Алексей С. Железнов (grimnir74) wrote,
Алексей С. Железнов
grimnir74

Categories:

“Латинский Рим” в Эгейском море. Часть 2: экспансия генуэзцев


Нимфейский договор 1261 года, заключенный после завоевания Византией Константинополя даровал генуэзцам неслыханные торговые привилегии на территории восстановленной империи. Это стало причиной радикального сдвига генуэзской торговли и коммерческих интересов – с сирийско-палестинских берегов в направлении Константинополя, который теперь представлял для них основной торговый центр, и через который обеспечивался их доступ к богатствам бассейна Черного моря.

Таким образом возникла новая ситуация в которой выжившие порты французских сеньоров в южной Греции потеряли значение для генуэзской коммерции, хотя генуэзцы, несомненно, продолжали останавливаться в портах Латинского Рима – герцогства Афинского и Мореи. Особую роль в связях французских принципатов Греции с Генуей играла могущественная генуэзская семья Захария, демонстрировавшая немалое искусство в деле навигации все более сложных и враждебных вод на стыке византийского и турецкого мира в XIV- XV веках.

Род Захария стала основным торговым кланом Эгейского моря и представляет собой наилучший пример интеграции генуэзцев в этот франко- византийский мир. Около середины XIII века Генуя была в расцвете своего экономического могущества – несмотря на конфликт с Венецией в Утремер, генуэзцам удалось нейтрализовать последствия торговой блокады в зоне влияния Византии после IV крестового похода – и посредством сделок с венецианцами, и благодаря соглашениям с латинскими феодалами, разделившими земли империи. Торговцам Лигурии удалось консолидировать свое влияние в западном Средиземноморье – в Африке, Сардинии и на Иберийском полуострове. Самое важное – они контролировали проходы через Апеннины и поддерживали регулярные связи с Паданией, и через нее – с франко-германским миром.

В эти постоянно разраставшиеся экономические рамки очень хорошо вписывался рост семьи Захария. Семья была благородного происхождения, и, возможно, происходила от виконтов Кармандино. Захария впервые появляются в хрониках города в первой половине XII века. Они занимали различные официальные посты. Один из ее членов отличился в качестве морского коменданта при осаде Сиракузы и Вентимилия.
Фолко Захария в 1261 угоду был одним из генуэзцев, подписавших Нимфейский договор, ставший основой великой политико-экономической экспансии в Эгейское море и Понте, и альянса Генуи с восстановленной Византийской империей Палеологов.

Бенедетто Закария был одним из участников неудачной войны с Венецией и Пизой в Святой Земле, после чего, в 1264 году он был назначен послом Генуи при византийском дворе. Эта миссия не принесла немедленных плодов, но позволила молодому Захарии превратиться в одного из фаворитов императора Михаила VIII и восстановить добрые отношения между Византией и Генуей в 1267 году. Император даровал Бенедетто и брату его Мануэлю город Фокея и его окрестности в качестве феодального владения.

Фокия к тому времени уже утратила былой статус зерновой метрополии, но на ее территории были расположены шахты, на которых добывались алюмо-калиевые квасцы. Материалы лучшего качества можно было найти только в Колонеа, далеко в Анатолии, в семи днях пути от ближайшего порта. Более того, добыча в Трапезунде находилась под угрозой постоянного исламского давления.

Подобного рода концессия была выгодна для обеих сторон: Михаил VIII смог освободить часть императорской армии от защиты этого участка границы, которому с суши угрожали османы, а с моря – бесчисленные корсары Эгейского моря. Император освободил войска для выполнения более неотложных задач на Балканах. Братья Захария, несмотря на большую человеческую и финансовую цену постоянных военных операций получили в свое распоряжение источник доходов таких масштабов, который позволили им сколотить в короткий период времени огромное состояние. Братья, возможно, стали самыми богатыми людьми своего времени.
Ради эксплуатации этого великого источника богатств братья создали более гибкую, чем было принято в те времена корпоративную структуру. Вместо создания жесткой иерархической структуры, в рамках которой люди на различных уровнях управления отвечали за строго ограниченные участки деятельности (так работали тосканские и ломбардские компании) Бенедетто и Мануэль Захария с большим искусством использовали доверенности на управление, условия которых обновлялись время от времени. Это позволяло управляющим с большей скоростью адаптироваться к постоянно меняющимся политическим и экономическим условиям. Выбор этих управляющих, в типично лигурийской манере ведения дел зависел не только от профессионализма и навыков, но и от кровных связей с семьей Захария.

Семья, клан представляли собой элемент стабильности в таком постоянно раздробленном и раздираемом конфликтами обществе как генуэзское. В этой схеме два брата были первыми, кто обменялся письменными доверенностями на управление. Они очень хорошо понимали принципы манипуляции сетями интересов. Оба брата всегда находились в договорных отношениях со всеми остальными, включая третьего брата Николино, и их племянника Тедесио, и сына Бенедетто, Палео. Захария с великим искусством осуществляли брачную политику, которая гарантировала им участие в их предприятии таких ценных людей, как Паолино Дори и Андреоло Каттанео и союз с гибеллинами Генуи – кланами Дореа и Спинола.

Благодаря подобным динамическим структурам , приспосабливающимся к нуждам момента, предприятия Захария стремительно разрастались. Захария воспользовались временным запретом императора на экспорт калиевых квасцов из Колонеа – несмотря на протесты торговцев Запада. Влияние Бенедетто при византийском дворе еще более возросло благодаря его энергичной кампании подавления пиратства в Эгейском море – от чего выигрывал не только он, но и вся империя. Когда Михаил Палеолог, под угрозой войны с самой Генуей был вынужден снять запрет на экспорт, Захария уже аккумулировали такие финансовые средства, которых оказалось достаточно для того, чтобы в любом случае монополизировать рынок. Захария просто купили производство в Колонеа и ее продажи в Европе. Таким образом, Захария полностью контролировали торговлю алюмо-калиевыми квасцами – в тот момент, когда текстильная индустрия Западной Европы находилась в состоянии полномасштабной и беспорядочной экспансии. С тем, чтобы выжать максимум из своей монополии, Бенедетто и Мануэле приобрели все промежуточные стадии добычи и сбыта минерала. Квасцы очищались в самой Фокия, и затем экспортировались на Запад кланом Захария. Его агенты сбывали квасцы в Италии и в особенности во Фландрии, но также использовали их на большом красильном заводе, построенном Захария в Бизанья, куда неокрашенная одежда доставлялась галерами из Северной Европы.
В центре внимания Бенедетто Захария была коммерческая активность между Левантом и Генуей, но он переставлял своих агентов, словно пешки на шахматной доске, по всему миру – от Понта до Британии. Его зять, Паолино Дориа, был консулом в Феодосии в 1288 и в Трапезунде в 1289-90, а после этого – во Фландрии и в Англии. Сам Бенедетто ездил по миру, в качестве дипломата и военного командира куда больше – по всему Средиземноморью, и за Столпами Геркулеса, в британских водах. Захария был послом Генуи в Кастилии и Арагоне в 1282 – в разгар сицилийского восстания. Его военный дебют состоялся в Эгейском море где он, под византийскими флагами, искоренял пиратство. Но более всего он прославился в ходе войны между Генуей и Пизой – в битве при Мелория и при осаде Порто Пизано.

Genova un impero sul mare by Enrico Basso
Tags: История и культура
Subscribe

Posts from This Journal “История и культура” Tag

promo grimnir74 march 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments