Алексей С. Железнов (grimnir74) wrote,
Алексей С. Железнов
grimnir74

Categories:

Джек-разведчик

Джек Леон Томас работал на Израиль прежде всего из ненависти к режиму Насера. На фото: Гамаль Абдель Насер и Никита Хрущев

Джек Леон Томас работал на Израиль прежде всего из ненависти к режиму Насера. На фото: Гамаль Абдель Насер и Никита Хрущев

Нелегальная разведка — одно из важнейших направлений деятельности почти всех спецслужб мира. Не является исключением и Моссад. Более того, в условиях враждебного окружения Израиль в ней остро нуждается.

В 60-е годы прошлого столетия Египет представлял особый интерес и требовал пристального внимания Моссада. Полный бойкот Израиля арабскими странами крайне затруднял работу разведки в Египте. Туда не допускались не только израильские граждане, но даже иностранцы, посетившие Израиль, если у них в паспорте имелась соответствующая отметка. Оставалось единственно возможное решение — использовать разведчиков-нелегалов. К их числу относился и Джек Леон Томас.

Он родился в армянской семье. Родители его были не очень богатыми людьми, но сделали все возможное, чтобы сын получил хорошее образование. Джек вырос в Каире, там прошли его детство и юность. Уже в школе он выделялся среди сверстников способностями и жаждой знаний. Джек с увлечением занимался математикой, физикой и другими точными науками. Но особую тягу он проявил к изучению языков и уже в молодые годы стал настоящим полиглотом – в совершенстве владел французским, английским, немецким, арабским языками. Ну и, конечно, армянским. Позже изучил и иврит.

В 1956 году Томас перебрался в Бейрут, а потом в Западную Германию, в Кельн, где два года работал в крупной торговой фирме. Осенью 1958 года Джек познакомился с молодым ливанцем, которого звали Эмиль. Эмиль был довольно богатым человеком, у него всегда водились деньги, и он неоднократно говорил Джеку, что имеет возможность ни в чем себя не стеснять. Эмиль часто приглашал Томаса в кафе, рестораны и всегда оплачивал счета, отвергая попытки Джека заплатить за себя. Молодые люди часто встречались, подолгу беседовали, любили поговорить о женщинах, о спорте. Темой их разговоров были и политические события, в частности на Ближнем Востоке. Томас не скрывал от нового друга своей ненависти к диктатору президенту Египта Насеру, которого Эмиль тоже не жаловал.

Дружба Томаса и Эмиля крепла, симпатии и доверие друг к другу росли. Томас начал работать на израильскую разведку, сам того не подозревая. Вербовка была проведена резидентом Моссада под «чужим флагом». Как-то друзья засиделись в ресторане, время за беседой летело быстро, деликатесы немецкой кухни не оставляли посетителей равнодушными, однако пора уже было закругляться. Неожиданно Эмиль произнес, обращаясь к Джеку: «Ты можешь заработать много денег, если согласишься возвратиться в Египет для того, чтобы принять участие в борьбе против Насера». На недоуменный вопрос Томаса, что Эмиль имеет в виду, тот ответил – ты будешь снабжать информацией разведку одной из стран Запада, которая входит в НАТО. Какой именно страны – Эмиль не уточнял, Израиль, естественно, вообще не упоминался. Хотя предложение Эмиля было неожиданным, но смутные догадки, что он связан с какой-то западной спецслужбой у Джека возникли давно. Томас, не колеблясь, согласился, сказав при этом, что деньги, конечно, нужны, но для него особенно важно, что он будет помогать бороться с режимом Насера.
Выбор израильской разведки не был случайным – он был обусловлен глубоким изучением потенциального кандидата. Несмотря на то, что Томас не был евреем, его настроения, непримиримая позиция по отношению к диктатору Насеру давали все основания для привлечения его к работе в Моссаде, пусть сначала и под чужим флагом. Видный израильский разведчик Вольфганг Лотц в свое время писал, что его внедрение в Египет планировалось как серьезная военная операция. То же самое можно сказать и о Джеке Томасе. Программа его обучения носила строго индивидуальный характер и вместе с тем была исключительно насыщенной и целеустремленной – подготовка к предстоящей работе проходила на конспиративной квартире в Кельне, где специалисты обучили Джека основам разведывательной техники.
Вскоре в том же 1958 году Томас возвратился в Каир и сразу же приступил к созданию агентурной сети. Он проявил себя как талантливый вербовщик и сумел довольно быстро решить эту сложную задачу – ориентируясь на единомышленников, заимел ценные и надежные источники информации. Благодаря своему легкому и общительному характеру Джек завел новых друзей, и не сразу, конечно, но достаточно быстро приобрел опыт профессионального разведчика.
Однажды Джек встретил своего бывшего одноклассника Мухаммеда Хасана, с которым они вместе играли в футбол в школьной команде. Конечно, оба были рады встрече. Оказалось, что Хасан стал офицером египетской армии. Друзья стали часто проводить время вместе. Как-то Мухаммед, который постоянно нуждался в деньгах, пожаловался Томасу на финансовые трудности, сетуя на то, что хорошо живут только те офицеры, которые имеют богатых родственников. Мухаммед и вправду любил жить не по средствам – свободное от службы время проводил в ресторанах, часто менял подружек. Через некоторое время Джек прямо сказал Хасану, что может ему помочь, мол, есть люди, которые хорошо заплатят за определенные услуги – ведь Хасан имеет доступ к секретным штабным документам, то, возможно, он согласится передавать эти документы для фотографирования тем, кто ими интересуется. Мухаммеда долго уговаривать не пришлось – прежде всего его интересовала сумма, на которую он мог рассчитывать, и она оказалась даже большей, чем он предполагал.
Уже через три дня после этого разговора Томас получил пачку документов, ценность которых не вызывала сомнений – в них содержалась информация о боеспособности частей египетской армии, о ее боевой технике и даже о планируемых операциях против Израиля. Ценную информацию передавали завербованные Томасом двое молодых армян, еврейка-танцовщица в ночном клубе и другие агенты. Собранной Томасом и его группой информации было так много, что иногда даже возникали трудности с ее своевременной передачей. Тогда Томас завербовал опытного фотографа Карапета Токильяна, который стал помогать обрабатывать информацию, что ускорило ее передачу в Центр.
Периодически Джек выезжал в Германию и в другие европейские страны для встреч со своими шефами, которые выступали перед ним как высокопоставленные чиновники НАТО. Он передавал им военную и другую информацию, а взамен получал деньги и новые задания. Во время одной из таких поездок Джек познакомился с молодой красивой немкой Кати Бендхоф. Разведчики тоже влюбляются – их роман развивался стремительно, и уже через две недели они поженились. Кати переехала в Каир. Молодая жена не только пополнила агентурную сеть, но стала надежной помощницей Томаса, а впоследствии освоила роль радистки.
В Каире Томас занялся бизнесом, создал торговую фирму, которая экспортировала в европейские страны египетские сувениры и предметы искусства.
На одной из встреч с резидентом Томасу, наконец, сообщили, что он работает не на НАТО, а на израильскую разведку. Новость не сильно удивила Джека – по характеру заданий он давно понял, что сведения, которые он передает, должны интересовать в первую очередь Израиль. То обстоятельство, что он узнал правду, нисколько не обеспокоило Джека, не поколебало его решимости продолжать работу – он, как и раньше, ненавидел Насера и его режим, в то же время симпатизировал молодому демократическому еврейскому государству, считая, что в судьбе евреев и армян много похожего.
Томас возвратился в Каир и, пожалуй, с еще большим желанием взялся за свою опасную работу.
Вскоре в Амстердаме Кати Бендхоф прошла курс обучения работе с рацией. Она оказалась хорошей ученицей и за несколько недель освоила необходимые навыки. Теперь связь с центром была постоянной и мобильной – задания и инструкции Томас и его группа получали по радио, свою информацию они передавали таким же образом. В качестве кодовой книги использовался роман американской писательницы Перл Бак «Добрая земля».
Когда Кати в назначенное время включала рацию, из эфира раздавался сигнал пароля, а затем в течение нескольких минут был слышен визг, постепенно превращающийся в ясно различимые точки и тире азбуки Морзе, записав которые, радистка приступала к дешифровке. Указания разведцентра всегда были лаконичными и четкими, но иногда в сообщениях содержалась и благодарность за переданную ранее информацию, ведь в частности благодаря Томасу важные приказы и распоряжения египетского военного министерства нередко попадали в Моссад почти одновременно с адресатом.
Характерной чертой Томаса-разведчика было умение работать с людьми – на окружающих производила впечатление его простота в общении, располагающая к откровенности манера вести беседу. Он умел расположить к себе любого собеседника, люди надолго привязывались к нему. Мухаммед Хасан по-прежнему оставался ценнейшим информатором в агентурной сети, созданной Томасом, передавая важные документы и оказывая помощь в получении самой разнообразной информации. Так, он неоднократно приглашал Джека и Кати на прогулку вдоль Суэцкого канала, где размещались важнейшие военные объекты. Возвратившись после таких прогулок, они вместе составляли отчет для передачи в Моссад.
Очень ценные сведения получала израильская разведка от Томаса о военной промышленности Египта. В частности, такую информацию поставляли Жорж Домакян и его брат Маскуф, которые работали на военных заводах и располагали достоверными и важными сведениями о производстве Египтом вооружений и о поставках боевой техники из СССР.
Агентурная работа шла успешно, и в центре не скрывали, что высоко оценивают деятельность Томаса и его группы. Со временем у Джека и Кати появилась излишняя самоуверенность, в какой-то момент они утратили бдительность, и как это бывает в агентурной разведке, все окончилось провалом.
Следует заметить, что работа рации Кати и до этого момента была зафиксирована египетской контрразведкой. Там занервничали – сознание того, что где-то рядом находятся израильские агенты, которые передают важную информацию Моссаду, а они не могут помешать этому, было для спецслужб в Каире прямо-таки унизительным. Их радиопеленгаторы работали непрерывно, но так ничего и не установили. Удача пришла к египтянам с другой стороны – оттуда, откуда ее не ждали.
В мае 1960 года Томас получил задание завербовать офицера египетской армии, желательно летчика. Задание было предварительным, следовало подождать детальных инструкций, но Джек не стал ждать ни ориентировки на конкретных лиц, ни детальных указаний по вербовке. Исходя из своих представлений, он решил завербовать молодого офицера, христианина коптского происхождения Адива Хана Карлеса. Тот «намек» понял, однако не дал Джеку определенного ответа, но зато немедленно сообщил своему командованию о сделанном ему предложении. В дело включилась египетская контрразведка, и за четой Томас установили наблюдение. Джек заметил это – он успел предупредить об опасности своих людей, наметил пути отхода, заготовил для себя и жены паспорта на чужие имена. В результате Кати, еврейской танцовщице и еще некоторым агентам удалось бежать. Но в январе 1961 года сам Томас и несколько членов его группы были арестованы.
Больше года длилось следствие, затем состоялся суд. Джек заявил, что шпионил для Израиля по двум причинам — из ненависти к режиму Насера, ну и ради денег. На обвинение прокурора в предательстве Джек ответил: «Я не предатель. Я никогда не считал себя египтянином. Армяне в Египте составляют меньшинство и подвергаются дискриминации».
Военный трибунал приговорил Томаса к смертной казни. 20 декабря 1962 года он был повешен.
Джек Томас много сделал для безопасности еврейского государства, и память о нем бережно хранят израильтяне.

ИОСИФ ТЕЛЬМАН

Tags: Израиль, История и культура, Тайны израильских спецслужб
Subscribe

Posts from This Journal “Тайны израильских спецслужб” Tag

promo grimnir74 märz 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments