?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В разгар «дела врачей» фронтовик Рудольф Бершадский избил костылями звезду советской литературы Константина Симонова – за то, что выступил антисемитом.

Красочные воспоминания, как литератор Рудольф Бершадский избил костылем Константина Симонова, приписывают Григорию Свирскому. Дело было в начале 1953 года – за два месяца до смерти Сталина, на пике так называемого «дела врачей». Тринадцатого января газета «Правда» вышла с сенсационной статьей без подписи – «Подлые шпионы и убийцы под маской профессоров-врачей». Речь в ней шла об аресте девяти еврейских медиков, которые лечили ведущих партийных деятелей. Газета, ссылаясь на хронику ТАСС, обвиняла врачей в создании террористической группы. «Они ставили целью путем вредительского лечения сократить жизнь активным деятелям Советского Союза. Злоупотребляя доверием больных, преднамеренно, злодейски подрывали их здоровье, ставили им неправильные диагнозы, а затем губили больных неправильным лечением», – писала «Правда». При этом, по мнению анонимных авторов статьи, преступники старались в первую очередь «подорвать здоровье руководящих советских военных кадров, вывести их из строя и тем самым ослабить оборону страны».

Истоки этого громкого процесса, который вошел в историю СССР как «дело врачей-вредителей», лежат еще в 1948 году. Они начались с письма советского медика Лидии Тимашук в Министерство государственной безопасности – МГБ, предшественник КГБ. В нем Тимашук утверждала, что поставила диагноз «инфаркт миокарда» члену Политбюро товарищу Жданову, а группа влиятельных врачей позже заставила ее переписать диагноз и назначила заведомо неправильное лечение, которое привело в итоге к смерти пациента. Жданов умер в августе 1948 года. Но еще за полтора года до смерти он, отвечавший за идеологию партии, яростно клеймил с трибуны писателей-«мракобесов» и «ренегатов», как он сам называл их: Зощенко, Ахматову, Гиппиус, Сологуба и других.

Жалобу Тимашук поначалу оставили без внимания. Но уже в начале 50-х она, очевидно, попала в «культурный» тренд. По стране объявили войну с «безродным космополитизмом» – борьбу с прозападными взглядами у интеллигенции. Эта борьба быстро приобрела антисемитский оттенок, и возглавлял ее, что интересно, тоже Жданов. К тому моменту, как газета «Правда» вышла со своим разоблачением группы врачей-«вредителей», все они уже были арестованы. Статья в «Правде» стала сигналом к публикации целой волны антисемитских фельетонов в советской прессе – их авторы «разоблачали» евреев в махинациях, выдумывая истории хищений, шпионажа и иного еврейского «вредительства». Молчала лишь «Литературная газета».

Писатель Григорий Свирский вспоминал: отделом фельетонов в «Литературке» руководил фронтовик Рудольф Бершадский – человек, прошедший Гражданскую и Великую Отечественную войны, воевавший с японцами на озере Хасан и с финнами на Карельском перешейке. В 1953 году ему было всего 44 года, но он уже был наполовину глух от контузий и сгорблен от ранений – ходил, опираясь на палку-костыль. Кроме того, Бершадский был чистокровным евреем.

В книге мемуаров «На лобном месте» Свирский пишет: «В дни истерии, вызванной сообщениями о врачах-убийцах, несколько энтузиастов взломали ночью письменный стол Бершадского. Внутри нашли два фельетона-проклятия “врачам-убийцам”, которые Бершадский не передал для публикации». Назначили разбирательство. Началось такое! «Агент империалистических разведок!», «Иуда!», «Диверсант!» – терминология была отработана годами. «Пусть сам Бершадский выступит!» – кричал зал, готовый Бершадского ногами затоптать. И вот появился у стола президиума Рудольф Бершадский, сгорбленный, полуглухой. Вся грудь – в боевых орденах. Молчание зала становилось тягостным. Казалось, вот-вот кто-то крикнет: «Товарищи, не на того напали! Ошибка!» И вот тут поднялся со своего места благовоспитанный, находчивый Константин Симонов – и «спас положение». Он произнес речь, которую многие из нас не забудут до конца жизни. «Да, – сказал Симонов, в голосе его звучали страдание и решимость преодолеть жалость к своему подчиненному, – Бершадский действительно храбро воевал. Сам подбил несколько танков. Военные газеты писали о его доблести. Знаю!» Тут главный редактор «Литературки» помолчал и нанес последний удар: «Храбро воевал, да! Но за какие идеалы?!»

Идеалы у Бершадского были, конечно, «космополитические». Бершадского арестовали тогда же. А вскоре после его ареста умер Сталин, развалилось «дело врачей», признанное грубой фальсификацией, и случилось так, что через полгода Рудольф Бершадский вновь оказался на свободе.

Свирский пишет: прямо из тюрьмы Бершадский идет в Союз писателей, где в это время Симонов читает доклад учителям Москвы. Бершадский усаживается в первом ряду, прямо у трибуны, в своем тюремном пиджаке. Симонов видит его, бледнеет, тянется к стакану с водой. Он пьет, «стараясь, чтобы зубы не стучали о стакан».

В первой версии воспоминаний Григория Свирского сцена встречи завершается лаконично: «С трудом Симонов довел победный доклад до конца». Вторая версия более красочна: «И вдруг Бершадский поднялся, взял костыль, подошёл к столику президиума. Переложил костыль в правую руку. И неожиданно для всех нанес Симонову удар костылем прямо в лицо, да так, что Симонов упал вместе со стулом на спину. В зале раздались выкрики: “Милицию, вызовите милицию!” В это время с пола поднялся Симонов. Утирая кровь, текущую из рассеченной брови, он сказал: “Не надо милицию, мы с товарищем Бершадским друг друга поняли”».

Исследователи советской литературы признают: историю удара костылем, вероятнее всего, сфальсифицировали – дописали в воспоминания Свирского позже. Что не отменяет главного факта: Рудольф Бершадский оказался едва ли не единственным человеком в советской прессе, кто выступил против антисемитской травли.

Журналист Марк Поповский, который в те же годы работал в «Литературной газете», писал: «После ареста Бершадского на страницах один за другим появились два разухабистых антисемитских фельетона, ничуть не уступающих тем, что публиковали в те месяцы “Правда”, “Известия”, “Крокодил” и другие партийные издания. У нас, молодых сотрудников и авторов “Литературки”, эта история вызвала шок. Мы не были наивными детьми и знали примерный механизм таких редколлегий. Ясно, что где-то наверху – на самом верху! – заметили, что “Литературная газета” не идет в ногу, не поддерживает развязанную ЦК антисемитскую кампанию. На Симонова гаркнули. Требовалась немедленная жертва, и он эту жертву принес».

Рудольф Бершадский после истории с Симоновым проявил себя как талантливый детский писатель и сценарист. Он умер в мае 1979 года. Константин Симонов пережил его всего на четыре месяца. Герой Великой Отечественной войны, военный корреспондент, который прошел путь от Одессы до Берлина, автор великого романа «Живые и мертвые», Симонов дожил до 63 лет. Его коллега Владимир Еременко вспоминал: «В конце жизни он будто бы каялся за свой конформизм и те уступки чиновникам от литературы, когда был главным редактором “Литературки”, а затем и “Нового мира”. Тогда же из наших бесед сложилось впечатление, что Симонов своими протестами, конфронтацией с высокими чиновниками как бы замаливает свои грехи молодости, когда он слишком ревностно выполнял волю и линию высоких партийных инстанций».

Мемуарист Григорий Свирский в 1972 году эмигрировал в Израиль. Позже осел в Канаде, где скончался в 2016 году в возрасте 95 лет. Подобно Симонову, Свирский тоже работал во время войны полевым корреспондентом – он награжден девятью медалями и орденами за участие в Великой Отечественной войне.

Posts from This Journal by “евреи” Tag

promo grimnir74 march 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…

Comments

edya522
Apr. 4th, 2021 01:16 pm (UTC)
Жданов умер в 48- м, а в пятидесятых возглавил борьбу против космополитов?
Прошедший Гражданскую войну, это значит в ней воевавший. В девять лет? Ну-ну.
Статью бы не мешало редактировать прежде чем перепечатывать.
judit_tatyana
Apr. 4th, 2021 03:54 pm (UTC)
"В мальчишеском возрасте вступил в Красную Армию. Участник гражданской войны. Учился на экономическом факультете Коммунистического университета преподавателей общественных наук, на философском факультете МИФЛИ. С 1926 года печатался как журналист и поэт.

Принимал участие во многих «горячих точках», в том числе, столкновениях с японцами на оз. Хасан в 1938 году, советско-финской войне (1939—1940). Во время войны корреспондент фронтовых газет. Побывал в сражающемся Вьетнаме.

Член ВКП (б) с 1938 года. Награждён орденом Красной Звезды (1940)." Википедия


"Через четыре с половиной года смерть Жданова аукнулась "делом убийц в белых халатах". По словам современного публициста и писателя Александра Никонова, его деревенская тетя в 1990-х годах повторяла слышанные в юности ужастики, будто врачи-евреи под видом прививок делают русским младенцам смертельные уколы, причем почему-то в пуп.

Самой известной фигурой этого дела стала врач-кардиолог Лидия Тимашук, с чьего письма с обвинениями в адрес лечивших Жданова профессоров все якобы и началось." https://www.bbc.com/russian/features-45370792

Profile

жб
grimnir74
Алексей С. Железнов

Latest Month

February 2023
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    

Page Summary



Яндекс цитирования

Flag Counter



Поиск по блогу
Яндекс



Locations of Site Visitors

Мой Инстаграм

Instagram


рейтинг блогов
рейтинг блогов

Алексей С. Железнов

Создайте свою визитку






Яндекс.Метрика









Маил.ру


Рейтинг@Mail.ru




Рейтинг@Mail.ru


Comments

Powered by LiveJournal.com