Алексей С. Железнов (grimnir74) wrote,
Алексей С. Железнов
grimnir74

Categories:

Евреи на Балканах. Эпоха османского господства. Часть 3

См "Евреи на Балканах. Эпоха османского господства. Часть 1"
См
Евреи на Балканах. Эпоха османского господства. Часть 2


Есть сведения, что уже в первые десятилетия XVI века почти все еврейское население Салоник было вовлечено в мануфактурное производство, а социальная дифференциация углублялась. Существовала сложная система отношений между поставщиками сырья, владельцами рабочих помещений, ткачами и продавцами готовых изделий. Вся система производства и производственных отношений контролировалась раввинатом. Отношения внутри нее были далеко не безоблачными. Неоднократно собственники мануфактур жаловались в центр, что рабочие покидают мастерские и уезжают из города. Уезжали по разным причинам: могла не устраивать сама работа или плата за нее, люди бежали и от частых пожаров. Но поскольку производство тканей было крайне необходимо правительству, власти ни перед чем не останавливались, чтобы вернуть беглецов на место. Это было похоже на закрепощение работников. 7 февраля 1622 года появился султанский ферман, обращенный к властям балканских городов, с предписанием вернуть всех, кто покинул мастерские. Такие предписания рассылались и в последующие годы. Но особенно драматический оборот принимали дела в общине, когда ее представители вынуждены были сталкиваться со стамбульскими властями. Правительство требовало от еврейской общины неукоснительного выполнения всех взятых ею на себя обязательств, невзирая ни на что. Себе же власти, судя по дальнейшим событиям, оставили полную свободу действий, что привело к произволу и беззакониям. В 1619 и 1620 годах община поставила в Стамбул ткань, количество которой было заранее обусловлено договором, но денег не получила. Ранее, еще во второй половине XVI века, в столицу была направлена делегация с прошением: пересмотреть величину налога, который выплачивался не деньгами, а тканями. Османские власти ежегодно в качестве натурального налога получали 1200 рулонов тканей по фиксированной цене. Именно на этих условиях община выплачивала свой налог до конца XVIII века. Однако вследствие обесценивания османских монет, явного уже со второй половины XVI века, производители не могли закупать сырье для тканей по прежней цене. К этим неурядицам прибавились несколько пожаров в городе и разразившаяся в начале XVII века эпидемия чумы. Евреи Салоник оказались не в состоянии выполнять поставки в прежнем объеме. Их долг государству возрос до 4000 рулонов. Многие из них, не видя иного выхода, решились покинуть город. В связи с оттоком населения раввинат был вынужден ужесточить условия отъезда. Отменили правила, в соответствии с которыми евреи, уезжавшие в другой город, по истечении года освобождались от уплаты налогов на прежнем месте. Дело доходило до абсурда. Некий торговец из Салоник привез товар в Белград и пробыл там полтора года. На новом месте ему сопутствовала удача, поскольку налоги здесь были значительно ниже, чем в Салониках. Он решил остаться в Белграде. Написал письмо жене и просил ее приехать в Белград. Та отказалась. Выяснилось, что переселенец теперь был обязан платить налоги и в Салониках, и в Белграде. Общины других городов — с твердой целью не допустить уменьшения суммы взимаемых налогов — всячески препятствовали отъезду своих людей в другие места. То же самое происходило и в Белграде. В сборнике документов тамошней общины описан случай, когда братья Авраам и Шмуэль Альбалаг решили переселиться в Костур, откуда были родом их жены. Еврейская община Белграда не дала им разрешения на отъезд, не желая терять налогоплательщиков, в том числе и потому, что остающимся пришлось бы оплатить их долю налогов. Братья были вынуждены дать общине обязательство об уплате 50 тысяч акче в качестве возмещения возможных убытков. Кроме того, они должны были на длительный срок отказаться от продажи своих белградских домов.

Впрочем, далеко не всегда община столь удачно возмещала убытки, связанные с отъездом ее членов. Некий житель Адрианополя, вступив в брак с иностранкой, пожелал уехать из города. Местные евреи потребовали от него уплаты налогов за 10 лет вперед. Однако раввин встал на сторону этого человека, и тот выиграл тяжбу.

Долг общины Салоник перед государством по поставкам шерстяных тканей тем временем все возрастал. У производителей не было возможности его погасить в том числе из-за отъезда и даже тайного бегства многих рабочих.

В 1637 году община Салоник направила в Стамбул делегацию с просьбой отсрочить выплату долга. Возглавил делегацию раввин общины Иегуда Ково. Закончилась поездка трагически. Впервые за все годы работы салоникских мануфактур община была обвинена в поставке некачественного товара, Иегуду Ково по распоряжению султана повесили. Вдова покойного раввина потребовала от общины денежной компенсации в связи с гибелью мужа. В конце XVII века стамбульские власти назначали специального чиновника для оценки качества поставляемых из Салоник тканей.

В XVI–XVII веках в Македонии успешно развивались и другие ремесленные и торговые центры. Евреи занимались производством металла, хотя ввоз его из Европы иногда обходился дешевле. Македонские евреи владели технологией производства оружия и пороха, выделки меха и кож, выработки разного сорта сукон, шелков, хлопчатобумажных тканей. В 1639 году вышло специальное распоряжение: производимая евреями Салоник грубая шерстяная ткань, из которой делались плащи и одеяла, больше не подлежала обложению налогом. Есть сведения, что в 1667 году в Салониках жили около ста тысяч евреев и что они изготавливали шапки и плащи для янычарского корпуса. Эти же евреи ткали голубые шелковые шарфы с красной бахромой и полотенца; ткали и небольшие ковры. Их изделия продавались в разных частях Балканского полуострова, в арабских землях и в Крыму.

До начала XIX века мастерские Салоник, помимо шитья упомянутой одежды из сукна, ткали простыни и скатерти. Однако позже мастерские города (как мастерские других крупных османских городов), начали приходить в упадок: османские рынки наводнили более дешевые европейские ткани. Местное производство чахло, не в силах угнаться за несравненно лучше оснащенным английским. Некоторые из местных мастерских закрылись, некоторые перешли на выпуск ковров.

В документах 1634–1709 годов отмечено, что в Салониках, Битоле, Костуре и Скопье евреи рубят мясо, изготавливают свечи, конкурируя в этой работе с цыганами и турками; правда, после 1709 года им пришлось уступить первое место туркам.

На Балканах, как и в других частях Османской империи, евреи занимались, кроме всего прочего, производством виноградного вина, водки, сыра и некоторых других продуктов.

Сами турки почти не занимались торгово-финансовой деятельностью. В первые столетия существования Османской империи они вели войны, совершая набеги на соседние страны, жили за счет налогов и дани, занимали посты в религиозных, административных и военных учреждениях. У евреев не было, в сущности, большого выбора занятий, ко многим они попросту не допускались. Коран накладывал запрет на ростовщичество, Тора же предусматривала ограничения лишь в отношении своих единоверцев: «Если дашь деньги взаймы бедному из народа моего, то не притесняй его и не налагай на него роста». (Исход, гл. 22). Есть и еще предписания того же рода: «Не отдавай в рост брату твоему ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что можно отдавать в рост». (Второзаконие, гл. 23). Однако на иноземцев-иноверцев этот запрет не распространялся: «Иноземцу отдавай в рост, а брату твоему не отдавай в рост, Г-сподь Б-г твой благословил тебя во всем, что делается руками твоими на земле, в которую ты идешь, чтобы овладеть ею». (Второзаконие, гл. 23).

В эпоху античности ростовщический процент был широко распространен между язычниками, и они, конечно, брали его с евреев. Потому-то и евреям дозволялось брать его с неевреев. При рассмотрении спорных случаев, если кто-то из евреев брал процент с единоверца, раввинат обычно решал дело в пользу должника. Исключение составляли лишь те дела, где процент взимался в пользу сирот, что соответствовало принципам Торы.

Бывали сложные ситуации в самом толковании роста. Например, вследствие обесценивания османской монеты обесценились и деньги, отданные в долг. Тогда заимодавец решил зачесть образовавшуюся разницу как процент роста. Однако раввинатский суд не согласился с заимодавцем и решил спор в пользу должника.

Торгово-промышленный капитал на Балканах существовал до прихода турок. Он сохранился и после их нашествия. Если на Западе в торгово-промышленной деятельности были заняты представители складывавшихся государствообразующих наций, то в Османской империи изначально торговый и ростовщический капитал сосредоточился в руках нетурок — остатков византийской аристократии, а также венецианцев, евреев, армян. Значительную роль в торговле Малой Азии с Европой вплоть до конца XVII века играли евреи. Успеху их торговых операций способствовали родственные связи, землячества в различных районах мира, точная и быстрая по тем временам информация о спросе-предложении, другими словами — конъюнктуре рынков различных стран. Об этом свидетельствует донесение французского посланника в Голландии за 1689 год: «Евреи раньше всех и наиболее точно располагают информацией о всяком изменении в свете, благодаря постоянным контактам их общин в Салониках, Амстердаме и многих других городах, благодаря посредничеству их единоверцев в Венеции, соединяющей торговлю Запада и Востока в Средиземноморье. Вот откуда их богатство и влияние в этих землях».

Почти монопольное положение в левантийской торговле XVI–XVII веков стало источником значительного капитала отдельных еврейских семей. В страны Европы с Востока поставляли живой скот, ковры, шерсть, хлопок, слоновую кость, кожи, мех, воск, шелк-сырец; в обратном направлении везли разного вида и качества текстиль, стекло, ремесленные изделия. В османской торговле с Венецией, Анконой, Францией, Англией и Голландией евреи нередко выступали как посредники. Они связывали производителей с рынками и ярмарками — как в городах, так и в селах. Рационально организованная торговая сеть включала крупные города, порты на Дунае. Благодаря своим капиталам еврейские торговцы могли регулировать и экспорт, и импорт. Они содержали на торговых путях трактиры, харчевни, обменные пункты. Посредники и агенты участвовали в получении и отправке товаров, в переговорах с судовладельцами, в различного рода сделках; организовывали конвои для сопровождения грузов. Они следили за состоянием складов. Конечно, в международной торговле европейские страны и Османская империя не были равными партнерами. Инициатива была за такими странами, как Англия, Франция и Голландия, правительства которых учреждали крупные компании для торговли на Востоке. Они добились учреждения консульств в торговых центрах империи: Стамбуле, Александрии, Алеппо, Измире, Каире. Внешняя торговля была подчинена особым правилам. Агенты следили за погрузкой-разгрузкой товаров, оформляли корабельные книги. Неотъемлемой частью торговых операций стала морская страховка. Нередко евреи выступали в качестве представителей иностранных торговцев. Ферманом от 23 января 1635 года султан разрешил некоему Истраде стать легальным представителем нескольких европейских фирм в Битоле.

Синагога в г. Суботица, Сербия

Реализацией крупных партий товаров занимались фактории — торговые представительства. Они определяли нормы продажи, отслеживали цены на рынках и ярмарках, оценивали степень риска в каждом конкретном случае. Иногда несколько человек объединяли свои капиталы, чтобы предоставить кредит отдельным производителям, в том числе и сельскохозяйственной продукции. Сельское население в окрестностях Салоник, Ларисы, Скопье, Софии и Видина получало деньги на условиях последующей закупки их продукции по монопольно установленным ценам. Причем наемными работниками были и евреи, и христиане. Торговые фактории были связаны с откупами, поскольку откупщики являлись обладателями больших капиталов, в свою очередь полученных от внешнеторговых операций. Главы таких факторий имели влияние не только в своей общине, с ними считались и турецкие власти. Иногда право на откуп передавалось по наследству.

Морская торговля в Средние века была крайне рискованным предприятием из-за регулярных кораблекрушений, военных действий на морях, из-за пиратства. На суше караваны с товарами грабили банды гайдуков. Известен единственный случай, когда в такой банде оказался еврей. В апреле 1705 года гайдуки напали на караван, направлявшийся из Битоля в Скопье. Они захватили 12 груженных товарами лошадей, а двух сопровождавших убили. Но и в городах богатые еврейские торговцы не были в безопасности. Летом 1634 года банда гайдуков напала на дом Мойзо — богатого торговца, жившего в Битоле. Пытками они заставили хозяина и его сына Авраама отдать деньги, серебро и другие ценности на сумму около миллиона акче. Мойзо и Авраам были убиты. Существовала версия, что банду подослали к Мойзо жители окрестностей Битоля, многие из которых были его должниками. Не были большой редкостью похищения еврейских детей из состоятельных семейств с целью получения за них выкупа.

В грабежах, случалось, участвовали и люди власть имущих. В протоколах еврейских судов Битоля и Салоник записаны показания свидетелей об ограблении и убийстве слугами паши Битоля торговцев-евреев, ехавших из Салоник в Битоль.

Богатство далеко не всегда могло защитить еврейские семьи от произвола не только бандитов, но и крупных чиновников. Не гарантировало оно, увы, и спасения от других превратностей жизни: опустошительных пожаров, религиозных преследований, грабежей, которые учиняли вторгавшиеся на балканские территории австрийские солдаты. Постоянная угроза жизни и имуществу членов еврейских общин вынуждала их вести замкнутый образ жизни, подчиняться жесткому контролю раввината, сохранять в первозданном виде незыблемые нормы и традиции. Нередко сама община предоставляла право сбора налогов или право на какое-либо производство конкретному человеку, поскольку это имело значение для общины в целом. Весьма прибыльным, хотя и рискованным делом была система откупов различных доходов: налогов, таможенных сборов, портовых пошлин и т. п. За участие в откупах — в условиях жесточайшей конкуренции с выходцами из других немусульманских общин — греками, влахами, армянами — боролись и евреи. Зажиточные евреи тратили деньги на подкуп османских властей, на дорогие подарки не только в личных целях, но порой и в интересах единоверцев, всей общины. Нестабильные условия существования, постоянный страх перед конфискацией капиталов и ценностей в османскую казну вынуждали их владельцев скрывать размеры своего состояния, переводить деньги из одного города в другой, из одной страны в другую, создавать фиктивные фирмы и компании, наконец, в соответствии с мусульманскими нормами учреждать вакф, (имущество отданное на религиозные и благотворительные цели), в пользу своих детей и их наследников.

При неукоснительном следовании религиозной традиции еврейские общины иногда отличались удивительной толерантностью к ее нарушителям. Например, торговцев, отправлявшихся в длительное путешествие и вынужденных по соображениям безопасности надевать чалму, выдавая себя за мусульман, ничуть не осуждали, равно как и тех коммерсантов, кто по тем же самым причинам менял свое имя на христианское в европейских странах. Община не раз проявляла терпимость и понимание даже в тех случаях, когда отдельные ее члены в чрезвычайных обстоятельствах и под сильным давлением переходили в ислам или христианство. В отличие от иудеев, менявших веру отцов из корыстных побуждений, насильственно крещенные или обращенные в ислам евреи не считались вероотступниками. Некоторые из них ухитрялись не порывать связи с общиной; нередко при малейшей возможности они возвращались в иудаизм. В XVI–XVII веках сохранялась общепринятая практика рассмотрения имущественных дел таких лиц в раввинатских судах наряду с делами прочих членов общины. В случае смерти крещеного еврея — выходца из Испании — оставленное им имущество балканская община была обязана хранить до прибытия с Пиренеев его наследника, нередко тоже христианина.

Что касается отношения еврейской общины к семьям, селившимся отдельно от единоверцев, то оно сохранилось в ряде поговорок: «еврей в деревне — головешка ада», «в деревне еврей — наполовину гой». Речь в данном случае шла о невозможности соблюдения необходимых религиозных ритуалов в условиях оторванности от культовых центров, от раввинов. Существовало также незыблемое убеждение, что длительное пребывание в иноконфессиональной, иноязычной среде не может не повлечь за собой постепенной скрытой ассимиляции, влияющей на культурный облик человека, создающей предпосылки для «эрозии» его еврейского самосознания. Самосознание же, между тем, было важнейшим условием выживания евреев как этнорелигиозной общины.

Обособленность еврейских общин была обусловлена не только внутренними традициями, но и отношением местного населения к иудеям, отношения, если не открыто враждебного, то, по меньшей мере, настороженного, сдержанного. Всюду они воспринимались как чужие, как ненужные пришельцы. Какие-либо контакты, помимо самых необходимых (по большей части вынужденных), ни одной из сторон не одобрялись. Смешанные браки были явлением исключительным. Кому-то из супругов в подобном случае приходилось отказаться от веры отцов; это, конечно, чаще всего выпадало на долю женщин. Но при всем том на территории Болгарии не происходили такие погромы, как на украинских землях или в других частях Российской империи. У болгар не было столь ожесточенного соперничества с евреями, как у греков. Не было и такой вражды к ним.

В середине XIX века среди владельцев относительно крупных предприятий Македонии встречались и евреи. Братьям Аллатини, итальянским евреям, принадлежали мельницы, пивоварня (на паях с Саулом Модиано и Фернандосом Мизрахи) и черепичная фабрика. Торрес Модиано был хозяином ниточной фабрики, Риччо и Будалика имели небольшую мыловаренную фабрику. На этих предприятиях работали и евреи, и христиане.

Владельцами известных торговых домов в Салониках второй половины XIX века были Геделия Абрахам Эррера, Ихес, Коэн и другие. Они торговали шелком и шелковыми изделиями. Сайяс и Нипоти организовали производство хлопковой пряжи, выпуская примерно 80 тысяч тюков ежегодно. Тем же занимался Торрес Модиано, поскольку запрет на конкуренцию среди евреев в это время уже не действовал. Аллатини и Модиано были и крупными домовладельцами; некоторые из них, например, Саул Модиано, владели паровыми судами. Однако вывод, что еврейские общины Македонии процветали, был бы ошибочен. Крупных торговцев, предпринимателей и финансистов было совсем немного, а среди самого бедного, почти нищенствовавшего македонского населения, преобладали евреи. Обитали они в крохотных жалких домишках на городских окраинах. Их многодетные семьи ютились в страшной тесноте, в антисанитарных условиях, отчего именно они становились первыми и наиболее многочисленными жертвами эпидемий чумы, холеры и других заразных болезней. Население Македонии, жившее в деревнях, в горных районах, небольших городишках или поместьях, конечно, страдало меньше.

В этой среде было много безработных и нищих. Некоторые выживали, занимаясь мелкой торговлей в деревнях, служа разносчиками, уличными продавцами зелени и фруктов. Англичанин Эдвард Леар, посетивший Салоники в 1848 году, обратил внимание на то, что многие евреи-бедняки работали там носильщиками. На его глазах разыгралось настоящее сражение: несколько носильщиков яростно дрались из-за багажа, который он привез в город. Полицейские разгоняли дерущихся, используя ремни и палки.

Усугубившееся социальное расслоение и обнищание значительной части еврейского населения было, в известной мере, следствием общего упадка Османской империи. Торговцы разорялись из-за непомерных, все возраставших налогов. Общины на Балканах, как и в других османских регионах, сопротивлялись попыткам властей провести светские реформы, которые стали бы для еврейских религиозных сообществ губительными. Важнейшей задачей еврейских религиозных лидеров стало сохранение целостности общины в ее средневековых формах, устранение или сглаживание серьезных внутренних противоречий. К несчастью, это было невыполнимо: развитие всегда сопровождается конфликтами. Община оказалась бессильна противостоять и процессам углублявшегося социального расслоения, и неизбежным реформам. Время реформ все-таки наступило, хотя и с большим опозданием (христианские этносы Балкан еще в XVIII веке начали побеждать в конкурентной борьбе с евреями в различных сферах экономики). От реформ Танзимата в XIX веке выиграли в основном состоятельные евреи, которые теперь могли меньше, чем раньше, опасаться грабежей янычар (корпус был уничтожен в 1826 году), конфискации имущества и дискриминации со стороны чиновников.

К середине XIX века болгарские евреи сохранили свои позиции в торговле. 10 декабря 1857 года известный ученый и общественный деятель. Найден Геров прочитал доклад «О торговле, промышленности и сельском хозяйстве в Пловдивском санджаке». В нем говорилось, что значительная часть торговли на этой территории велась евреями, которые занимались и посредническими операциями. Благодаря им осуществлялась торговля колониальными товарами. Они держали большие склады; товары поступали из Лондона, Мадраса, из иных мест. На складах хранились английское сукно, хлопчатобумажные ткани из Англии, Германии, Швейцарии, Франции, имевшие большой спрос на Балканах.

В конце XIX века евреи часто занимали немаловажные государственные должности. Главным инспектором Битоля был еврей Хаджиман-эфенди, начальником почты — еврей Бенцион-эфенди. После Младотурецкой революции 1908 года представители балканских еврейских общин попали в парламент. Попали не случайно. В этой революции, наряду с другими этническими группами социал-демократов многонациональных Салоник, принимали участие и евреи. На ладино издавался еженедельник рабочих Giornale Lavor. Подобные издания выходили на греческом, на болгарском и на турецком языках. В Салониках находилась известная библиотека, содержавшая большое количество марксистской литературы, в основном на европейских языках. В 1910 году салоникское отделение вошло в Социалистический интернационал. Активную роль в этой организации играл Бенаройя, за что его и посадили в тюрьму. Однако волна внутренних и международных протестов вынудила турецкие власти вскоре его выпустить.

Членом социал-демократической фракции Салоник был еврей Влахов. Фракция поддержала его на выборах в парламент, и летом 1910 года он стал депутатом от Салоник и Струмица. Влахов заявил о себе как страстный защитник угнетенных, прежде всего рабочих, независимо от их национальной или религиозной принадлежности. Когда арабские землевладельцы Палестины потребовали от турецкого правительства безоговорочного запрета еврейских поселений на этой территории, Влахов произнес пламенную речь в защиту еврейских и арабских сельскохозяйственных рабочих и столь же пламенно обличил землевладельцев. Понятно, что это не только не прояснило, а попросту затушевало суть конфликта. Отнюдь не социального, а этнического.

Длительная борьба за освобождение Македонии от власти турок была закончена после первой Балканской, войны 1912–1913 годов. А затем во время второй Балканской войны 1913 года за обладание Македонией разгорелся конфликт между Грецией, Сербией и Болгарией, получившей независимость гораздо раньше в результате русско-турецкой войны 1878–1879 годов, а южная ее часть присоединилась к Болгарскому княжеству в 1885 году.

https://lechaim.ru/events/evrei-na-balkanah-epoha-osmanskogo-gospodstva/

Tags: История и культура, евреи
Subscribe

Posts from This Journal “евреи” Tag

  • Масада больше не падет

    Вверх, шаг за шагом, по узкой тропинке в крепость идет народ, Сколько продержимся? День? Неделю? Месяц? А может, год? Пала столица - храм…

  • Слово еврея к ООН и прочим.

    Слушайте товарищи в Объединенных нациях, И вы европейцы, в Брюсселе сидящие. Хватит евреям читать нотации. Вы медь звенящая и кимвалы звучащие…

  • Аллах дал эту землю евреям, в Коране нет Палестины - сказал шейх

    Иорданский религиозный ученый шейх Ахмад Адван утверждает, что "Палестины" не существует. Адван утверждает, что Аллах отдал Святую…

  • Евреи и ЮНЕСКО

    Когда царь Давид дом построил кедровый, Войдя в свой Иерусалим. На месте ЮНЕСКО шумел бор дубовый, И туры бродили под ним. Храм выстроил Шломо,…

  • Холокост в России. Местные пособники нацистов.

    Во время Холокоста на территории СССР были зверски убиты почти 3 миллиона евреев, т.е. 60 процентов евреев-советских граждан. Убийства…

  • Альцгеймер и жиды

    Известна история про одного из "отцов" советской психиатрии Михаила Осиповича Гуревича. На лекции о болезни Альцгеймера…

  • Славнозвісний Дiд Панас - щирий український єврей

    Кто бы мог подумать? Если, конечно, уже не знать, что Дiд Панас - таки аид. Дед Панас — легенда для тех, кто был ребенком в 60-80-х…

  • МАРК ТВЕН О ЕВРЕЯХ.

    "Если статистика верна, евреи составляют не более процента человечества. Это наводит на мысль о почти невидимом комочке звездной пыли,…

  • Только факты из истории России! Чтобы помнили

    Всеволоду Мейерхольду после всех изощрённых пыток, перед смертью - по-очереди сломали все пальцы. А потом утопили в нечистотах (версия его смерти…

promo grimnir74 march 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments