?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Формула тюрьмы

Его карьера рухнула, когда он вступился за коллегу, насильно заточенного в психбольницу. Вскоре там же оказался и он. После математик Юрий Шиханович пережил еще два тюремных срока. Но в промежутках он так учил студентов, что они помнят его до сих пор.

Он был математиком, в 1960-х работал ассистентом на кафедре структурной и прикладной лингвистики филфака МГУ. Выгнали Юрия Шихановича оттуда в 1968 году с суровой записью в трудовой книжке – профнепригоден. На самом деле, плохо сработался с руководством факультета. Ставил оценки студентам без учёта пожеланий деканата, оказывал поддержку гонимым с кафедры, вступался за репрессируемых коллег. Выгнать его планировали давно, но повод приличный не находился. А в том самом году как раз был насильно госпитализирован в психиатрическую больницу математик Александр Сергеевич Есенин-Вольпин. На принудительное лечение его отправили, конечно, не из-за науки – просто Есенин-Вольпин был еще и философ, и поэт, и диссидент. Это он организовал «Митинг гласности» 5 декабря 1965 года в Москве с требованием провести суд над Синявским и Даниэлем открыто.

Когда Есенина-Вольпина насильно госпитализировали, возмущённые коллеги написали «Письмо девяноста девяти». В нём сообщалось, что крупный советский математик, известный специалист в области математической логики Есенин-Вольпин, насильственно, без медицинского обследования, без ведома и согласия родных помещён в психиатрическую больницу. Заканчивалось письмо довольно сдержанным требованием оставить учёного в покое и позволить ему «просто работать».

Некоторые подписанты за дерзость поплатились: академика Петра Новикова уволили с должности завкафедрой МГПИ, разогнали лабораторию Александра Кронрода в Институте теоретической и экспериментальной физики, работы лишились Наум Мейман и Исаак Яглом. Многие от своих подписей в итоге отказались, кроме Меймана и Шихановича.

Шихановича уволили уже после письма, направленного конкретно против него. Его написал аспирант Георгий Анджапаридзе. Студенты пытались за профессора вступаться – любили! – но Анджапаридзе писал кляузы и на них. Гоги, вероятно, был обижен на своего бывшего преподавателя Шихановича – тот однажды завалил его на экзаменах. В письме против профессора он называл его «несправедливым экзаменатором». Его, безусловно, можно было так назвать, особенно если так было нужно.

Настоящие студенты и по сей день отзываются о профессиональных и личностных качествах Шихановича исключительно как о «грандиозных». Спрашивал он со студентов действительно по высшей планке, но в эту планку он лично очень вкладывался. Требовал точности в терминологии, рассуждениях, формулировках, добивался полноты логического разбора – но прежде всего учил их всему этому. Рассуждать, доказывать, опровергать. Он всегда до последнего давал студенту возможность доформулировать, если видел, что у него от зачётного напряжения словарный запас истончается.

Были у профессора и дополнительные занятия, внеурочные, не оплачиваемые. Он часами консультировал студентов не только по математике и логике. Вспоминают, что к нему приходили и с личными проблемами любой сложности. «Истина и Ложь как первостепенные оценки знания – все это лежало в основе его математического и педагогического мировоззрения», – вспоминал о нём Григорий Крейдлин. И все до единого студенты вспоминали, что их образовательные заседания с Шихановичем нередко перемещались из стен университета на Главпочтамт или в метро на «Охотный ряд», где можно было сидеть до последнего поезда.

Его личные потери тянулись с детства. Мать умерла в июне 1941-го, в том же году на фронте без вести пропал отец, в следующем – брат. Родственникам удалось вывезти Юру из города, а вот дед его погиб в Бабьем Яру. Несколько месяцев Шиханович провел в детском доме в Новосибирске, потом жил у брата отца в Самарканде. Учился сначала в Суворовском училище, но отчислился оттуда по собственному желанию в 1949 году, поступил на мехмат Киевского государственного университета. Но потом перевёлся на мехмат МГУ.

Некоторые ученики почтительно называли его только по имени-отчеству, иные, те, с кем дальше связывала жизнь, звали Юра или Ших. У Юрия Шихановича учились поколениями, он помнил по именам почти всех своих студентов, а зачастую – и их детей, впоследствии становившихся опять-таки его студентами. Были и уж совсем выдающиеся случаи. Шиханович писал, что за время своего многолетнего преподавания обучал внучку, правнучку и праправнучку Абрама Вигдорова: Фриду Вигдорову, которая запомнилась честным стенографированием суда над Бродским, потом её дочь, а потом у него училась и её внучка Александра Раскина.

Как раз Александра Раскина вспоминала, что математикой была поглощена и на экзамены ходила с интересом. Но далеко не все на курсе так восторженно относились к царице дисциплин. На первом курсе Александра попросила за слабых однокурсников, чтобы Шиханович и его коллега Успенский на экзаменах спрашивали их по силам. Преподаватели наотрез отказались уступать, считая, что во время экзамена у студента есть последняя возможность хоть чему-то научиться. На втором курсе Раскина вновь попыталась убедить преподавателя, что «экзамен – это не то место, где надо студента огорошивать». В результате он предложил ей самой не сдавать экзамены в следующую сессию, если она уже сейчас согласна на «четвёрку». Она согласилась и в следующий семестр, расслабленная заведомым зачётом, обнаружила, что несмотря на посещение занятий, выполнение заданий, чтение дополнительной литературы и прочих способов закрепления материала, алгебру до конца она так и не поняла.

В СССР с 1968 по 1983 годы выходил правозащитный бюллетень «Хроника текущих событий». Безоценочность, сдержанность и факты стали тремя главными правилами бюллетеня. Шиханович был одним из его редакторов, а в последние годы – практически главным редактором, потому в качестве содержания читателю сомневаться не приходилось. Госбезопасность, писал Андрей Сахаров, яростно преследовала всех, имеющих хотя бы малейшее отношение к бюллетеню. Пропаганда называла его «клеветническим», хотя не могла указать и на 1% некорректной информации в «Хронике». Всем причастным судьи щедро раздавали сроки, так что авторы быстро заканчивались. К концу 1970-х годов «Хроника» перестала быть новостным листком, превратившись в летопись.

Пятьдесят девятый номер Шиханович собирал совместно с Леонидом Вулем, Александром Даниэлем, Борисом Смушкевичем, Ефимом Эпштейном и Андреем Цатуряном. Номер был практически готов, соавторы запланировали встретиться для финальных правок и утверждений 20 февраля 1981 года. Сотрудники КГБ взяли «хроникеров», что называется, с поличным в тот же день. Они ждали подпольную редколлегию у подъезда дома Леонида Вуля. Когда после своеобразного обмена приветствиями поднялись в квартиру, было похоже, что им тут всё известно, они знали, куда заглядывать и где что брать, выпуск арестовали и увезли. Пытались прихватить с собою и хозяина квартиры: «Леонид Давидович, просто чаю попить». Без повестки пить чай на Лубянке Вуль отказался. Повестка пришла к нему позже, но в тот раз ни его, ни Шихановича не арестовали.

Шихановича арестовали в 1983 году, это стало вторым его арестом. Первый раз он был лишён свободы с 1972-го по 1974-й годы – содержался в психиатрической больнице. Есть информация, что Александр Солженицын отправил даже Ричарду Никсону телеграмму перед его приездом в СССР – просил ходатайствовать перед советским правительством за освобождение Шихановича и генерал-майора Петра Григоренко, ставшего впоследствии диссидентом и правозащитником. Как бы там ни было, накануне приезда американского президента в Москву в июне 1974 года обоих выпустили.

В 1983-м Шихановичу дали семь лет, но времена стремительно менялись, политзаключённых вскоре стали освобождать, его выпустили в феврале 1987-го. После Перестройки и развала СССР общественная деятельность для Шихановича не закончилась. Даже в 2006 году он посещал заседания суда по поводу дела Самодурова и Ерофеева о проведении выставки «Запретное искусство», был на многих правозащитных мероприятиях, пикетах и общественных слушаниях по делу ЮКОСа.

Сергей Ковалёв, первый уполномоченный по правам человека в РФ и один из авторов российской версии Декларации прав человека, свои воспоминания о Шихановиче назвал «Хорошо организованная Вселенная». Юрий Александрович отлично знал цену человеческой поддержки. Для многих друзей и коллег он стал чем-то вроде такой вот гавани, где разум и человечность, дружба и помощь оказывались не просто словами.

Posts from This Journal by “СССР” Tag

promo grimnir74 march 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…

Profile

grimnir74
Алексей С. Железнов

Latest Month



Яндекс цитирования

Flag Counter



Поиск по блогу
Яндекс



Locations of Site Visitors

Мой Инстаграм

Instagram


рейтинг блогов
рейтинг блогов

Алексей С. Железнов

Создайте свою визитку






Яндекс.Метрика









Маил.ру


Рейтинг@Mail.ru




Рейтинг@Mail.ru


Comments

Powered by LiveJournal.com