Алексей С. Железнов (grimnir74) wrote,
Алексей С. Железнов
grimnir74

Category:

Роберт Капа (1913–1954) - Величайший военный фотограф мира

RobertCapabyGerdaTarogfffffffff

Роберт Капа Фото: upload.wikimedia.org

«Фотография — это документ, глядя на который имеющий глаза и сердце начинает ощущать, что в мире не всё благополучно. Разбудить их, пробиться сквозь их равнодушие — вот моя цель. Ведь неравнодушный человек уже способен на протест».

Роберт Капа

«Величайшим военным фотографом мира» назвал 25-летнего Роберта Капу английский журнал Picture Post, опубликовавший на восьми полосах в декабре 1938 года его репортаж о Гражданской войне в Испании. Величайшим он остаётся и поныне.

Роберт Капа запечатлел для истории героическую борьбу республиканской Испании (1936 — 1939), сопротивление Китая японскому вторжению (1938), сражения союзных войск в Северной Африке и в Европе во Второй мировой войне, включая их высадку на побережье Нормандии в день «D» (6 июня 1944), Израильскую войну за независимость (1948) и войну Франции в Индокитае (1954). Он был первым фотографом, взявшим компактную камеру «Лейка», для съёмки на передовой линии сражения. Его необычная самоотверженность и маленькая камера позволяли ему находиться в непосредственной близости от происходящих событий. Капа говорил своим друзьям, военным фотографам: «Если фотография недостаточно хороша, значит ты не был достаточно близко». Этому девизу он следовал всю жизнь.

Творческое наследие Роберта Капы — это не только тема войны. В короткие промежутки мирного времени он с любовью и теплотой фотографировал спортивные соревнования, парижские кафе, своих друзей: Ингрид Бергман, Джона Хьюстона, Эрнеста Хемингуэя, Джона Стейнбека, Пабло Пикассо…

Родился Роберт Капа под именем Эндре Эрно Фридман в ассимилированной еврейской семье Дежо Фридмана и Джулии Генриетты Беркович, владельцев модного ателье в Будапеште. Подростком он увлекается социалистическими идеями, творчеством одного из лидеров венгерского авангарда тех лет, поэта и художника Людвига Кассака, пробует сам писать стихи, мечтает о карьере журналиста как о возможности сочетать литературные интересы с политикой.

Джон Стейнбек и Роберт Капа. Фото: icdn.lenta.ru
Джон Стейнбек и Роберт Капа. Фото: icdn.lenta.ru

В мае 1931 года 17-летний Эндре был арестован за участие в уличных студенческих демонстрациях против репрессий и антисемитизма в стране. Пробыв в тюрьме ночь, он был освобождён с условием, что после сдачи выпускных экзаменов покинет Венгрию. В июле Эндре уезжает в Берлин. Он поступает в Высшую школу политических наук на факультет журналистики. Но спустя год родители, поддерживавшие его, разорились из-за экономического спада в стране. И Фридман обращается к фотографии как средству заработать на жизнь. Сначала он устраивается рассыльным, а затем ассистентом в лабораторию берлинского фотоагентства Dephot, поставлявшего фотоинформацию в периодическую печать. Пробует самостоятельно делать небольшие репортажи. Как порою бывает, помог случай: заболел штатный фотограф, и Фридмана срочно направляют в Копенгаген на съёмку Льва Троцкого, читавшего лекцию датским студентам (1932). Троцкий, обеспокоенный возможностью покушения на него, запретил кому-либо приближаться к трибуне. Однако, Эндре удалось, не вызвав подозрения у охраны, подойти к оратору и сделать «Лейкой» несколько кадров. Фотографии напечатали ряд газет, отметив их выразительность.

С приходом к власти Гитлера Фридман на короткое время возвращается домой, а затем уезжает в Париж, с которым он связывал надежды на успех. Но, увы, поначалу Париж одарил его полуголодным существованием, поддерживаемым лишь эмигрантским товариществом на Монпарнасе. Летом 1934 года Эндре удаётся получить заказ на рекламные фотографии для проспекта швейцарской страховой компании Swiss Life. В поисках модели он в одном из кафе знакомится с Гердой Похорилле, изящной рыжеволосой девушкой с обворожительной улыбкой и уверенными манерами, ставшей его возлюбленной и фактически менеджером, во многом изменившей положение Эндре.

Их судьбы очень сходны. Герда (1910) родилась в либеральной еврейской семье, бежавшей от погромов в Польше, сначала в Штутгарт, а с 1929 года проживавшая в Лейпциге. Она активно участвовала в левых антинацистских организациях, подвергалась аресту. С приходом к власти фашистов Герда уезжает в Париж. Её родные, оставшиеся в Германии, погибли во время «окончательного решения еврейского вопроса». Познакомившись с Эндре, Герда также занялась фотографией и устройством его дел. Она поступила на работу в агентство Alliance Photo и в феврале 1936 года стала профессиональным фотожурналистом.

Если у Герды всё как-то наладилось, то дела Эндре оставляли желать лучшего — его фотографии отказывались публиковать. Тогда Герда предложила «выпустить на сцену» успешного мифического американского фотографа Роберта Капу. Под этим именем она рассылала видным издателям фотографии своего друга, уверяя: «Его фотографии недёшевы, но они, действительно, того стоят». И дело пошло. Для себя же она выбирает псевдоним Герда Таро, взяв имя молодого японского художника Таро Окамото, жившего в то время в Париже. В этих именах просматривается и некоторое созвучие с популярными в то время звездами Голливуда — кинорежиссёром Фрэнком Капра (фильм «Это случилось однажды ночью», 1934), актёрами Робертом Тэйлором и Гретой Гарбо (фильм «Дама с камелиями»). Это был отзвук их страстного увлечения кино.

Фото: photopoint.com.ua
Фото: photopoint.com.ua

«Американское» происхождение Капы было раскрыто в 1935 году на одном из заседаний Лиги Наций в Женеве. Во время обращения эфиопского императора Хайле Селассие I с посланием к народам мира в связи с итальянской агрессией возникла потасовка, вызванная возмущёнными итальянцами. Это снял Эндре Фридман. Эту сцену наблюдал издатель французского журнала Vu, Люсьен Фогель. Когда ему представили фотографии этого инцидента, снятые Капой, он понял истинное имя фотографа. Фогель не стал раскрывать тайну, но существенно снизил гонорар.

С началом Гражданской войны в Испании (17 июля 1936) Люсьен Фогель предложил Роберту Капе и Герде Таро отправиться в Испанию. Спустя несколько недель они уже были в Барселоне, где царил хаос после захвата города анархистами. В первые дни сентября Капа и Таро находятся в Кордове, в окрестностях которой шли ожесточённые бои. Здесь 5 сентября 1936 года Капа сделал один из самых известных снимков Гражданской войны «Падающий солдат». Капа вспоминал об этом дне: «Это был один из самых страшных дней войны, когда автоматные очереди без устали поливали окопы». Когда началась очередная атака, Капа, высунув «Лейку», под ураганным огнём запечатлел сражённого смертельной пулей республиканца Федерико Борелл Гарсиа в момент, когда он, откинувшись назад, выпустив из обессиленной руки винтовку, падает.

Эта фотография, впервые опубликованная в журнале Vu, стала иконографическим образом Гражданской войны в Испании и признана одним из лучших документальных изображений в мировой фотографии. В тот же день Капа сделал и известную фотографию Таро с камерой в руках, притаившуюся у стены.

Военные фотографии Роберта Капы сфокусированы не столько на солдатах и сражениях, сколько на гражданских людях — беженцах, покидающих разрушенные дома, осиротевших детях, семьях, разделённых войной. Это сострадание Капы к драме и человеческим переживаниям в сочетании с его необычайным даром распознавания сущности явления делают его журналистику яркой и гуманной.

В феврале 1937 года Капа и Таро после недолгого пребывания в Париже вновь находятся в Испании. Они фотографируют обороняющийся Мадрид. Их фотоэссе об этих боях заняло разворот во французском еженедельнике Regards.

В конце февраля Роберт Капа возвращается в Париж, а Герда остаётся в Испании. Две недели Таро фотографировала републиканцев, защищавших город Брунете. 25 июля, когда их положение осложнилось, она оказалась в гуще хаотичного отступления. В людской сумятице ей удалось вскочить на подножку автомобиля с ранеными. В этот момент один из своих же танков протаранил машину, и Герду сильным ударом выбросило в кювет. К тому же её ранило осколком разорвавшегося рядом снаряда. Она умерла на следующий день. Последними словами Герды были: «Они не потеряют мою камеру?». В этот день ей исполнилось 27 лет.

После трагической гибели Герды Таро Роберт Капа в 1938 году на полгода отправляется в Китай, чтобы запечатлеть войну, вспыхнувшую в результате вторжения Японии. Возникший военный конфликт воспринимался в мире как восточный фронт международной антифашистской борьбы. Капа остановился в Ханькоу и находился под жёсткой цензурой, ограничивающей свободу передвижения и фотографирования. Тем не менее, он сумел сделать экспрессивные снимки боевых действий китайской армии за Tai’ezzhuang и воздушных налётов на Ханькоу, которые были опубликованы в Life и Regards.

В конце 1938 года Капа возвращается в Испанию. Здесь никто не котролировал его работу. 7 ноября он снимал кровопролитное сражение между республиканцами и повстанцами Франко, пытавшимися форсировать реку Сегре. Эти фотографии, представляющие лучший военный репортаж Капы, были опубликованы на многостраничных разворотах в Regards, Match, Picture Post и Life. В январе 1939 года Капа снимает испанских беженцев, бегущих под натиском франкистов по дороге от Тарраготы к Барселоне и далее через французскую границу. Испанские репортажи стали началом выдающейся карьеры Роберта Капы как военного фотожурналиста.

Фото: s.mediasole.ru
Фото: s.mediasole.ru

В сентябре 1939 года Капа приезжает в Нью-Йорк. Делает репортажи для журнала Life. Вскоре, с началом Второй мировой войны, он с конвоем, сопровождавшим американские самолёты в Англию, пересекает Атлантику, чтобы фотографировать участие союзников в войне. Ведёт репортажи о сражениях союзных войск в Северной Африке и Сицилии. Высаживается с первой волной союзников в День «D» (Омаха Бич, 6 июня 1944) на побережье Нормандии. Делает свой самый знаменитый фоторепортаж.

В книге «Slightly of Focus» (1947), изданной в русском переводе как «Скрытая перспектива» (2011), Капа так описывает высадку десанта в Нормандии: «Парни с моей баржи стали вброд добираться до берега. Я приготовился сделать свою первую фотографию вторжения: солдаты, идущие по пояс в воде с оружием наизготовку, оборонительные сооружения и дымящийся берег на заднем плане. Но боцман, который весьма торопился убраться отсюда, не понял, что я задержался, чтобы сфотографировать; он подумал, что я струсил, и помог мне выбраться из лодки метким пинком под зад. Вода была холодная, а до берега всё ещё оставалось более ста ярдов (90м)… Было по-прежнему слишком раннее и слишком тёмное для качественной съёмки утро, но на фоне серой воды и серого неба очень эффектно смотрелись маленькие человечки, притаившиеся за сюрреалистическими инсталляциями гитлеровских дизайнеров. Начался прилив, вода дошла до нагрудного кармана, в котором лежало прощальное письмо семье. Под прикрытием двух последних солдат я дошёл до берега. Бросился на землю, и губы мои коснулись французской земли. Целовать её не хотелось».

На катере с ранеными Капа возвращается в Лондон и отдаёт четыре плёнки на обработку в фотолабораторию Life. Можно представить его состояние, когда он узнаёт, что незадачливый лаборант, нарушив условия обработки, просушил плёнки при повышенной температуре. Эмульсия «поплыла», и от уникальных плёнок, снятых в исключительно тяжёлых условиях, удалось сохранить лишь одиннадцать кадров. Эти зернистые, нерезкие, полные драматизма фотографии, запечатлевшие бредущих по грудь в воде солдат, были опубликованы всей мировой прессой, стали одним из выдающихся фоторепортажей о Второй мировой войне.

Война продолжается. Капа фотографирует освобождение Парижа. На парашюте с десантом американских войск он попадает в Германию, чтобы сделать репортаж о захвате союзниками Нюрнберга.

С окончанием войны Капу опять можно было встретить в ожившем весеннем Париже. Первое мирное лето началось счастливо — он знакомится с Ингрид Бергман. Их роман длился два года. Капа вновь посещает США. Работает над сценарием в Голливуде. Получает американское гражданство и всё же возвращается в полюбившийся Париж — к своим друзьям: Эрнесту Хэмингуэю, Пабло Пикассо, Джону Хьюстону, Ирвину Шоу, Джону Стейнбеку. Актриса Джеральдина Фитцжеральд вспоминала, что Капа «… проявлял чувство внутренней эйфории. Всегда казалось, что ему очень весело, и людям хотелось подключиться и разделить это веселье».

Летом 1947 года Роберт Капа с Джоном Стейнбеком совершает месячную поездку в СССР. Для большинства западных журналистов послевоенный СССР оставался закрытой страной. Только благодаря Стейнбеку, чьё творчество было официально признано, это путешествие для Капы стало возможным. Они посещают Москву, Сталинград, Грузию и Украину. В совместной книге «Русский журнал» (1948) Капа иронически писал: «Я совсем не счастлив. 190 миллонов русских против мня. Они не проводят бурных митингов на улицах, не практикуют эффектной свободной любви, не имеют никакого нового взгляда, они очень праведные, нравственные, тяжело работающие люди, для фотографа скучны, как кусок яблока. Кажется, им нравится русский образ жизни, и они не любят фотографироваться…».

Фото: i.pinimg.com
Фото: i.pinimg.com

Впечатления Джона Стейнбека были обобщающе лапидарными: «В России о будущем думают всегда. Об урожае будущего года, об удобствах, которые будут через десять лет, об одежде, которую скоро сошьют. Если какой-то народ и может из надежды черпать энергию, то это именно русский народ».

В 1947 году Роберт Капа совместно с Анри Картье-Брессоном, Дэвидом Сеймуром и Джорджем Роджером основывает известное фотоагентство Magnum Photos, распространяющее и поныне фотоинформацию в мировой прссе. Как его корреспондент он в конце 40-х — начале 50-х годов много разъезжает по миру. Капа трижды посещает Израиль. Присутствует на официальном провозглашении нового государства 14 мая 1948 года и около шести недель фотографирует борьбу еврейского народа за свою независимость. Он отмечал, что израильская армия напоминала ему армию республиканцев в начале Гражданской войны в Испании — «тот же энтузиазм и те же различия в политике, профессиях и возрасте».

В 1954 году Капа находился в Японии, представляя выставку работ фотографов «Магнума», когда журнал Life прдложил ему сделать репортаж из Индокитая. В начале мая он едет в Ханой. Война в Индокитае приближалась к концу. 25 мая Капа сопровождал колонну французсих солдат, направленных в дельту Красной реки для уничтожения двух фортов. Около трёх часов ночи он решил отойти от остановившейся на дороге колонны, чтобы сфотографировать сцену сквозь стебли бамбука. Выйдя из джипа, Капа сделал несколько шагов по полю и наступил на противопехотную мину. Он погиб с камерой в руках. Ему было 40 лет.

Джон Стейнбек написал в некрологе о Роберте Капа: «Мне кажется, что Роберт Капа доказал, что в руках художника фотоаппарат перестаёт быть механическим средством для запечатления действительности. Так же, как перо в руках писателя, камера становится инструментом для выражения и фиксации эмоций. Его творчество есть отражение работы большого и щедрого сердца. Сделанное им трудно превзойти. Он был разным: ужасно радовался своей работе и выглядел спокойным, даже равнодушным, хотя никогда таким не был. Он умел снимать весёлые и грустные события, но главное — он умел передать свои мысли, придать им визуальное воплощение. Так он создавал новый мир — мир своих ощущений».

На протяжении своей короткой жизни Роберт Капа сумел запечатлеть пять войн. Стоило где-то разгореться вооружённому конфликту, и Капа мчался туда. Марта Хеллкорн, американская журналистка, вспоминала: «Мы никогда не договаривались с Бобом о следующей встрече. Я знала, что для этого мне нужно было прилететь в очередную горячую точку. Он наверняка был уже там».

Его репортажи — визуальное свидетельство, сделанное блестящим журналистом, наделённым глазом художника и чуткой душой. Хотя его фотографии отражают катастрофические события ХХ столетия, они возвысились над конкретными ситуациями и стали картинами человечества вне времени.

В 1955 году журналы Life и The Overseas Press Club учредили ежегодную премию имени Роберта Капы за «превосходную фотографию, требующую исключительного мужества и предприимчивости за рубежом».

В 1974 году побуждаемый желанием сохранить работы Роберта Капы и других фотожурналистов его брат, Корнелл Капа, также фотожурналист, учредил Международный Центр фотографии (ICP), где хранится архив великого фотографа. Он очень трогательно сказал о своём брате: «Сопереживание Боба ко всем страданиям, испытываемым на войне, и его фотографии были репортажем не только о решающих моментах событий, но и о сердцах и воображении тех, кто смотрел его работы. То, что он оставил после себя — это история его уникальной судьбы и визуальное свидетельство, подтверждающее его веру в способность человека выдержать, а иногда и преодолеть».

Лев ДОДИН



Tags: История и культура, евреи
Subscribe

Posts from This Journal “евреи” Tag

promo grimnir74 march 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments