Алексей С. Железнов (grimnir74) wrote,
Алексей С. Железнов
grimnir74

Три власти за три дня. Как Одесса стала советской

Фото:  В Одесском порту люди ожидают эвакуации

7 февраля 1920 года благодаря разложению "кофейной армии", изобретательности начдива Осадчего и нейтралитета галичан "красные" овладели Одессой.

В последние дни января 1920 года Вооруженные силы Юга России отступали по всем направлениям, а линия фронта стремительно приближалась к Одессе. Впрочем, в самом городе это не ощущалось. Подавляющее большинство одесситов, вспоминает сотник Украинской Галицкой Армии Владимир Бемко, война вообще не заботила. "Одесса играла!", - удивлялся украинский офицер. В кафе и ресторанах не было свободных мест, а полки магазинов ломились от "всяких продуктов, начиная от белого хлеба". Завсегдатаи кафе и ресторанов были убеждены: Антанта не пустит большевиков в Одессу. Тем более, что в гавани стояли британские и французские военные корабли, а городской голова Владимир Колобов еще 24 января со страниц газеты "Одесские новости" уверял, что никаких причин для паники нет.

Генерал Микола Шиллінг, "главноначальствующий Новороссийской области"

Генерал Николай Шиллинг, "главноначальствующий Новороссийской области"

Все изменилось в считанные дни - после того, как 4 февраля командующий ВСЮР в "Новороссийской области" генерал Николай Шиллинг издал приказ об эвакуации Одессы. Для начальника порта капитана Дмитриева этот приказ оказался такой же неожиданностью, как и для остальных одесситов. Поэтому эвакуация была организована, мягко говоря, не лучшим образом. Никакого плана не было - свидетель событий, юнкер Петр Варнек отмечал, что на пароходы грузили не самое ценное и самое необходимое имущество и снаряжение, а просто то, что "было поблизости их стоянки". Неудивительно, что когда в город вошли "красные", в их руках оказался целый арсенал противника: около сотни пушек разного калибра, 4 бронепоезда, столько же броневиков и огромное количество боеприпасов.

Организация обороны города была поставлена не лучше. Несмотря на то, что в Одессе тогда находилось несколько десятков тысяч вооруженных сторонников "белого движения", в решающий момент коменданту города полковнику Александру Стесселю удалось собрать лишь несколько сотен человек. Грандиозные планы фортификационных работ, за которые военным инженерам авансом выплатили кругленькие суммы, так и остались на бумаге. Боец ВСЮР Штейнман впоследствии напишет, что офицеры думали только о том, как "получить как можно больше казенных средств, обменять их на иностранную валюту и быстрее бежать за границу". А один из идеологов "белого движения" Василий Шульгин, который в те дни также был в Одессе, вообще назвал части ВСЮР "кофейной армией, что толклась по всем притонам города".

На общем фоне значительно более дисциплинированными выглядели подразделения Украинской Галицкой Армии. По Зятковскому договору УГА подчинялась командованию ВСЮР, но постоянно подчеркивала свой украинский характер. Над "сборной станицей" галичан на улице Маразлиевской трепетал сине-желтый флаг с вышитым на нем трезубцем, а на построениях раздавался национальный гимн. Поэтому, не удивительно, что украинские активисты Одессы возлагали на УГА большие надежды. Кое-кто даже мечтал, чтобы галичане устроили переворот и взяли власть в городе. А генерал-майор Виктор Сокира-Яхонтов, которого Деникин назначил командовать УГА, стал постоянным гостем в доме контр-адмирала Михаила Остроградского, в котором чуть ли не ежедневно собирались украинские активисты.

Командувач УГА Віктор Сокира-Яхонтов на один день повернув Одесу до УНР

Командующий УГА Виктор Сокира-Яхонтов на один день вернул Одессу в УНР

Галичане были желанными гостями и на других тайных собраниях, которые проходили в подвале дома профсоюза строителей на улице Колонтаевской на Молдаванке. Здесь придерживались строгой конспирации, а попасть в подвал можно было, только сказав пароль: "Два фунта кофе "Геркулес". Оно и неудивительно: здесь заседал подпольный революционный комитет, за которым охотилась белогвардейская контрразведка. В комитет входили пятеро большевиков (в том числе, председатель Сергей Ингулов), трое “борьбистов” и двое “боротьбистів”. Именно последние отвечали за контакты с УГА; представитель галичан, сотник Цьокан, находился на постоянной связи с ревкомом. Неизвестно, кто первый на кого вышел - подпольщики на галичан или галичане н подпольщиков - но в диалоге были заинтересованы обе стороны. Ревком рассчитывал на поддержку, или, по крайней мере, нейтралитет УГА. Галичане, в свою очередь, стремились через ревком наладить контакт с красноармейскими командирами. По воспоминаниям Владимира Бемко, офицеры УГА рассчитывали на понимание с "красными” ради совместных действий против Польши - за освобождение Галичины.

Сьогодні в цьому будинку на вулиці Новосельського мешкають студенти, а сто років тому працювала денікінська контррозвідка

Сегодня в этом доме на улице Новосельского проживают студенты, а сто лет назад работала деникинская контрразведка

Правда, связи с Красной армией у ревкома не было. Председатель комитета Сергей Ингулов вспоминал, как 5 февраля подпольщики в составе профсоюзной делегации посетили начальника штаба обороны города, полковника Николая Мамонтова, надеясь выведать у него последнюю информацию о состоянии дел на фронте. И были очень удивлены, когда полковник первым спросил делегатов, не слышали ли они каких-либо новостей с передовой.

А вечером того же дня власть в Одессе внезапно сменилась - причем, вполне мирно, без боев и переворотов. Генерал Шиллинг передал управление городом Сокире-Яхонтову и его людям. Этому предшествовали несколько встреч между представителями ВСЮР, УГА и английской миссии. Галичанам удалось убедить англичан, что они смогут удержать Одессу, если им позволят "биться за Украину". На самом деле, это был блеф: почти две трети личного состава УГА находилось в больницах и госпиталях, поэтому армия не была боеспособной. Судя по всему, галичане понимали, что изгнание «белых» из Одессы - лишь вопрос времени, и не слишком хотели связывать с ними свое будущее.

Проснувшись утром 6 февраля, одесситы с удивлением увидели на улицах сине-желтые флаги вместо триколоров, посты галичан у административных зданий и на железнодорожном вокзале, а афиши и журналы сообщили, что генерал-майор Сокира-Яхонтов осуществляет власть в Одессе и окрестностях именем Директории УНР. Впрочем, фактически новый руководитель города уже ничем не управлял. На подступах к Одессе гремели пушки, Молдаванка и другие рабочие кварталы контролировались повстанческими отрядами (частично из "революционно настроенных", частично из "авантюристических" "элементов", как называл их председатель ревкома Ингулов).

"Под шумок" активизировались и обычные "налетчики" - не только на окраинах. На улице Столыпина (нынешняя Садовая) разгромили известную аптеку Гаевского, а на Соборной площади средь бела дня с актера Карла Томского сняли шубу за 25 000 рублей. Политические взгляды "налетчиков" мало волновали: грабили не только буржуазию, но и пролетариев - например, кассира профсоюзной кассы. В центре города закрывались магазины, улицы опустели. В порту разворачивались, по словам Владимира Бемко, "дантовы сцены": сотни людей штурмовали иностранные пароходы, пытаясь вырваться из города до прихода "красных".

Одеська евакуація. Перед посадкою на пароплав перевіряють паспорти

Одесская эвакуация. Перед посадкой на пароход проверяют паспорта

Некоторые "белые" отряды, которые должны были обеспечивать порядок во время эвакуации, просто разбегались. Их настроение передает Шульгин: "Если можно еще донкихотствовать под трехцветным флагом, то под "желто-блакитным” - покорнейше благодарю". Наконец, в ночь на 7 февраля генерал Шиллинг покинул город на пароходе "Анатолий Молчанов". Через несколько месяцев его будет судить белогвардейский военный суд в Севастополе - за то, что сдал Одессу большевикам, а не приложил усилия к обороне города и пренебрегал дисциплиной в войсках, допустив "окончательное их разложение".

Ідеолог "білого руху" Василь Шульгін не захотів "донкіхотствувати під жовто-блакитним прапором"

Идеолог "белого движения" Василий Шульгин не захотел "донкихотстввовать под желто-блакитным флагом"

Около десяти часов утра со стороны Пересыпи в Одессу вошла 41-я "красная" дивизия. Вошла без потерь - благодаря "особой изобретательности" начдива Осадчего. Накануне вечером "красные" выбили 14-ю дивизию "белых" из села Антоно-Кодинцево (нынешний Доброслав) и захватили невредимым пункт связи. Осадчий сразу же телеграфировал в штаб 2-го корпуса ВСЮР, назвавшись командиром 14-й дивизии полковником Зелинским, и получил от полковника Апухтина подробную информацию о численности и расположении войск противника.

Голові Реввійськради Льву Троцькому повідомляють про винахідливість начдива Осадчого

Председателю Реввоенсовета Льву Троцкому сообщают об изобретательности начдива Осадчего

Комендант Стессель собрал последние силы "белых" в центре города. Здесь завязались ожесточенные уличные бои. В доме офицерского собрания на углу улиц Преображенской и Кондратенко (нынешняя Бунина) "красным" приходилось с боем брать каждую комнату. Однако, уже к 14:00 все было кончено. Остатки отряда Стесселя, преследуемые кавалеристами Григория Котовского, отступали в направлении румынской границы. Еще некоторое время гремели выстрелы в порту, где проходила эвакуация остатков разбитой "белой" армии.

Кавалерійська бригада Котовського брала участь у Одеській операції 1920 року

Кавалерийская бригада Котовского участвовала в Одесской операции 1920 года

УГА во всем этом не участвовала. Командование Галицкой армии издало приказ вообще не выходить на улицы во время боев, "держать строгий невтралилет" и вывешивать на своих зданиях белые флаги. Если бы большевистский патруль посетил места расположения УГА, "коменданты должны были заявить, что это постой галичан, - значит союзников". Когда же уличные бои прекратились, делегация УГА посетила штаб "красных" и заверила тех в своей лояльности. Зато большевики поручили галичанам нести стражу не только в собственных казармах, но и на двух железнодорожных станциях, возле магазинов "Днепросоюз" в порту, а также в госпиталях.

"Білі", залишивши Одесу, чекають на переправу через Дністер

"Белые", оставив Одессу, ждут переправу через Днестр

А в Одессе, между тем, снова менялась власть. Все хозяйственные дела временно взяли в свои руки председатель союза городских рабочих и служащих Саввин и созданная по его инициативе "городская коллегия". Одним из первых документов этой коллегии стала рекомендация не устраивать митинги и собрания в оперном театре - чтобы не повредить отделку. Однако самоуправление продержалось лишь несколько дней - уже 11 февраля власти взял назначенный "сверху" губернский ревком.

На этот раз новая власть пришла надолго.

Сергей Ищенко;  опубликовано в издании  DSnews.ua

Перевод: Аргумент



Tags: История и культура, Одесса
Subscribe

Posts from This Journal “Одесса” Tag

promo grimnir74 march 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments