Алексей С. Железнов (grimnir74) wrote,
Алексей С. Железнов
grimnir74

Categories:

Как Бунин во время войны евреев спасал

 


Летом 1940 года Германия оккупировала 2/3 территории Франции. 14 июля пал Париж, где, покинув после революции Россию, жили в эмиграции Бунины. К этому времени уже вся Европа была ввергнута фашистами в смертоносные битвы. В своем дневнике Иван Алексеевич записал: «В Париже меня поразило, что по всему черному небу ходили перекрещивающиеся полосы прожекторов… Все поражены, не понимают, как могло это (чудовищное поражение Франции. – Прим. авт.) случиться».




Жизнь в оккупации

В сентябре 1939 года Бунины переехали в Грасс, где поселились на вилле «Жаннет», построенной высоко на крутом каменистом обрыве. В этом доме Бунины прожили всю войну, до 1945 года.

Бунины редко жили одни. Вот и дом на вилле «Жаннет» быстро заселился людьми. На верхнем этаже стали жить молодая писательница Галина Кузнецова и ее подруга. В 1940 году в доме поселился русский писатель Леонид Зуров.

Рискуя жизнью, Бунины прятали у себя на вилле знакомых евреев, которых преследовал нацистский режим. Благодаря Буниным удалось уберечь от концлагеря Маргариту Степун, подругу поэтессы Галины Кузнецовой. Спасены от фашистов были пианист Александр Либерман и его супруга. Бунин буквально настоял, чтобы Либерманы на время арестов евреев в августе 1942 года поселились на его вилле. Также во время войны у Буниных спасался литератор Александр Бахрах. Он появился в Грассе в 1940 году и жил на вилле «Жаннет» до сентября 1944-го. На одном этаже с женой Бунина поселилась молодая украинская эмигрантка Елена Жирова с дочкой Олей. Все эти люди нуждались в жилье, и Бунины их приютили.

Жировы прожили у Буниных три года. Живая непосредственная Олечка Жирова внесла в жизнь Буниных ту радость и тепло, которых им так недоставало в годы войны. За время совместного проживания на вилле Иван Алексеевич сдружился с ребенком. Девочка называла нобелевского лауреата Ваней, а он стал писать для нее шутливые стихи. Только Олечке разрешалось в любое время заходить в кабинет Бунина.

Не переставал работать

Война шла своим зловещим ходом. Жизнь на вилле «Жаннет» становилась все тяжелее. В 1942 году Иван Алексеевич рассказывал журналисту Андрею Седых: «Живем мы коммуной. Шесть человек. И ни у кого гроша нет за душой. Деньги Нобелевской премии давно уже прожиты».

3 марта того же года Бунин записал в дневнике: «Серо, прохладно, нездоровье… Второй день без завтрака – в городе решительно ничего нет! Обедали щами из верхних капустных листьев – вода и листья!..»

Однако, несмотря на безденежье и голод, русский писатель при немцах не напечатал ни строчки. Из Швейцарии было предложение сотрудничать в газетах и журналах, издававшихся на оккупированных фашистами территориях, но Иван Алексеевич отказался.

И еще… Несмотря на голодные дни войны, Бунин не переставал восхищаться природой, замечать красоту, где только возможно. Читаем в дневниковой записи от 23 мая 1942 года: «Опять у нас в саду множество цветущих роз – и розовых, и белых, и пунцовых… Опять думал нынче: прекраснее цветов и птиц в мире ничего нет. Еще – бабочек».

Война, голод, холод. А Бунин работал. Это был труд над последним и самым прекрасным сборником «Темные аллеи». Эти рассказы о любви Иван Алексеевич писал 12 лет – с 1937-го по 1949 год. Но большая их часть была создана в Грассе, в годы оккупации Франции.
Бунин трудился над книгой самозабвенно, сосредоточенно, он весь отдался написанию этого цикла. Из письма к Б.К. Зайцеву: «Книга эта называется по первому рассказу «Темные аллеи» – во всех следующих дело идет, так сказать, тоже о темных и чаще всего весьма жестоких «аллеях любви». И вот еще что, нынешней осенью все хотелось писать и писать что-нибудь милое… не все же думать о смерти и о дьявольских делах в мире! Боккаччо написал «Декамерон» во время чумы, а я вот «Темные аллеи».

Пока Родина в опасности

Обитатели «Жаннет» нередко собирались на нижнем этаже в столовой и слушали радио. 22 июня 1941 года радиоприемник сообщил о вероломном нападении Германии на Советский Союз. В тот день Бунин записал в дневнике: «После завтрака лег продолжать читать письма Флобера, как вдруг крик Зурова: «Иван Алексеевич, Германия объявила войну России! Думал шутит, но то же закричал и Бахрах. Побежал в столовую к радио – да! Взволнованы мы ужасно…»

С самого начала войны в России внимание писателя было приковано к его Родине, от которой он никогда не отрывался сердцем. Все негативное, связанное с большевистской Россией, теперь ушло в сторону. Осталось одно – его Родина, его Россия находится в большой опасности. Бунин говорил: «Если бы немцы заняли Москву и Петербург и мне предложили бы туда ехать, дав самые лучшие условия, я отказался бы. Я не мог бы видеть Москву под владычеством немцев, видеть, как они там командуют. Я могу многое ненавидеть и в России, и в русском народе, но могу и многое любить, чтить ее святость. Но чтобы иностранцы там командовали – нет, такого не потерпел бы».

В своем кабинете Бунин повесил карты Советского Союза. На них писатель отмечал путь продвижения советских войск. Дневники Ивана Алексеевича этих лет стали отчасти и хроникой военных событий, и отражением его душевного состояния. Особое волнение вызывала у русского писателя судьба тех городов, в которых он раньше жил или бывал. Вот несколько записей Бунина за 1941 год: «13 июля. Взят Витебск. Больно… 9 октября. Взят Орел. Дело очень серьезно. 13 декабря. Русские взяли назад Ефремов, Ливны… В Ефремове были немцы! Непостижимо! И какой теперь этот Ефремов, где был дом брата Евгения…»
Мысли о России придавали Бунину сил. Радовала Ивана Алексеевича и всех обитателей виллы «Жаннет» и родная речь, которую они слышали от советских военнопленных, которые неподалеку рубили лес, работали на хлебопекарнях. Пленным разрешалось выходить за пределы лагеря, бывать в доме Бунина. Они делились с семьей Ивана Алексеевича хлебом, пели, слушали радио. Бунин писал об этом Борису Зайцеву 23 ноября 1944 года: «Расскажу о пленных – их у нас бывало в гостях немало… Некоторые были настолько очаровательны, что мы каждый раз целовались с ними, как с родными… Они немало плясали, пели «Москва, любимая, непобедимая…»

«После стольких лет каторги»

Война все длилась. После освобождения Курска, Белгорода и Орла в 1943 году произошел явный перелом. Много записей появилось у писателя в дневнике в 1944 году: «4 июня. Взят Рим! 26 июня. Началось русское наступление. 23 июля. Взят Псков. Освобождена уже вся Россия! Совершено истинно гигантское дело!»

Освобождение Франции в августе 1944 года Бунин воспринял как великий праздник. В дневнике писателя появилась такая запись: «День 23-го был удивительный: радио в два часа восторженно орало, что 50 тысяч партизан вместе с населением Парижа взяли Париж… На рассвете 24-го вошли в Грасс американцы. Необыкновенное утро! Свобода после стольких лет каторги! Днем ходил в город – ликование неописуемое… Полночь. Пишу под радио из Москвы – под советский гимн…»

Война во Франции закончилась. 1 мая 1945 года Бунины покинули Грасс навсегда. Иван Алексеевич и Вера Николаевна вернулись в Париж, в квартиру на улице Ж.-Оффенбаха. Писатель Н.Я. Рощин вспоминал: «Освобождение Франции Бунин назвал великим праздником, победы Красной армии приводили его в восхищение. Однажды на спектакле русского театра в Париже место Бунина оказалось бок о бок с местом молодого подполковника советской военной миссии. В антракте подполковник встал и, обращаясь к соседу, сказал: «Кажется, я имею честь сидеть рядом с Буниным?» И писатель, поднявшись с юношеской стремительностью, ответил: «А я имею еще большую честь сидеть рядом с офицером нашей великой армии».

Елена Филатова, старший научный сотрудник музея И.А. Бунина

Источник: Орловский вестник


Tags: ЖЗЛ, Праведники народов мира, евреи
Subscribe

Posts from This Journal “Праведники народов мира” Tag

  • Святая из Освенцима

    Суфражистка и рьяная атеистка, к 42 годам она стала монахиней и просила папу Пия XI спасти евреев от нацистов. Но христианство не спасло даже ее…

  • Чтобы спасти от смерти 12 евреев, ей пришлось во время войны стать любовницей престарелого нациста

    Чтобы спасти от смерти 12 евреев, ей пришлось во время войны стать любовницей престарелого нациста. Через 40 лет Ирену Гут-Опдайк признали…

  • Тюрьма для праведника

    Вместе с дипломатом Раулем Валленбергом он спас десятки тысяч евреев, обреченных погибнуть на набережной Дуная. А потом на него повесили труп…

  • Паспорт с видом на жизнь

    Немцы заподозрили неладное, когда уже отпустили из Варшавского гетто 400 «парагвайцев», завезенных туда якобы по ошибке. Так…

  • «Топали сапогами по головам»

    Её спасли в годы войны поляки. Шушанна Сейферт рассказала, как семья Яворских два года прятала в стогу сена её вместе с отцом, тётей и маленьким…

  • Герой за баранкой

    Шофёр, клошар и великий писатель – его хвалили Бунин и Горький, ставили выше Набокова. Но в годы войны Гайто Газданов отложил перо, чтобы…

  • Ее звали Мэри Эльмс. Она спасла их от Освенцима

    Два мальчика беззвучно сжались под одеялом на заднем сиденье большого черного автомобиля, выезжавшего из деревянных ворот концентрационного лагеря…

  • Евреи Траяна Поповича

    Антонеску помнил его бравым солдатом и сделал начальником в первые же годы Второй мировой. Траян Попович использовал власть по полной –…

  • Честное слово Адольфа Буки

    В июле 1941 года немецкие и румынские войска вошли в Кишинев. Михаил и Мария Шнайдманы с шестилетней дочерью Полиной не успели…

promo grimnir74 march 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments