские авиабазы.

Пока иракцы готовились к вылету, Хель Хаавир успели нанести второй удар по египетским аэродромам. Согласно докладам пилотов, на земле была уничтожена ещё почти сотня самолётов противника, и ВВС Египта больше не представляли собой существенной угрозы. Бои шли по всему Восточному фронту. Иорданцы начали обстрел позиций противника в Иерусалиме в 10:45, и уже вскоре кольцо окружения вокруг израильского анклава на Елеонской горе стало сжиматься.

В 12:15 в воздух поднялась пятерка «Хантеров» комэска-6 подполковника Сулеймани – каждая машина несла 24 3-дюймовых РСа и два подвесных топливных бака. Целью иракских пилотов была авиабаза Кфар-Сиркин к востоку от Тель-Авива. По данным разведки, там было сосредоточено большое число транспортных самолётов – предположительно, для выброски воздушного десанта на аль-Ариш на северном Синае.

Иракское звено сначала вышло к авиабазе аль-Мафрак, но находившиеся там самолеты Королевских Иорданских ВВС в воздух не поднялись. Как выяснилось впоследствии, король Хусейн и генерал-лейтенант Рияд никак не могли договориться о первоочередных действиях, а на авиабазу слишком поздно доставили ключи от оружейного склада, которые вместе с командующим ВВС Иордании были в Аммане. Когда склад вскрыли, наземный персонал в суматохе перепутал ящики, и на первые 4 машины подвесили РСы с учебной БЧ с инертным снаряжением.

Подполковник Сулеймани с ведомыми сделал круг над аль-Мафраком и, не дождавшись иорданцев, ушел на малую высоту и взял курс на цель. «Хантерам» повезло – за полчаса до их появления в воздушном пространстве Израиля начались боевые действия на сирийской границе, и 4 пары «Миражей» оттянули к северу для дежурства в воздухе в районе Голанских высот. В 13:21 пятерка Сулеймани беспрепятственно отработала по Кфар-Сиркин, затем снова пересекла реку Иордан, набрала высоту в 7000 метров и ушла на Эйч-3. Иракские пилоты доложили, что ходе налета им удалось уничтожить или тяжело повредить 7 транспортных самолетов ВВС Израиля. На деле противник лишился лишь одного «Норатласа» и одного легкого PA-18 «Супер Каб» – но это были единственные самолеты, потерянные Израилем на земле за весь день 5 июня 1967 года.

Иорданские самолеты, с задержкой, но все же вылетевшие вслед за иракцами, попали в разворошенное осиное гнездо. Первому звену еще удалось уйти от «Миражей», получивших неверный вектор на перехват, но во втором уже была потеряна одна из машин. Дальнейшие ответные меры израильтян не заставили себя долго ждать: в 13:45 две группы самолетов, шедшие на Хургаду и аль-Мансуру, были переориентированы на цели в Иордании. Следом для удара по двум иорданским аэродромам в воздух было поднято около 40 машин. Пилотам Хель Хаавир удалось подловить иорданцев в тот момент, когда почти все их самолеты либо возвращались на свои авиабазы, либо заправлялись топливом сразу после посадки. К половине четвертого Королевские Иорданские ВВС лишились 17 из 19 имевшихся в наличии истребителей.

​«Хантеры» Королевских Иорданских ВВС на аэродроме Аммана под ударом израильских самолетов, 5 июня 1967 года - Три боя над аэродромом H-3 | Warspot.ru
«Хантеры» Королевских Иорданских ВВС на аэродроме Аммана под ударом израильских самолетов, 5 июня 1967 года

Пока самолеты с голубыми звездами Давида занимались иорданцами, к западу от реки Иордан около 14:20 появилась еще одна тройка иракских «Хантеров». Их целью был Лод, главный международный аэропорт Израиля. Несмотря на полное отсутствие противодействия со стороны противника иракские пилоты не смогли выйти на цель из-за банальной потери ориентировки и катастрофически устаревших навигационных карт. Обстреляв израильскую колонну в районе Иерусалима, они ушли обратно на Эйч-3. Этот инцидент, однако, заставил командование Хель Хаавир обратить внимание на ВВС Ирака, поскольку до этого все «Хантеры» считались иорданскими.

Первый авианалет
Удар по Эйч-3 изначально не планировался. Звено капитана Гидеона Магена в составе четырех SO.4050 «Вотур» II из 110-й эскадрильи ВВС Израиля должно было атаковать сирийскую авиабазу Сайкал, затем его перенацелили ад-Думайр, затем на египетский Рас Банас, и только незадолго до вылета в 15:15 целью был назначен Эйч-3:

«Начштаба спросил меня: «Ты знаешь, где находится Эйч-3?», я резко ответил: «Нет, может, в Иордании?», но он сказал: «Нет, это в Сирии»… Все наши сведения ограничивались тем, что Эйч-3 был аэродромом, построенным по стандарту НАТО, с одной ВПП и параллельной ей рулежной дорожкой, [была] карта масштаба 1:500 000 и координаты [цели]».

Взлетели четверкой, но у одного из ведомых не убралось переднее колесо, и на цель ушла уже тройка «Вотуров». Маршрут был построен от южной оконечности Тивериадского озера (оно же Галилейское море) почти точно на восток – до пересечения с шоссе и линией трубопровода, а оттуда уже до иракского аэродрома.

На Эйч-3 к этому моменту было «многолюдно». Поскольку ожидалось, что уже во второй половине дня «Хантеры» передислоцируются на аль-Мафрак, около 13:30 на аэродром прибыла 17-я эскадрилья ВВС Ирака – 8 или 9 МиГ-21ФЛ. В 4 часа дня, когда было обнаружено приближение самолетов противника, пара «двадцать первых» дежурила в воздухе, еще пара «Хантеров» готовилась к взлету.

​Тройка пилотов 110-й эскадрильи Хель Хаавир, участвовавших в первом авианалете на Эйч-3 5 июня 1967 года – в центре командир звена капитан Гидеон Маген - Три боя над аэродромом H-3 | Warspot.ru
Тройка пилотов 110-й эскадрильи Хель Хаавир, участвовавших в первом авианалете на Эйч-3 5 июня 1967 года – в центре командир звена капитан Гидеон Маген
МиГи, каждый из которых был вооружен только двумя Р-3С, перехватили израильтян на подходе к Эйч-3, но те, резко маневрируя и прикрывая друг друга огнем, успешно сорвали все попытки выпустить по ним ракеты и отбомбились по иракскому аэродрому. Непосредственно в момент атаки противником наземных целей и сразу после нее пилоты «двадцать первых» все же смогли применить свое вооружение, однако ни одна из Р-3С в цель не попала. Израильтяне доложили об уничтожении 21 или 23 самолетов врага, командование поделило их оптимизм на два и сочло реально уничтоженными 10 машин: шесть МиГ-21, три «Хантера» и один транспортник. На деле иракцы лишились трех МиГ-21, одного «Хантера» и одного легкого транспортника DH.104 «Дав». Самой тяжелой потерей был Ан-12Б, с которого не успели разгрузить запас ракет Р-3С и запчасти к МиГам. Повреждения ВПП аэродромная команда оперативно устранила, и к началу вторых суток Шестидневной войны Эйч-3 был снова готов к боевым действиям.

Иракцы над Землёй обетованной
К рассвету 6 июня к боевым вылетам по целям в Израиле было готово 6 «Хантеров» 6-й эскадрильи ВВС Ирака. На каждый подвесили уже не по 24, как днем ранее, а по 8 3-дюймовых РСов – вероятно, запасы вооружения на Эйч-3 подходили к концу. Штаб Восточного фронта приказал атаковать позиции артиллерии противника в районе Дженина на западном берегу реки Иордан и авиабазу Рамат-Давид. Какой-либо разведывательной информации о целях не было, контакт с иорданскими частями у Дженина отсутствовал, вопрос о наведении ударных машин с земли не стоял даже в принципе.

К Дженину ушла тройка «Хантеров» – еще один был вынужден вернуться на Эйч-3 из-за отказа матчасти. Позиции артиллерии пилоты не нашли, и около 6 часов утра отработали по механизированной колонне противника на шоссе Назарет-Хайфа. По данным разведки ВВС Ирака, было убито 5 и ранено 8 человек, израильские публикации о результатах налета не упоминают.

Следом в воздушное пространство Израиля вошел первый из четырех Ту-16 10-й эскадрильи ВВС Ирака с шестью ФАБ-500 для Рамат-Давида. Около 6:05 экипаж майора аль-Тайи с высоты 7600 метров отбомбился по авиабазе, но, по данным израильтян, иракский пилот не дошел примерно 20 км до цели.

​Личный состав 10-й эскадрильи ВВС Ирака, вооруженной Ту-16; одиннадцатый слева – капитан Хусейн, командир экипажа, погибшего у Мегиддо iraqimilitary.org - Три боя над аэродромом H-3 | Warspot.ru
Личный состав 10-й эскадрильи ВВС Ирака, вооруженной Ту-16; одиннадцатый слева – капитан Хусейн, командир экипажа, погибшего у Мегиддо
iraqimilitary.org
Две следующих «тушки» вообще на цель не вышли, вернувшись на аль-Хаббанию из-за каких-то неполадок, а четвертая проскочила мимо Рамат-Давида и, сделав разворот над Средиземным морем, сбросила несколько бомб по центру города Нетания. Погибло и было ранено 22 человека. Затем бомбардировщик на малой высоте прошел над Рамат-Давидом, где пилоты четверки «Вотуров» как раз завершали предполетный осмотр своих машин перед вылетом против Эйч-3. Сразу после этого на хвост Ту-16 села пара «Миражей», пытавшаяся сблизиться на дистанцию стрельбы из пушек, но отогнанная огнем бортстрелков. Командир экипажа капитан Хусейн начал правый разворот, уходя на юг, на иорданскую территорию. Эйтан Ярив, командир зенитной батареи у авиабазы Мегиддо, вспоминал:

«Самолет вошел в зону поражения, и мы открыли огонь. Мы попали по нему, но он не падал, мы продолжали попадать снова и снова, но он все летел… У меня в батарее было три 40-мм пушки с радиолокационным наведением, и, получая попадания, самолет отстреливался из орудия в хвосте и даже попал по штабу авиабазы».


Следом один из «Миражей» выпустил по бомбардировщику УР «Шафрир» – пилот не наблюдал поражения цели, отвлекшись на переключатель огня, но через минуту Ту-16 упал на военную базу израильской армии. Весь экипаж погиб, забрав с собой в могилу 14 резервистов ЦАХАЛ сразу и еще 2 саперов впоследствии, когда они пытались обезвредить неразорвавшиеся авиабомбы. Победу записали двум пилотам Хель Хаавир, разделившим ее с батареей Эйтана Ярива. На фоне этой погони за тяжелым бомбардировщиком абсолютно незамеченной осталась пара иракских «Хантеров», на малой высоте вышедшая к Рамат-Давиду и беспрепятственно выполнившая атаку. Правда, по израильским данным, под удар попала не авиабаза, а два населенных пункта к северу и востоку от нее.

Второй авианалет
Пилоты вернувшейся на свой аэродром пары «Хантеров» уже заходили на посадку, когда были обнаружены пришедшие за ними к Эйч-3 самолеты Хель Хаавир – четверка «Вотуров» и два прикрывавших ее «Миража» IIICJ. В воздух было приказано немедленно поднять дежурившие на земле в готовности №1 два МиГ-21ФЛ и два «Хантера».

​SO.4050 «Вотур» II ВВС Израиля – на переднем плане двухместная модификация IIN, на заднем одноместная IIA - Три боя над аэродромом H-3 | Warspot.ru
SO.4050 «Вотур» II ВВС Израиля – на переднем плане двухместная модификация IIN, на заднем одноместная IIA
Уже выпустивший шасси старший лейтенант ас-Самаррай успел вовремя выполнить резкий разворот и смог сорвать атаку вышедшего ему в хвост «Миража», но капитану Юзбаки, начавшему в тот момент взлет, повезло существенно меньше. Согласно арабским источникам, он перешел в набор высоты слишком рано, его «Хантер» потерял скорость и врезался в главную цистерну для хранения воды, пилот погиб. Израильтяне утверждают, что «Миражами» была уничтожена одна из заходящих на посадку машин. Поскольку оба истребителя, вернувшиеся от Рамат-Давида, сбиты не были, то речь, возможно, идет о «Хантере» капитана Юзбаки.

Всем трем остальным иракским самолетам удалось подняться в воздух, и в хаосе «собачьей свалки» над аэродромом пилот второго из взлетевших «Хантеров» завязал дуэль с «Вотуром» капитана Зоара, был ранен, но смог успешно приземлиться. На хвост Зоару тут же сел один из МиГов, а у того, в свою очередь, в хвосте оказался «Мираж» Йехуды Корена – будущего «двойного» аса Хель Хаавир. Майору Сараху, пилоту «двадцать первого», никак не удавалось добиться захвата цели инфракрасной системой наведения ракеты Р-3С, и израильский пилот смог поймать его в прицел. По докладу Корена, очередью 30-мм снарядов у МиГа было срезано правое крыло, после чего тот перешел в падение и разбился. На деле один из снарядов попал «двадцать первому» в хвостовую часть, был поврежден контейнер тормозного парашюта, который немедленно раскрылся и оторвался при последовавшем сразу же оборонительном маневре майора Сараха, ушедшего с разворотом вниз.

Тем временем все израильские ударные машины на полной скорости шли на запад. Преследовавший их второй МиГ-21 выпустил по ним две Р-3С, ни одна в цель не попала. По итогам второго боя над Эйч-3 пилоты Хель Хаавир доложили об уничтожении двух МиГ-21 и шести «Хантеров» на земле, а также одного МиГ-21 и одного «Хантера» в воздушном бою (оба записаны на счет Йехуды Корена). На деле у иракцев был потерян один «Хантер» и два самолета повреждены.

На обратном пути «Вотуры» проштурмовали на шоссе на Амман шедшую на фронт колонну 8-й иракской бригады и двигавшуюся в обратном направлении группу машин с иорданскими пилотами: вечером предыдущего дня король Иордании Хусейн договорился с президентом Ирака, что оставшиеся «безлошадными» летчики получат новые «Хантеры» на иракских авиабазах. Около полуночи в путь отправилась первая группа иорданского летного и летно-технического состава. Старший офицер группы капитан Насри Джумин вспоминал:

«Когда мы добрались до Эйч-3, там был дым и хаос. [Командир авиакрыла] полковник Хамид [Шабан ат-Тикрити] сказал нам, что самолетов у него нет, и разместить нас негде».

Иорданцев, среди которых были и два пакистанских инструктора, быстро покормили, выделили грузовик вместо сломавшегося автобуса и отправили дальше в аль-Хаббанию, куда они и прибыли около 9 часов вечера, проделав ещё примерно 400 км по дороге через пустыню.

Третий авианалет
В 3 часа ночи 7 июня иорданских пилотов разбудили и собрали на КП аль-Хаббании. Днем ранее будущий командующий ВВС Ирака полковник Хамид Шабан ат-Тикрити на «спарке» лично прибыл на Эйч-3 и, выяснив ситуацию с топливом, водой и боеприпасами, принял решение об эвакуации аэродрома. Прикрыть «сборы» и взлет остававшихся в строю самолетов 6-й, 17-й и 29-й эскадрилий должны были «Хантеры» с аль-Хаббании – но тут имелась загвоздка: пилотов, подготовленных на этот тип самолета, на авиабазе почти не было, поэтому из иорданцев и иракцев пришлось на скорую руку формировать смешанные звенья.

В 7 утра для патрулирования в воздухе над Эйч-3 ушло первое звено «Хантеров». В 10:15 ему на смену вылетела вторая четверка. Вел ее флайт-лейтенант (капитан) Сайф-уль-Азам, пилот ВВС Пакистана, командированный в иорданскую авиацию в качестве инструктора. На его счету были уже три победы: индийский «Гнат», сбитый 18/19 сентября 1965 года, и два израильских MD-454 «Мистéр» IVA, уничтоженные над аль-Мафраком в первый день Шестидневной войны (израильтяне подтверждают потерю одного, второй поврежден). Ведомыми у пакистанца шли три старших лейтенанта: иорданец Ихсан Шурдом и два иракца – Самир Юсиф Зайнал и Галеб аль-Хамид аль-Кайси.

Этот воздушный «интернационал» был уже недалеко от Эйч-3, когда командир колонны иракских войск, двигавшейся к Дамаску, передал, что с запада на малой высоте идет восьмерка израильских самолетов. Это были четыре «Миража» IIICJ и четыре «Вотура» (двухместный у ведущего, одноместные у ведомых). Пилоты Хель Хаавир только-только успели сбросить бомбы по ВПП аэродрома, когда их сзади-сверху на пикировании атаковало звено Сайф-уль-Азама.

«Миражи», однако, оказались быстрее: капитан Гидеон Дрор атаковал иракскую пару, зашедшую в хвост «Вотурам», и сбил аль-Кайси. Его немедленно обстрелял сзади Сайф-уль-Азам – снаряды попали в хвостовую часть самолета, машина перестала слушаться управления, и израильский пилот катапультировался. Пакистанец сразу же переключился на «Вотур», шедший встречным курсом в 600 метрах ниже:

«Я перевернул «Хантер» и сделал нисходящую полупетлю. Я тянул ручку управления так, что в глазах потемнело, и, когда вышел в горизонтальный полет, то обнаружил себя в [50 метрах] от «Вотура», быстро приближаясь к нему, несмотря на выпущенные тормозные щитки и убранную до минимума мощность двигателя. Но в этом случае я не стал колебаться и дал очередь из очень мощной 30-мм пушки. Одновременно я резко отвернул влево. По самолету прошла сильная дрожь. Я налетел на обломки взорвавшегося «Вотура».

После посадки в фюзеляже самолета Сайф-уль-Азама действительно обнаружили немаленький кусок обшивки израильского самолета, пилот которого, капитан Ицхак Гланц-Голан, катапультировался и вместе с Дрором был взят в плен на земле.

Потерявший ведомого старший лейтенант Зайнал в это время продолжал преследовать командира звена «Вотуров», успешно уклонившегося уже от трех его атак и уходившего в западном направлении. Четвертая попытка оказалась успешной – снаряды поразили крыло и фюзеляж израильской машины, которая с хвостом дыма перешла в кабрирование, а затем один из членов ее экипажа катапультировался, но высоты не хватило, чтобы купол парашюта смог полностью раскрыться. Позднее обломки «Вотура» и тела обоих пилотов были найдены саудовскими пограничниками.

Полковник Иезекииль Сомек, шедший ведомым командира звена «Вотуров», отдал приказ всем немедленно выходить из боя. Пилоты «Хантеров», тем не менее, продолжали атаки и впоследствии доложили, что, как минимум, две израильских машины «полетели умирать», оставляя за собой хвосты дыма. К 11:35 всё было кончено. Флайт-лейтенант Сайф-уль-Азам вернулся в аль-Хаббанию на последних каплях топлива. Его ведомый старший лейтенант Шурдом с практически сухими баками выполнил вынужденную посадку на грунтовой площадке неподалеку. Старший лейтенант Зайнал, который увлекся преследованием противника, сел на Эйч-3, умудрившись при этом не попасть в воронки израильских авиабомб. Его машину заправили, и уже через час он был в аль-Хаббании.

Пилоты «Хантеров» заявили о шести победах – каждый из трех, оставшихся в живых, претендовал на один «Мираж» и один «Вотур». Еще один самолет записала на свой счет батарея 100-мм зенитных пушек КС-19, обеспечивавшая ПВО Эйч-3. Израильские источники, однако, подтверждают только потерю трех машин и четырех пилотов – двух погибшими и двух попавшими в плен.

Итоги
Из иракских материалов не очень понятно, была ли в последующие дни завершена эвакуация Эйч-3, но боевых вылетов с этого аэродрома уже не производилось, поскольку то ли осколками авиабомб израильтян, то ли обломками самолета старшего лейтенанта аль-Кайси 7 июня был поврежден топливный склад. «Хантеры» с аль-Хаббании и багдадской авиабазы аль-Рашид до самого конца Шестидневной войны продолжали обеспечивать прикрытие с воздуха Эйч-3 и объектов в Иордании, делая по 2-3 вылета в сутки, но встреч с самолетами израильской авиации более не имели.

С 5 по 7 июня 1967 года пилоты эскадрилий, базировавшихся на Эйч-3, выполнили 13 боевых вылетов против наземных целей в Израиле и пережили 3 авианалета, в которых участвовало 17 машин Хель Хаавир. Потеряв в воздухе два «Хантера», они смогли одержать три подтвержденные победы, однако противнику удалось уничтожить на земле не менее 6 самолетов и нанести существенные повреждения строениям и ВПП аэродрома, фактически, «выключив» его из боевых действий до конца войны. В ВВС Израиля, однако, подготовка и проведение ударов по Эйч-3 были восприняты без особого энтузиазма. По свидетельству полковника Элиэзера Коэна,

«Бомбардировка Эйч-3 в Ираке – эпилог войны, в котором не было вдохновения её поразительных начальных моментов – стала предметом особой критики. Не будучи частью изначального плана, эта атака не получила того внимания, которое было уделено аэродромам Египта, Иордании и Сирии. День за днем самолеты посылали после беглой проработки задачи, без карт и разведданных, одним и тем же маршрутом… Повреждения, полученные Эйч-3, были незначительными, а потери – погибшие пилот и штурма, два пилота в плену, три сбитых самолета – выше, чем на любой другой авиабазе. В глазах критиков это было предостережением о сбое в системе, которая лучше всего функционирует с заблаговременным планированием и продолжительной подготовкой, но терпит неудачу в импровизации».
​Капитан Гидеон Дрор (слева) и капитан Ицхак Гланц-Голан (справа) в иракском плену twitter.com - Три боя над аэродромом H-3 | Warspot.ruПопавшие в плен израильские пилоты были немедленно переданы представителям иракской разведки, доставившим их в Багдад. Гидеон Дрор отказался что-либо говорить на допросах – еще ребенком он пережил Холокост и, по его собственным словам, видел смерть гораздо ближе. Ицхак Гланц-Голан, напротив, многое рассказал иракцам о подготовке, проводившейся «в течение полутора лет на макетах, в точности повторявших цели, которые они должны были атаковать». Уже 26 июня двух капитанов и тела экипажа сбитого «Вотура» обменяли на 482 иорданских военнопленных и тела экипажа Ту-16, сбитого у Мегиддо утром 6 июня.
Флайт-лейтенант Сайф-уль-Азам стал одним из главных героев стран арабской коалиции и был награжден иорданским Орденом независимости и иракской Медалью Мужества. После двух лет на Ближнем Востоке он продолжил службу в пакистанской авиации, а в 1971 году перешел в ВВС Бангладеш – и, по всей видимости, стал единственным авиатором, летавшим в составе четырех ВВС и одержавшим победы в трех из них.

После Войны Судного дня, в 1970-х Эйч-3 был перестроен югославскими компаниями и превратился в комплекс из трех авиабаз, главная из которых получила название аль-Валид. В ходе ирано-иракской войны именно туда командование ВВС Ирака старалось оттянуть свои силы, что, впрочем, не спасало от болезненных ударов противника. В 1991-м бывший Эйч-3 стал одной из приоритетных целей для самолетов Коалиции, поскольку разведка сообщила, что именно там хранится химическое оружие Саддама Хусейна. В конце марта 2003-го авианалеты на аль-Валид продолжались более суток, после чего его иракские защитники покинули свои оборонительные позиции. С тех пор комплекс авиабаз почти уже два десятилетия не используется.

Александр Бырихин



Tags: Израиль, История и культура, ЦАХАЛ, авиация
Subscribe

Posts from This Journal “ЦАХАЛ” Tag

promo grimnir74 march 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments