?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Борхес евреем не был, но всю жизнь себя им представлял. Мудрый слепой старец ратовал за независимость Израиля, посвящал ему стихи и часто ставил в центр своей интеллектуальной Вселенной.

Хорхе Луис Борхес, пожалуй, самый популярный из писателей – интеллектуалов ХХ века. Он много лет проработал в библиотеке, рано начал терять зрение – и значительную часть своей долгой жизни провёл совсем слепым. Но его эссе, стихи и рассказы были удивительно зрячими, охватывали мироздание широким взором и одновременно смотрели в его глубины. В итоге они обогатили, а может быть, и вовсе изменили наш читательский взгляд на мир.

Благодаря его рассказам фигура библиотекаря, читателя, человека книги приобрела таинственный романтический ореол, а мир стал восприниматься как наполненный знаками текст. Корни такого мировосприятия сам Борхес видел в еврейской культуре. В знаменитом эссе «Каббала» он пишет, что само понятие священной Книги делало мировосприятие древних и средневековых иудеев литературоцентричным – ничего подобного не было ни в античности, ни в средневековой Европе. Не только откровение оказывается ниспосланным свыше, одухотворяется и сама идея чтения и буквы: «В священной Книге сакральны не только слова, но и знаки, которыми она написаны. И каббалисты воспользовались этой идеей для изучения Писания».

Именно Борхес популяризовал фигуру исследователя средневековой иудейской мистики Гершома Шолема – в итоге антифашист-интеллектуал, сосредоточенный на своих ученых занятиях, стал восприниматься культурным героем. А в стихотворении «Голем» Борхес пишет не только о мифическом созданном из глины существе. Голем для него – тот, в кого жизнь вдохнули именно словом, письмом и чтением – надписью на лбу. В этом стихотворении Борхес изящно ссылается на труды своего предшественника, Шолема, и это, может быть, единственная в истории литературы научная сноска, вставленная в куплет романтической баллады:

Ключами и Вратами – всем на свете,
Шепча его над куклой бессловесной,
Что сотворил, дабы открыть из бездны
Письмен, Просторов и Тысячелетий.

(Создатель, повинуясь высшей власти,
Творенью своему дал имя Голем,
О чём правдиво повествует Шолем –
Смотри параграф надлежащей части.)

(Перевод Бориса Дубина)

Борхес воспринимал мир как гипертекст, гигантскую книгу с бесконечным количеством страниц, которая может и должна быть прочитана. «Вселенная – некоторые называют ее Библиотекой…» – с этих слов начинается один из самых его знаменитых рассказов «Вавилонская библиотека». И очень важно, что буквой – и именно буквой еврейского алфавита – Борхес называет чудесное сосредоточение Вселенной в единой точке. Он пишет об этом в рассказе «Алеф», также хрестоматийном, представляющем собой одну из его визитных карточек.

Интерес Борхеса к еврейской культуре был столь велик, что в 1934 году профашистски настроенный аргентинский журнал «Тигель» обвинил писателя, что тот и сам еврей. На это Борхес ответил эссе, которое так и назвал «Я еврей». «Я всякий раз испытывал удовольствие, представляя себя евреем. Речь всего лишь о выдумке, о мысленном приключении тихони и домоседа, которое ведь не задевает никого и меньше других – репутацию Израиля, поскольку мое иудейство, подобно песням Мендельсона, остается музыкой без слов», – признался писатель.

Полное имя Борхеса – Хорхе Франсиско Исидоро Луис Борхес Асеведо, согласно аргентинской традиции в документах он носил фамилии обоих родителей. В эссе Борхес с сожалением пишет, что фамилия его матери, Асеведо, которая могла быть и сефардской, в случае его семьи оказалась испанской.

Хорхе Луис Борхес испытывал к еврейской культуре не только интеллектуальный интерес, но и политический. Он был горячим сторонником Государства Израиль, тогда ещё совсем молодого. В 1966 году он написал письмо Давиду Бен-Гуриону, в котором признался в любви к евреям и их стране. Бен-Гурион тут же лично пригласил писателя в Израиль. Впервые Борхес оказался в Израиле в 1969 году, а еще через два года приехал туда снова – чтобы получить высшую национальную литературную награду, Иерусалимскую премию.

Борхес был антикоммунистом и антифашистом, однако в целом признавал себя человеком аполитичным. Он говорил, что только одно политическое событие взволновало его по-настоящему – победа Израиля в Шестидневной войне. Воодушевлённый ею, в конце 60-х Хорхе Луис Борхес пишет об Израиле несколько стихотворений. В первом из них, «К Израилю», Борхес находит место народу и стране Израиля в своей уникальной художественной Вселенной:

Кто скажет, не затерялся ли ты, Израиль,
в затерянном лабиринте земных рек,
в крови моей? Кто найдет те места,
где текла моя и твоя кровь?

(Перевод Любови Черниной)

Ключевым здесь оказывается символ лабиринта – лабиринт для Борхеса всегда оказывается одновременно и Книгой, и Библиотекой, и всем мирозданием. В другом стихотворении цикла «Израиль, 1969» Борхес обозначает преемственность между иудаизмом Ветхого Завета, средневековыми изысканиями Каббалы и современным Государством Израиль. Юный новобранец, победивший в Шестидневной войне, оказывается прямым наследником и правопреемником древнего мудреца:

Что ты еще, Израиль, если не эта ностальгия,
не это стремление сохранить
среди неустойчивого времени
свою древнюю магическую книгу…
Это не так. Древнейший из народов
в то же время и самый молодой.
…Ты станешь израильтянином, станешь солдатом.
Ты построишь родину на болотах: поднимешь ее в пустыне.

(Перевод Любови Черниной)

И наконец, стихотворение «Израиль», самое прославляющее и одновременно самое личное в цикле. Из него мы видим, что хотя фамилия Асеведо и не оказалась еврейской, в глубинном смысле Борхес ощущал себя евреем. Израиль в стихотворении – в том числе и Самсон, слепой старик.

Слепым стариком был и сам Хорхе Луис Борхес, слепота как внутреннее зрение была очень важна для его мироощущения и не воспринималась как трагедия. Он сам не раз писал об этом, и именно образ незрячего мудрого старца закрепился за писателем ещё при его жизни.

Он, бывший заключенным и изгоем,
он, обреченный на удел змеи –
хранительницы мерзостного клада,
он, Шейлоком оставшийся для всех,
он, преклоняющийся до земли,
чтоб вспоминать о прежних кущах Рая,
слепой старик, назначенный свалить
колонны храма,
лицо, приговоренное к личине,
он, все же ставший всем наперекор
Спинозою, Бал-Шемом, каббалистом,
народом Книги,
устами, славящими из глубин
божественную справедливость Неба,
дантист и адвокат,
беседовавший с Б-гом на вершине,
он, обреченный на удел отбросов
и мерзостей, судьбу еврея,
уничтожаемый огнем, камнями
и газом смертных камер,
отвоевавший трудное бессмертье
и сызнова бросающийся в бой
на беспощадный свет своей победы, –
прекрасный, словно лев в сиянье дня!

(Перевод Бориса Дубина)

Tags:

Posts from This Journal by “ЖЗЛ” Tag

promo grimnir74 march 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…

Profile

жб
grimnir74
Алексей С. Железнов

Latest Month

December 2022
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031


Яндекс цитирования

Flag Counter



Поиск по блогу
Яндекс



Locations of Site Visitors

Мой Инстаграм

Instagram


рейтинг блогов
рейтинг блогов

Алексей С. Железнов

Создайте свою визитку






Яндекс.Метрика









Маил.ру


Рейтинг@Mail.ru




Рейтинг@Mail.ru


Comments

Powered by LiveJournal.com