Алексей С. Железнов (grimnir74) wrote,
Алексей С. Железнов
grimnir74

Categories:

"Вот парадокс: вся страна пила из одного стакана и эпидемий не было!" Было! Еще и как. Читаем



Вот такие картинки все чаще, на фоне разворачивающейся в мире пандемии коронавируса #COVID19, постят сейчас альтернативно одаренные любители "совка" в соцсетях, сопровождая их жизнеутверждающими подписями типп: "Вот парадокс: вся страна пила из одного стакана и эпидемий не было!"



Было, учите историю, безголовые! О случаях массовых заболеваний советский режим старался умалчивать, поэтому до сих пор нет точной статистики жертв эпидемий. Грипп, менингит, тиф, холера и чума, "септическая ангина" захватывали города и целые районы, советская власть брала регионы под ружье, выставляла стрелков на выездах из зараженных сел, искало внутренних и внешних врагов, "японских шпионов" применивших биологическое оружие.

Впервые советская Россия столкнулась с эпидемией гриппа в 1918-1919 годах, когда на планете свирепствовала «испанка». Она считается самой массовой пандемией гриппа в истории человечества. Только к маю 1918 года в Испании этим вирусом было заражено около 8 миллионов человек (39% населения). По некоторым данным за период 1918-1919 годов по всей планете вирусом гриппа было заражено более 400 млн. человек, около 100 млн. стали жертвами эпидемии. В советской России от «испанки» умерло 3 млн. человек (3,4% населения). Среди наиболее известных жертв – революционер Яков Свердлов и военный инженер Леонид Капица, отец знаменитого советского физика.

Септическая ангина.

Урал. Июнь 1933-го... Люди заболевают и умирают семьями с явлениями некротических изменений в миндалинах на фоне высокой лихорадки и интоксикации. В их крови практически нет лейкоцитов....

Из Москвы во главе с наркомом здравоохранения Михаилом Фёдоровичем Владимирским на Урал прибывает группа эпидемиологи для решения вопроса жизни и смерти. В борьбу включились 6 профессоров и несколько десятков врачей и среднего медперсонала. Очаги болезни были тотчас изолированы и почти 5000 человек было задействовано для обеспечения карантинных мер. К 15 июня для усиления карантинной службы прибыли 150 стрелков военизированной охраны, 500 военных-курсантов, 500 милиционеров и дополнительно отправлены части Красной Армии. А люди, тем временем, всё погибали…

В одном из докладов Владимирского о первых существенных результатах масштабного расследования указана дата получения в очаге первой информации об инфекционном характере болезни – 19 июня 1933 года. «Проф. Утенков доложил мне 19.06. первые результаты этих работ, доказывающие инфекционный характер заболевания; им впервые выделен стрептококк в крови больных септической ангиной. Утенков нашел, что уже за 7 дней до смерти в крови больных находятся микроорганизмы, которые могут рассматриваться как возбудители болезни… Им же применено с большим успехом переливание крови…»
На 4 июля 1933 года заболело 1346 умерло 707. Летальность превышала 50%.




Люди были не просто обеспокоены – нарастала паника. В ход шли народные средства: пополз слух, будто от болезни помогает водка, и население в поисках здоровья дружно заглянуло в бутылку. А впрочем, каждый интерпретировал события в меру своей образованности и заинтересованности. Как вам такое? «Идет черная чума, которая уничтожает все колхозы. Нужно в воскресенье найти батюшку, устроить молебен». Активно распространялась версия, что карантин введён коммунистами с целью не допускать крестьянских восстаний, которые, будто бы, были готовы вспыхнуть. Были и другие версии: заражение населения приписывалось неким неизвестным лицам, которые были якобы ранее замечены в районах развития эпидемии. Ох уж эта паранойя по поиску «внутренних» врагов, когда впору бы объединиться против общего, внешнего, пусть и невидимого…

Бригада профессоров Громашевског, Сукнева и Давыдовского по результатам своей работы настаивала на диагнозе цинга (скорбут, авитаминоз С), предложив снять карантин и улучшить питание. Главный врач Бердюжской больницы Малахов, наблюдавший эпидемию с самого её начала и придерживавшийся точки зрения инфекционности болезни, обоснованно доказать диагноза не мог, что послужило причиной его травли со стороны медицинских и партийных местных чиновников, ухватившихся за версию цинги. Те, видимо, были очень заинтересованы в том, чтобы, «разрулив» ситуацию и сняв карантин, отправиться в летние отпуска. Когда же травля приняла безобразные формы, Малахов, очень проницательный врач, уважаемый подчинёнными и пациентами, придя домой, наложил на себя руки, став, видимо, единственной жертвой из медиков в ту эпидемию септической ангины – и далеко не последней жертвой эпидемии презрения к инакомыслию.

Так или иначе, выводом бригады Громашевского было нечто вроде: «Надо народ кормить, а потом лечить, т.к. против заболевания голодных первое средство – пища». Группу профессоров, заявивших сие, срочно отозвали в Москву: их трактовка эпидемии звучала как «контра». То был ложный путь, уведший расследование с верной дороги. И всё же отчасти учёные оказались правы: болезнь связана с питанием, и вылечить её можно, обеспечив регион качественным продовольствием.

Из многочисленных версий происходящего самые проницательные эпидемиологи выхватили рациональное зерно. В прямом смысле. В народе поговаривали, что причиной эпидемии стало употребление в пищу отравленного проса и других злаков. Действительно, заболевание и в 1932, и в 1933 годах возникало весной после употребления в пищу проса, пшеницы, ржи, гречихи и другого зерна, зимовавшего в полях под снегом. То были годы, когда осенью затяжные дожди сменялись первым снегом, что делало невозможной уборку части урожая. По одной из версий, скупка государством зерна у населения по цене, в несколько раз ниже рыночной, могла спровоцировать вялость уборки урожая, в котором крестьяне были попросту не заинтересованы.

В том самом июне 1933 года свет на природу септической ангины пролила группа трёх профессоров – Никандорова, Суворова и Князецкого, телеграфировавшая главе экспедиции следующее: «Произведено эпидемиологическое обследование 45 семейств села Голдобино, поставлены эксперименты на мышах, свинках и кроликах по определению ядовитости разных зёрен из проса, собранного на прошлогодних полях. Уже через 12-13 часов начали гибнуть животные, и к 3 часам 22 июня погибло: от растёртого впрыснутого под кожу проса из четырёх мышей пали три мыши, у всех картина отравления, микробов нет… Теперь совершенно определённо можно сказать, что просо, собранное на полях в прошлом году, ядовито для экспериментальных животных и содержит значительную примесь других зёрен, также ядовитых». Но как яд попал на просо? Уж не диверсия ли? Ясное дело, диверсия, только диверсант – не совсем обычный. Природы яда тогда не выявили, но стало очевидным, что проблемы – в зерне, которому, выросшему на пользу людям, не было оказано должное «уважение» в виде сбора урожая

Септическая ангина – 2.

В 1943-1944 годах, когда силы народа были направлены на борьбу с нацистами и производство товаров для фронта, для своевременной уборки урожая рук не хватало. О людях как всегда никто не позаботился.Часть урожая в районах, где рано выпадает снег, опять зимовала не убранной, и заболеваемость уже забытой болезнью с каждой весной стала вновь набирать обороты. В «рекордном» 1944-м диагноз септической ангины официально был выставлен 173 тысячам человек, из которых умерло около 28 тысяч.

Расследование этой эпидемии учёными Института эпидемиологии и микробиологии им. Д.К. Заболотного в военные годы привела медиков к пониманию причин заболевания. Микробиологи нашли в перезимовавшем зерне (уже знали, что беда произрастает из него) микроскопический грибок Fusarium sporotrichioides, продуцирующий токсин (не путать со спорыньёй, тот-то грибок виден на колосьях невооружённым глазом, да и совершенно другой яд вырабатывает).

Чтобы понять обречённость голодающих людей, вынужденных по весне принимать в пищу перепревшее под снегом зерно, нужно знать, что токсин, которым это зерно было пропитано, невозможно разрушить при термической обработке. Выходит – токсин – не белок? Тот в печке при выпекании ароматного хлеба точно разрушался бы…

Менингит.

Менингит справедливо считают болезнью скученности и ужасных жилищных условий. Болезнь, летальность от которой считается одной из самых высоких в мире, приходила всегда неожиданно и также внезапно исчезла. Менингит до сих пор является для эпидемиологов загадкой. Известно, что возбудитель постоянно живет «среди нас». Ежегодно его носителями являются от 1 до 10% россиян, но чаще всего никак не проявляя себя, под действием иммунных сил организма он погибает. Впервые эпидемия менингита была зафиксирована в СССР в 1930-40-е годы. «Заболеваемость менингитом в те годы была колоссальной, – отмечает микробиолог Татьяна Чернышова. – Если сегодня серьезную озабоченность врачей вызывает количество заболевших, равное 2,9 человек на 100 тысяч населения, то тогда эта цифра была больше – 50 на 100 тысяч». Эпидемию связывали с большими миграционными потоками населения страны, которые хлынули на социалистические стройки, позднее болезнь активно распространялась в казармах Второй Мировой войны и в бараках послевоенных строек. Впрочем, после войны болеть было особенно некому, и эпидемия пошла на убыль. Однако в 60-х годах менингит вернулся, многие врачи, впервые столкнувшиеся с болезнью, даже не знали ее симптомов. Причину вспышки эпидемиологам удалось определить только в 1997 году, когда ученые уже всерьез занялись всеми разновидностями менингококков. Оказалось, что причиной заболевания стал вирус, впервые появившийся в Китае и случайно занесенный в СССР.

Чума.

Заболевание в Советском Союзе считалось пережитком прошлого, хотя узкому кругу специалистов были известны все чумные эпидемии в СССР. Природным очагом чумы зачастую выступали регионы Средней Азии, Казахстана и Закавказья. Первой эпидемией чумы в СССР считают вспышку ее легочной формы в Приморском крае в 1921 году, пришедшей из Китая. А дальше она появлялась с пугающей регулярностью: 1939 год – Москва; 1945 – юг Волжско-Уральского региона, Средняя Азия; 1946 – Прикаспийская зона, Туркмения; 1947–1948 – Астраханская область, Казахстан; 1949 – Туркмения; 1970 – Приэльбрусье; 1972 – Калмыкия; 1975 – Дагестан; 1980 – Прикаспийская зона; 1981 – Узбекистан, Казахстан. И это далеко не полный перечень эпидемий чумы в СССР. Только после распада Советского Союза вскрылась статистика. С 1920 по 1989 год чумой заболели 3639 человек, жертвами стали 2060. Но если до войны каждая чумная вспышка уносила сотни жизней, то с середины 40-х, когда стали применять сульфидин и синьку, число жертв сократилось до нескольких десятков. С конца 50-х начали использовать стрептомицин, что позволило сократить число смертей до единиц. Если бы не самоотверженная работа эпидемиологов, то жертв могло быть значительно больше. Деятельность врачей строго засекречивалась. Сотрудники противочумной службы не имели права рассказывать о своей работе даже близким, иначе увольняли по статье. О целях командировки специалисты нередко узнавали только в аэропорту. Со временем в стране была создана мощная сеть противочумных учреждений, которая успешно функционирует и по сей день. Эпидемиологи проводили ежегодные наблюдения за природными очагами чумы, специальные лаборатории исследовали штаммы, выделенные из корабельных крыс, приплывших на судах из потенциально чумных стран.

Холера.

Гражданская война, социальные потрясения, разруха и голод способствовали распространению в молодом советском государстве возбудителей холеры. Тем не менее, советским медикам удалось потушить наиболее серьезные очаги этой болезни. Очень скоро руководство страны отрапортовало, что с холерой в СССР покончено. Но в середине 1960-х годов заболевание вернулось вновь. Для планеты это была уже седьмая пандемия холеры. Начавшись в 1961 году в Индонезии, зараза очень быстро расползлась по миру. В СССР первый случай заболевания холеры «эль-тор», проникшей с торговцами наркотиками с территории Афганистана, был зафиксирован в 1965 году в Узбекской ССР. На охрану карантинной зоны власти отправили 9000 тысяч солдат. Казалось, очаг был изолирован. Однако в 1970-м году холера вновь дала о себе знать. 11 июля в Батуми холерой заболели два студента из Средней Азии, от них она стала распространяться и на местное население. Врачи считали, что очаг заразы находился у берега моря, куда сливались сточные воды. 27 июля 1970 года первые случаи заболевания холерой были зафиксированы в Астрахани, а 29 июля уже были первые жертвы болезни. Ситуация в Астрахани стала развиваться настолько стремительно, что туда был вынужден вылететь главный санитарный врач страны Петр Бургасов. В Астраханской области в том году созрел большой урожай бахчевых культур и помидоров, однако, движение барж загруженных продуктами было заблокировано во избежание распространения болезни в другие регионы. Астрахань приняла на себя основной удар эпидемии холеры. Всего до окончания года в Астраханской области было выявлено 1120 вибриононосителей холеры и 1270 больных, из которых 35 человек умерло. Крупные очаги холеры возникли в Нахичевани, Херсоне, Одессе. Решением Совмина СССР всем лицам, попавшим в очаги инфекции, выдавались оплачиваемые больничные листы. Перед тем, как покинуть зоны распространения инфекции все они должны были пройти обсервацию и бактериологическое обследование. Для этих целей использовали 19 морских судов, в том числе и флагманы – теплоходы «Шота Руставели» и «Тарас Шевченко». В очаги холеры было отгружено 7093 литров холерной вакцины, 2250 килограмм сухих питательных сред, 52428 литров жидких питательных сред, миллионы упаковок тетрациклина и огромное количество хлорной извести. Совместными усилиями эпидемию удалось приостановить. Точное число больных и погибших советские власти скрывали, однако известно, что количество жертв было менее 1% на 100 заболевших.

В 1957 и 1959 годах Советский Союз захлестнули две волны пандемии Азиатского гриппа, к концу года в стране гриппом болело не менее 21 млн. человек. В следующий раз вирус гриппа поразил Советский Союз в 1977-78 годах. Пандемия началась в "советском раю", за что и получила название «русский грипп». Самое страшное, что этот вирус косил преимущественно молодых людей в возрасте до 20 лет. В СССР статистика заболеваемости и смертности от этой пандемии была засекречена, в мире жертвами «русского гриппа» стали 300 тысяч человек.

А так да, пили из одного стакана и эпидемий не было. Всё ещё "можем повторить"?
.
[источники]* * *
https://bessmertnybarak.ru/article/epidemiya/
Взято у https://skrepohistory.livejournal.com/12070.html


В посте далеко не полный список, помимо масштабных жпидемий хватало просто болезней, которыми заражались от того самого стакана и аналогичного. Но кто выжил - тот помнить не хочет
Tags: #covid19, СССР, медицина
Subscribe

Posts from This Journal “СССР” Tag

promo grimnir74 март 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments