Алексей С. Железнов (grimnir74) wrote,
Алексей С. Железнов
grimnir74

Categories:

Мольер своего времени

Это он открыл нам Луи де Фюнеса, Пьера Ришара и Жана-Поля Бельмондо: над его «Разиней» и «Большой прогулкой» хохотали миллионы во Франции и СССР. Полвека режиссёр Жерар Ури был Мольером своего времени.

Главный комедиограф Франции родился в 1919 году в семье еврейского скрипача русского происхождения Сергея Танненбаума и обозревателя Paris-Soir Марселлы Ури. Мальчик восхищался отцом: считал его «великим художником, одержимым социальной справедливостью». При этом очень был привязан и к матери, вращавшейся в богемной среде. О себе Жерар вспоминал так: «очень нервный ребенок с густыми волосами и зелеными глазами».

Образование он получил блестящее: из стен парижского лицея Жансон-де-Сайи, где учился Жерар, вышли премьер-министр Франции Лоран Фабиус и президент Франции Валери Жискар д’Эстен, выдающийся антрополог Клод Леви-Стросс, лауреат Нобелевской премии по физике Луи де Бройль, актеры Жан Габен и Филипп Нуаре. В отношении будущего выпускник не колебался: поступил в Высшую консерваторию драматического искусства – там из Танненбаума он превратился в Ури. На актерском курсе он познакомился с очаровательной Жаклин Роман, лицом Всемирной Парижской выставки 1937 года. Парочка гастролировала по провинции, а в 1939-м Жерару начали доверять небольшие роли в «Комеди Франсез».

Вторжение нацистов в 1940-м не оставило влюбленным выбора: они бежали из Парижа в Марсель, где Жерар устроился работать на местное радио. В следующем году коллаборационистское правительство Виши ужесточило антиеврейское законодательство, и Ури выбросили на улицу. Молодая семья тем временем ждала пополнения. Дочь Даниэль появилась на свет 3 января 1942 года в Монако, но признать отцовство Жерар не смог: тогда малышку бы зарегистрировали еврейкой со всеми вытекающими последствиями. Так в графе «отец» у Даниэль появился прочерк, а пара снова пустилась в путь – на этот раз в Швейцарию.

Во Францию актерская семья вернулась только после войны. Жаклин посыпались предложения о съемках, мужу пришлось труднее. Мелкие роли в театре перемежались второстепенными эпизодами в кино. В фильме 1949 года «А вот и красавица» он впервые поцеловал Мишель Морган –обладательницу Гран-при в Каннах за лучшую женскую роль. На Морган это не произвело тогда особого впечатления. Она еще не знала, что проживет с Жераром 45 лет в любви, которая бывает только в кино.

В конце 1950-х 40-летний актер получил известность и как сценарист: он приложил руку к первому фильму с Брижит Бардо, показанному в СССР, «Бабетта идёт на войну». Картину хорошо приняли, а миллионы женщин после ее просмотра ринулись сооружать у себя на голове прическу «а-ля Бабетта». А вот в качестве режиссера Жерар дебютировал поздно и неудачно: вышедшая на экраны в 1960-м «Горячая рука» зрителей не покорила. В том же году он ненадолго, но успешно вернулся на театральную сцену: 4 ноября 1960-го актер блистал в роли дона Саллюстия в «Рюи Блаз» Виктора Гюго. Из ложи ему аплодировали президент республики де Голль и министр культуры Андре Мальро.

Тем не менее выбор в пользу кино был сделан и обжалованию не подлежал. В 1962-м Ури снял «Преступление не выгодно» со звездами: Мишель Морган, Анни Жирардо и Луи де Фюнесом. Лента имела относительный успех, но де Фюнес дал начинающему режиссеру дельный совет-наставление: «Вы – прирожденный мастер комедии. Вы не сможете по-настоящему проявить себя, пока не смиритесь с этим фактом». Как в воду глядел. Первая же комедия – «Разиня» – вывела Жерара Ури в высшую лигу французского кино, которую он уже никогда не покидал. В этой картине постановщик впервые свел эксцентричного де Фюнеса и простака Бурвиля, составивших удивительно комичную пару. В 1965 году фильм стал лидером проката: «Разиню» посмотрели около 12 миллионов французов, реплики из фильма стали культовыми.

В кулуарах Каннского фестиваля того года американские продюсеры предложили Ури снять римейк «Разини» с Дином Мартином и оскароносным Джеком Леммоном. Предложение звучало крайне заманчиво: огромный бюджет, высокий гонорар плюс жирный заказ на производство еще двух картин. Жерар ответил отказом. Этому принципу – не вступать в одну реку дважды – маэстро не изменял никогда, опровергая стереотип о коммерческом режиссере, для которого бокс-офис – это все.

Жерар задумался о новом проекте для тандема Бурвиль – де Фюнес. И вспомнил, что несколько лет назад продал сюжет о сестрах-близняшках, спасающих английских пилотов, которые были сбиты нацистами над Парижем. Выкупив права на свой же сценарий, режиссер переписал его вместе с дочерью Даниэль – она, кстати, будет соавтором всех фильмов отца до 1989 года. В новой версии старой истории сестер заменили экспансивный дирижер Лефор, Луи де Фюнес, и маляр – Буве (Бурвиль). Они и помогали англичанам скрыться от преследующего их майора вермахта Ашбаха.

В конце 1966 года на экраны кинотеатров вышла эта «Большая прогулка». Успех был феноменальным – 17 миллионов проданных билетов. Фильм оставался лидером французского проката до 1997 года, когда его рекорд побил блокбастер «Титаник». Среди отечественных лент успех «Большой прогулки» был превзойден лишь в 2008 году комедией «Бобро поржаловать». Примечательно, что и в СССР эти фильмы Ури стали хитами: «Разиню» посмотрели более 30 миллионов человек, «Большую прогулку» – около 40 миллионов.

«Супермозг» Жерара с Бурвилем и Жаном-Полем Бельмондо стал в 1969 году наиболее дорогим французским кинопроектом своего времени. Для съемок мобилизовали трансатлантический лайнер France – самый роскошный корабль 1960-х, спущенный на воду в присутствии президента де Голля. Спецэффекты и комбинированные съемки, вертолеты, два железнодорожных состава, отряд мотоциклистов, выделенный жандармерией – недаром, в общем, в картину вложилась Paramount Pictures. Историю об ограблении поезда Париж – Брюссель, в спецвагоне которого перевозят средства НАТО, посмотрели 5,5 миллиона зрителей.

Такой же успех ждал комедию «Мания величия», снятую по мотивам «Рюи Блаз». Здесь в третий раз должен был появиться дуэт Луи де Фюнеса и Бурвиля. Но осенью 1970-го Бурвиль умер, и его заменил Ив Монтан. Из-за Монтана, известного своими левыми убеждениями и неприятием диктатуры Франко, съемки пришлось перенести – из Испании во Францию. По иронии судьбы, из-за того же Монтана картину не приобрел «Совэкспортфильм» для проката в СССР. Когда-то близкий к компартии шансонье резко осудил подавление Пражской весны и попал в черный список как ренегат.

У следующего фильма мэтра – «Приключения раввина Якоба» – вообще не было шанса появиться на советских экранах. Ксенофобия, антисемитизм и уж тем более арабо-израильский конфликт явно не вписывались в представления советских идеологов о комедийном жанре. Соавтором сценария и консультантом картины стал раввин, писатель и телепродюсер Джози Айзенберг – бывший секретарь главного раввина Франции. Известен он главным образом еженедельной еврейской телепрограммой La Source de vie, автором и режиссером которой был на протяжении 55 лет! Впрочем, все это не спасло съемочную группу от агрессии со стороны ортодоксальных евреев во время съемок в Нижнем Ист-Сайде.

Премьера фильма совпала с Войной Судного дня, что привело к неожиданной трагедии. За рекламную кампанию «Приключений раввина Якова» отвечал Жорж Кравенн – крупный специалист по пиару и будущий основатель кинопремии «Сезар». Жена Кравенна Даниэль придерживалась антиизраильских взглядов и в день выхода фильма на экраны угнала самолет Air France, следовавший рейсом Париж – Ницца, пригрозив взорвать Boeing 727, если картина не будет запрещена. Вооружившись карабином и муляжом пистолета, она принудила экипаж совершить посадку в Мариньяне, чтобы оттуда следовать в Каир. В ходе перестрелки с полицейским спецназом женщина была ранена и скончалась в машине скорой помощи. После этого Жерар Ури получил множество писем с оскорблениями и прямыми угрозами и, как сам признавался, некоторое время ходил с пистолетом. Даниэль Кравенн признали психически неустойчивой, а комедия стала самым кассовым французским фильмом 1973 года. К сожалению, «Приключения раввина Якова» стал последним фильмом с участием Луи де Фюнеса. Следующий проект сорвался из-за двух инфарктов, перенесенных актером в 1975-м.

В конце десятилетия режиссер обратил внимание на Пьера Ришара, которого снял в двух своих картинах – «Побег» и «Укол зонтиком». Во Франции их приняли весьма прохладно, зато в СССР приключения незадачливого актера, играющего роль наемного убийцы, рассмешили почти 30 миллионов зрителей.

В 1982-м Ури выпустил второй свой «еврейский» фильм – «Ас из асов» с Жаном-Полем Бельмондо в роли тренера французской сборной по боксу на Берлинской Олимпиаде 1936 года. Когда режиссер показал Бельмондо наброски сценария, тот пришел в такой восторг, что сразу согласился не только сниматься, но и стать сопродюсером. История побега из Германии еврейской семьи Розенблюмов при помощи обворожительного Джо Кавалье заняла вторую строчку в рейтинге самых популярных французских фильмов того года.

В отличие от этой ленты, картина «Леви и Голиаф» о братьях-евреях, один из которых отошел от традиции, большого успеха не имела. Оставаясь в рамках традиционной комедии, Ури обратился к теме конфликта между ортодоксальным еврейским и либеральным светским миром, но, как и следовало ожидать, братская любовь победила.

В 1990-х Жерар Ури, которому пошел восьмой десяток, в основном пожинал плоды мирской славы. Командор ордена Почетного легиона, обладатель «Сезара» за выдающиеся заслуги в кинематографе, в 1998-м он был избран членом Академии изящных искусств. В мае 2001 года режиссера чествовали в Каннах, хотя ни один его фильм не был отмечен на этом фестивале. 20 сентября 2002 года президент Франции Жак Ширак в Елисейском дворце возвел Ури в ранг великого офицера Национального ордена «За заслуги», отметив, что его комедии универсальны, как у Мольера. Спустя месяц в Парижской опере в присутствии режиссера демонстрировалась «Большая прогулка» в отреставрированной версии.

Мэтр скончался 19 июля 2006 года в своем доме в Сен-Тропе на Лазурном берегу. Похороны на кладбище Монпарнас почтил присутствием премьер-министр Франции Доминик де Вильпен, заявивший, что «потерял друга, а Франция потеряла одного из своих величайших кинематографистов». В 2011 году в 8-м округе Парижа в присутствии Романа Полански и мэра Бертрана Деланоэ открылась площадь имени Ури. Его дочь Даниэль Томпсон, кстати, продолжает активную карьеру в кино. Внук Кристофер – тоже популярный актер и сценарист, неоднократно номинированный на «Сезар».

Tags: Кинематограф, Франция, евреи
Subscribe

Posts from This Journal “Кинематограф” Tag

promo grimnir74 march 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments