Алексей С. Железнов (grimnir74) wrote,
Алексей С. Железнов
grimnir74

Categories:

Израиль: Удар жареного «Петуха» - одна из самых красивых военных спецопераций ХХ века

Советский радар П-12, похищенный израильскими десантниками в ночь на 27 декабря 1969 г. Сейчас находится в Музее израильских ВВС на авиабазе Хацерим

Советский радар П-12, похищенный израильскими десантниками в ночь на 27 декабря 1969 г.
Сейчас находится в Музее израильских ВВС на авиабазе Хацерим

История о том, как израильские коммандос прямо из-под носа у египтян увели новейшую советскую радиолокационную станцию П-12, давно уже стала одной из самых красивых военных легенд ХХ века.

За полвека она обросла множеством самых невероятных подробностей, в которые верят даже многие офицеры ЦАХАЛа. Поэтому израильский историк Ури МИЛЬШТЕЙН решил рассказать, как это было на самом деле.

А был ли мальчик?

Нет, мальчик как раз, безусловно, был. Это сегодня Рами Шалев является гендиректором израильского отделения компании «Кока-кола», а тогда в 1969 году он проходил срочную армейскую службу в техническом отделе разведки ВВС ЦАХАЛа и входил в команду, занимавшуюся расшифровкой спутниковых фотоснимков.
Война на истощение, начатая Египтом, была в самом разгаре. Почти ежедневно египтяне наносили удары, уносящие жизни израильских солдат, а вот попытки ответных ударов со стороны Израиля далеко не всегда оказывались удачными. Немалую роль в этих провалах играли поставленные Египту Советским Союзом новейшие радиолокационные станции П-12. Они позволяли засекать израильские самолеты на большом расстоянии, даже когда те летели совсем невысоко. ВВС Израиля неоднократно обнаруживали местонахождение П-12 и уничтожали их, но станции продолжали работать, обеспечивая египтянам контроль над большей частью Синайского полуострова.

Ситуация была настолько серьезной, что министр обороны Моше Даян и командующий Южным округом Ариэль Шарон обдумывали возможность отвода израильской армии от Суэцкого канала вглубь Синайского полуострова, вернув его часть Египту в одностороннем порядке. Но такой шаг означал бы поражение Израиля, и это, скорее всего, подвигло бы египтян на еще более активные действия.
В тот день 24 декабря 1969 года, вспоминает Рами Шалев, он как раз завершал очередную 24-часовую смену и валился с ног от усталости, но решил напоследок просмотреть спутниковые снимки южной части Суэцкого канала. Неожиданно он заметил на снимке в районе Рас-Ариба два объекта, напоминающие бедуинские шатры, но именно напоминающие. Что это было на самом деле?
Тут надо заметить, что с начала космической эры на тот момент прошло чуть более 10 лет, и качество спутниковых фотоснимков оставляло желать много лучшего, а их расшифровка не была точной наукой, а скорее искусством, в немалой степени основанным на интуиции расшифровщика. Доверяя исключительно собственной интуиции, Шалев предположил, что речь идет о той самой станции П-12, которая доставляла столько неприятностей ЦАХАЛу. Но если это так, получалось, что израильские летчики наносили удары по ложной цели, специально установленной советскими специалистами для отвода глаз.

Навалившаяся на Рами усталость исчезла мгновенно. Вновь и вновь он смотрел на снимок и утверждался в правильности своей догадки. Советский радар располагался в глубине египетской территории, и к нему вела лишь узкая козья тропа. Египтяне, видимо, были так уверены в безопасности такого месторасположения РЛС, что она почти не охранялась. Вокруг станции не было видно ни зениток, ни какой-либо другой боевой техники, а охрана и обслуживающий персонал размещались в поставленной рядом бедуинской палатке. В отсутствии охраны и боевой техники и заключалась военная хитрость – кто станет искать радар в таком пустынном месте, рядом с одиноким шатром бедуина?!

Шалев поспешил поделиться своим открытием с товарищами. Те сгрудились вокруг снимка, но после короткой дискуссии пришли к выводу, что речь идет именно о бедуинской палатке и скромном хозяйстве рядом с ней, и посоветовали Шалеву идти спать, а не заниматься глупостями. Но Рами все же решил поговорить с начальником отдела майором Ихиэлем Хальором. Хальор долго рассматривал снимок и наконец сказал: «Знаешь, возможно, ты прав. Если это так, мы завтра же разбомбим этот радар к чертовой матери!». И вот тогда Рами Шалев произнес: «А почему бы нам просто не забрать его себе?»
И сегодня, спустя 50 лет, он не может объяснить, как ему пришла в голову эта нелепая идея и зачем он высказал ее своему командиру. Но слово было сказано. Майор Хальор внимательно посмотрел на Рами и… велел идти вместе с ним к начальнику разведки ВВС полковнику Шайке Баркату.

Генерал Рафаэл Эйтан, руководивший операцией

Генерал Рафаэл Эйтан, руководивший операцией

Можно и взять…

Шайке Баркат хорошо запомнил, как у него в кабинете появился майор Ихиэль Хальор со спутниковым снимком и с «каким-то пацаном в чине сержанта». Вот как он рассказывал об этом:
— Ихиэль сказал мне: «Похоже, мы нашли место, где они прячут настоящий радар, а не выстроенную под него декорацию». Я посмотрел на снимок, сказал, что это интересно, и пригласил к себе начальника оперативного отдела Давида Иври. Мы посмотрели на снимок и, не сговариваясь, почти одновременно сказали, что нужно как можно скорее уничтожить эту штуку с воздуха. И тут парнишка, который пришел с Хальором, сказал: «А почему бы нам не взять ее себе?». Мы переглянулись, и хрен его знает почему, но нам показалось, что в этой идее что-то есть. Вместе с Иври и Хальором мы направились к командующему ВВС Моти Ходу и сказали ему: «Командир, мы вроде бы нашли советский радар, но вот майор Ихиэль Хальор предлагает не разбомбить его, а захватить». Ход ответил: «Что ж, это интересно. Проверьте, что можно сделать».
В тот же день, получив увеличенные космические снимки, Давид Иври собрал совещание, на котором обсуждалась возможность захвата РЛС. Когда стало известно, что вес советской станции составляет порядка семи тонн, летчики развели руками – вертолетов, которые могли бы поднять такой груз, у израильской армии на тот момент не было.
Но тут командир эскадрильи «Ночные хищники» Авраам Пери высказал предположение, что ведь можно разобрать советский радар на две части, чтобы упростить задачу. Тем более что как раз на днях из США прибыли три из пяти закупленных Израилем американских грузовых вертолета СН-53. Марка вертолета отчасти и подсказала название будущей операции — «Петух-53».
Заседание оперативного отдела ВВС все еще продолжалось, когда Авраам Пери решил позвонить пилоту одного из СН-53 Нехемии Дагану, чтобы проверить, реально ли осуществить идею.
— Нехемия, — спросил он, — ты сможешь поднять в воздух часть русской радиолокационной станции?
— А сколько она весит? — ответил вопросом на вопрос Даган.
— 3,2 тонны.
— Согласно технической документации максимальная грузоподъемность моего вертолета составляет 2,9 тонны, — заметил Даган.
— Я же тебя спрашиваю не о том, что в документации записано, — раздраженно сказал Пери. — Я спрашиваю, сможешь ты поднять радар или нет. Если скажешь «нет», будем считать вопрос закрытым.
На пару минут в трубке повисло молчание.
— Думаю, 300 кг дополнительной нагрузки машина выдержит, — произнес наконец Даган, прекрасно зная, что вертолет не грузовик и каждый лишний килограмм имеет для него большое значение.
— В крайнем случае сброшу его вниз, но попробовать стоит, — добавил он.
Конечно, если бы кто-нибудь в тот момент сказал, что вертолету Дагана придется нести груз не в 3,2, а в 4,3 тонны, вопрос о реальности проведения такой операции отпал бы сам собой. Но кто ж мог это знать!

Рафуль и все остальные

26 февраля 1969 г. Израильские десантники, участвовавшие в захвате советского радара

26 февраля 1969 г. Израильские десантники, участвовавшие в захвате советского радара

Непосредственное планирование операции было поручено легендарному Рафулю — Рафаэлю Эйтану, занимавшему тогда пост главного офицера десантных войск. Эйтан в тот момент как раз планировал очередной удар по ложной РЛС, и ему пришлось перестраиваться на ходу. Рафуль немало удивился, когда командир 35-го полка Хаим Надель, каким-то образом прослышавший о планируемой операции, принес ему ее детальный план, который в целом был принят.
Надель, возможно, рассчитывал, что после этого проведение операции доверят именно его подразделению, но ошибся. В итоге выполнение задачи было решено возложить на 50-й десантный батальон бригады НАХАЛ. Непосредственно операцией командовал подполковник Арье (Цимель) Цидон. Командирами групп были Хаим Надель и Дорон Рубин. Каждому из этой тройки было не занимать боевого и командирского опыта, каждый в дни недавней Шестидневной войны побывал в самом ее пекле.
План был прост – в операции будут задействованы три вертолета, на борту каждого будут находиться по 22 коммандос с личным оружием и необходимым оборудованием для разборки РЛС П-12. Подполковник Цидон просил увеличить количество участвующих в операции бойцов, но ему отказали – нельзя было перегружать вертолеты.
Десант решили высадить примерно в 5 км от цели, и он должен был продвигаться к советскому радару по египетской территории. Затем бойцам следовало разделиться на группы. Перед одной группой ставилась задача нейтрализовать охрану РЛС, а перед другой — заняться разборкой станции. После этого на место должны были подлететь вертолеты СН-53 и поднять разобранную станцию в воздух. Чтобы египтяне не обнаружили десант и грузовые вертолеты, ВВС ЦАХАЛа в то же время должны были нанести отвлекающий удар.
Перед операцией на полигоне Пальмахим прошли учения, в ходе которых до мелочей отрабатывались все детали. В качестве прототипов той техники, с которой предстояло работать бойцам, использовались трофейные советские грузовики и найденная на складе в Црифине устаревшая РЛС П-10.
Учения шли целый день, пока десантники не научились укладываться в установленные для каждой части операции временные рамки. Попутно в ходе учений выяснилось, что американские вертолеты способны поднять четыре тонны груза, и это вселяло надежду на успех операции, так как точный вес антенны и генератора новой советской РЛС был неизвестен.
Операция началась 26 декабря 1969 года в 22.00…

Ветер удачи

Полет десанта проходил, понятное дело, в кромешной тьме, над незнакомой местностью, напоминающей марсианскую пустыню – совершенно однообразный пейзаж без каких-либо ориентиров, за которые можно зацепиться. Высадка бойцов должна была произойти у излучины ручья, который, судя по карте, был единственным ориентиром на местности. Таким образом, группе не оставалось ничего другого, кроме как полагаться на профессионализм штурманов и их интуицию (не самый надежный фактор).
В состав десанта входили 66 бойцов, врач, техники, которые должны были руководить разборкой РЛС, специалист по допросу пленных и журналист Ран Адалист. Когда в окнах вертолета показалась излучина реки и вдали антенна локатора, все вздохнули с облегчением – штурманы не подвели. Теперь дело было за пилотами — они должны были посадить вертолеты в указанное место, но Авраам Пери неожиданно почувствовал, что машина его не слушается. Трижды он заходил на посадку, прежде чем решился приземлиться. Потом оказалось, что вес захваченного с собой сварочного и прочего оборудования составлял 2200 кг — для десантных вертолетов запредельная нагрузка.

Кстати, как выяснилось позже, египтяне, несмотря на все предосторожности, все же засекли израильские вертолеты и поняли, что готовится высадка десанта. Но они были уверены, что ЦАХАЛ снова пойдет по ложному следу, и потому ждали противника около фальшивого радара, не подумав о том, чтобы предотвратить нападение на настоящий радар.
Дальше все шло вроде бы по плану. Генерал Рубин много позже вспоминал, что Надель и Цимель стали торопить друг друга, но Рубин заявил, что следует двигаться в намеченном темпе и соблюдать запланированный хронометраж. Все это в итоге чуть не привело к ссоре, но тут впереди показалась антенна.

Последние 300 метров до цели пробирались по-пластунски и перед решающим рывком залегли в песке. В свете луны бойцы видели египетского часового, спокойно прогуливающегося у радара, и Арье Цидон отдал приказ о начале захвата. Часовой заметил выросших как из-под земли израильских солдат и с криком бросился бежать, но было уже поздно.

Полет занял 25 минут, а на разборку РЛС ушло около часа. В 2.30 ночи прибыл Нехемия Даган, и бойцы тросами подвязали к его вертолету основную часть РЛС весом четыре тонны. Но когда он поднял гигантскую машину в воздух, тросы начали рваться. Затем вертолет сильно тряхнуло, словно в него попала ракета, и на приборной доске загорелись красные лампочки, сообщавшие, что вышла из строя часть гидравлической системы вертолета.

Согласно инструкциям в этой ситуации пилоту следовало немедленно сбросить груз. Полный отказ гидравлики означал неминуемую гибель. Даган попытался связаться с Пери, чтобы обсудить сложившееся положение, но командир не отвечал. Тогда он решил продолжить полет и на предельно низкой высоте дотянул до израильской стороны Суэцкого канала. Уже потом выяснилось, что была нарушена изоляция между трубами гидравлической системы, и они стали тереться друг о друга. В результате одна труба взорвалась, и из нее вытекло масло. Так что до места Нехемия Даган дотянул буквально чудом.

Пилот второго вертолета Зеэв Матас благополучно доставил антенну и снова отправился в полет, чтобы забрать доставленные Даганом генератор и прочие части радара. К нему в вертолет сели несколько десантников. По пути вертолет Матаса из-за сильного ветра едва не разбился — оказалось, что герои-коммандос забыли закрыть люк и иллюминаторы.
Но в целом на протяжении всей операции израильтян сопровождал все же другой ветер — ветер удачи, позволивший занести в послужной список ЦАХАЛа еще одну блестящую операцию.

Правда, по сложившейся традиции Израиль поначалу вообще отрицал, что имеет отношение к похищению радара, затем признал, что рейд коммандос на египетскую территорию действительно имел место, но ни словом не упоминал при этом РЛС П-12.
А теперь несколько слов о самой модели советской радиолокационной станции. Генерал в отставке Виктор Франко рассказывал:
— Еще в 1967 году в Шестидневную войну мы знали, что русские передали Египту новейший радар П-12, и что он представляет из себя чуть ли не гениальное творение инженерной мысли. Тогда мы пытались захватить эту РЛС у Эль-Ариша, но у нас ничего не вышло. Когда же радар оказался в наших руках, выяснилось, что это устройство чрезвычайно примитивно. Мы без всякого труда нашли способ заткнуть его, после чего советские радары нам вообще больше не мешали.

Полковник в отставке и инженер-электронщик Элиягу Ицхаки, непосредственно занимавшийся разборкой П-12, также невысокого мнения об этой станции.

— По сути, — объясняет он, — речь идет лишь о немного усовершенствованной немецкой РЛС времен Второй мировой войны. Первая советская РЛС П-10, которую мы захватили в ходе операции 1954 года, вообще была едва ли не точной копией немецкой. П-12 представляла ее усовершенствованный вариант, но опять-таки без каких-либо технических озарений. Тем не менее, она обеспечивала обнаружение самолетов на дальности около 200 км, летящих в диапазоне высот до 25 км. Но после операции «Петух-53» эти станции стали для египтян бесполезными.

Остается добавить, что больше всех успеху операции «Петух-53» радовался Рами Шалев. В ночь на 27 декабря он не спал, представляя себе, что будет, если он все же ошибся и принял за РЛС обычный бедуинский сарай, не говоря уже о том, как повернутся события, если бой за этот сарай обернется человеческими жертвами.

Так что на следующее утро Рами с облегчением разрядил винтовку с той пулей, которую приготовил для себя на всякий случай…

https://jew-observer.com/stranicy-istorii/udar-zharenogo-petuxa/

Tags: Израиль, История и культура, ЦАХАЛ
Subscribe

Posts from This Journal “ЦАХАЛ” Tag

promo grimnir74 март 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments