Алексей С. Железнов (grimnir74) wrote,
Алексей С. Железнов
grimnir74

Как 80 лет назад Красная Армия «освободила» Западную Украину

Фото:

События сентября 1939 года в советское время вошли с пропагандистским названием «золотой сентябрь».Историк Ярослав Грицак - о тех событиях и реакции людей.

23 августа 1939 года в Москве был подписан «Пакт Молотова-Риббентропа», согласно которому Советский Союз и Германия согласовали линию разделения Центрально-Восточной Европы. 1 сентября 1939 года немецкая армия вошла в Польшу с севера, запада и юга, а 17 сентября 1939 года Красная армия начала наступление с востока. Советская пропаганда подавала свое наступление, как акцию «освобождения» населения Западной Украины и Западной Белоруссии.

Воссоединение или оккупация? Каким было место Галичины в большой политической игре двух тоталитарных режимов? Что шокировало больше всего жителей Западной Украины? Об этом разговор Радио Свобода с украинским историком, профессором Украинского католического университета Ярославом Грицаком.

- 1939 год. 1 сентября упали первые немецкие бомбы на город. Немецкая армия во Львове. И вдруг 17 сентября советская армия начала вторжение в Восточную Польшу. 19 сентября подошла ко Львову. Осознавали ли львовяне, что опасность исходит с Востока?

- Это было потрясение, потому что никто не ожидал во Львове советской армии. Война продолжалась вторую неделю, Варшава пала и немцы стояли во Львове перед Городоцкой и Рогаткой. Немцы были в Стрые, зашли слишком далеко. Немецкий генерал Гальдер смотрел на Львов в свой бинокль.

Было общее ожидание, что в город войдут немцы. И здесь происходит нечто неожиданное: немцы уходят, а на их место приходят советские войска.

У людей были противоположные впечатления от немцев и от советских войск. Немцы были подтянуты, чистые, это была большая современная армия, с большой дисциплиной, а тут приходит, как это есть во многих воспоминаниях, советская армия, напоминающая орду. Солдаты в грязных шинелях, не все в сапогах, имеют вид недоедающих людей. Впечатление, что возвращается монголо-татарское нашествие. Никто такого не ожидал. И для кого-то это был шок!

- Люди вышли с цветами встречать советскую армию. Пожилая львовянка мне рассказала, что жила тогда в Перемышле (Польша). Она побежала с цветами, но когда увидела нищих солдат, то спрятала цветы, поняв, что надвигается беда. Какой была реакция львовян?

- Разной была реакция. Скажем, священник из-под Стрыя объявил на службе, что с Востока освобождать украинцев от Польши идет украинская армия. Люди собрались крестным ходом, украсили зелеными ветвями и цветами ворота, поставили икону матери Божьей и трезубец.

Приехали на лошадях советские офицеры, увидели трезубец, срубили саблей, тогда люди разбежались врассыпную.

То есть, ожидания были разные.

Для многих евреев, особенно молодых, приход советской армии был шансом избежать страшной участи, которая их ждала при немцев, потому что было известно, что делают немцы с евреями в Польше.

Львів'яни зустрічають радянське військо.Версеень 1939 року

Львовяне встречают советскую армию. Сентябрь 1939 года

Кроме того, надо принимать во внимание, что каждый раз, как приходит армия, то первая реакция населения всегда «встречать цветами». Так называемое оружие слабых, то есть заявить о своей лояльности.

Предполагаю, что во многих случаях - это были постановочные кадры, но также нельзя говорить, что не было искренности. Была радость для многих, особенно для бедных людей, для украинцев, которые радовались, что их освободили от Польши. Думали, что от этого выиграет украинское дело.

То есть, нельзя дать обобщенный образ, потому что для одних это был шок и потрясение, а для большинства - неожиданность.

Населення Львова зустрічає Червону армію. Вересень 1939 року

Население Львова встречает Красную армию. Сентябрь 1939 года

Очевидно, что мало кто знал о пакте Молотова-Риббентропа. Если смотреть на реакцию Восточной Украины, то для них это была еще большая неожиданность, когда вдруг Гитлер стал другом советского народа.

Никто не ожидал, что дойдет до присоединения Западной Украины к советской.

Советский Союз с момента своего основания имел такие планы, еще в 20-х годах рассматривал Западную Украину, как этакие ворота, через которые можно «пронести пламя революции» на развитый Запад. Ленин, трактуя Маркса, не думал, что революция может начаться в России, и самым большим кошмаром было бы, если бы она там и закончилась Потому что настоящая революция, в их представлении, должна была быть на запад Европы, в Германии, где была промышленная база, был рабочий класс и так далее.

И когда большевистская революция ограничилась российской империей, то в 20-х годах Коминтерн признал украинский вопрос, как наиболее революционный, и что «через украинский вопрос пламя революции можно будет пронести на Запад» и в этом случае Западная Украина, в частности Галичина, стала «центральной» территорией.

Считалось, что поскольку украинцы находятся в состоянии угнетенного национального меньшинства, то коммунисты и большевики должны манипулировать этим состоянием, для того чтобы подорвать Польшу и пойти дальше на Запад. Но в 30-х годах эти планы отмерли, потому что, когда дошло до подписания пакта Молотова-Риббентропа, стало довольно неудобно искать объяснения, почему надо идти на Запад.

Карта оборони Львова,12-22 вересня 1939 року

Карта обороны Львова, 12-22 сентября 1939 года

- Почему советская армия медлила с наступлением? 17 сентября немецкие войска дошли до Львова, а советская армия не спешила.

- Советский Союз медлил со своими войсками, так как наступление должно было быть одновременно - немецкое с Запада и советское - с Востока.


Зато 17 сентября, это уже почти половина второй недели, немцы были во Львове, взяли часть Галичины, а советская армия так и не шла. Были промедления, немцы не понимали о чем идет речь, до конца не знаем, почему было столь велико промедление. Одна из причин, возможно, что на самом деле советская армия вела бои в Монголии (Р.С. Основными участниками конфликта были Япония и СССР). Второе, почему медлили, потому что не знали, что с этим делать, не было готового плана. Немецкий генерал Гальдер, который стоял под Львовом, написал дневник, из которого знаем, что когда он узнал о том, что немецкие войска надо отводить от Львова, для него это была неожиданность. Он говорил, что это наиболее позорный день для немецкой армии, потому что Львов фактически был уже взят. И здесь без уведомления немецкие войска должны были отойти на линию по реке Сан.

- С одной стороны - Вермахт, на Востоке - Красная армия. Разыгрывался ли Львов тогда в большой политической игре двух тоталитарных режимов? Или это преувеличенная роль?

- Преувеличенная. Речь шла не только о самом Львове. Хотя, конечно, Львов был травмой для Сталина, не забывайте, что в 20-х годах одна из причин поражения большевистской армии на Висле была та, что Сталин сделал ложный шаг: вместо того, чтобы идти своей армией в направлении Варшавы, он сделал тур на Львов и это розъединило его войска.

Но Львов не был главной картой, это было разделение польской территории, уничтожение Польши как таковой, и расширение границ СССР максимально на Запад, на территорию между Балтийским и Черным морем, не забывайте, что акция 1939-1940 годов не была последней. Потому что дальше была аннексия Балтики, затем Бессарабии. Это была часть большого плана. Две великие империи согласились поделить между собой этот регион, очевидно, что временно и, очевидно, на этой большой карте Львов был очень важным, но не настолько, чтобы за него велась война.

Радянський танк Т-28 на вулиці Львова. Вересень 1939 року

Советский танк Т-28 на улице Львова. Сентябрь 1939 года

- Какова роль советской пропаганды на население в присоединении Западной Украины к «семье советских народов»? Ведь Львов был многонациональным городом. Как повлияла агитация на сознание людей и в целом пропаганда так называемого «золотого сентября», которая велась в течение всего советского периода?

- Да и нет. Когда готовился вход в так называемый «золотой сентябрь», то всем военным частям, которые принимали участие в этой операции в Западной Украине, сознательно придавался украинский характер.

Командующий был с украинской фамилией Тимошенко, максимально привлекали солдат из Восточной Украины, чтобы составить впечатление, что это не внутренняя гражданская война, а это присоединение; что это не победа, условно говоря, во внутренней войне, а это «братская помощь Украинской ССР своим братьям, которые находятся под польским гнетом».

И все это сопровождалось пропагандой, в которой принимали участие украинские художники. Некоторые делали это очень тщательно, а некоторые с верой.

Режиссер Александр Довженко, который в это искренне верил, и Александр Корнийчук (председатель союза писателей УССР - ред.), который очень цинично об этих событиях вспоминает.

Мы забываем, чествуя сегодня Довженко, какую роль он сыграл в украинизации Западной Украины.

Олександр Довженко агітує селян у Жовківському районі Львівщини за радяське обб'єднання

Александр Довженко агитирует крестьян в Жовковском районе Львовщины за советское обьединение

Тогда у украинцев было ощущение, скорее, злорадства, а не радости, от того, что польский режим рухнул. Потому что до этого он представлял себе, как непобедимый. Это была большая гордыня, которая была направлена против украинского народа.

Как позже говорили украинцы, из двух режимов оккупации - немецкого и советского, советский был хуже, потому что немцы хотели забрать тело, а советские «освободители» хотели забрать душу.

Конечно, были надежды или, скорее, злорадство, что закрываются польские школы, польская жандармерия. И вся большая помпа, которая называла себя польским непобедимым государством, с большой непобедимой армией рухнула за две недели.

У поляков было ощущение полного поражения, катастрофы, зато у украинцев было злорадство.

У евреев, особенно молодых, были надежды, что им удастся избежать участи евреев под немецкой оккупацией.

Среди коммунистической еврейской части это была радость, что приходит коммунизм, но большинство евреев относилось нейтрально, безразлично. Потому что это были правоверные ортодоксы, которые просто ждали, к чему это все приведет.

Мітинг у львівському трампарку з нагоди звільнення з-під Польщі. 5 вересня 1939 року

Митинг во львовском трампарка по случаю освобождения из-под Польши. 5 сентября 1939 года

- В 1939 год во Львове проживало 50-55% поляков, 30-35% евреев, 15-20% украинцев. Советские так называемые «освободители» заигрывали с украинцами по украинизации, но вскоре украинцы заполонили тюрьмы. Умышленно подпитывали ненависть между украинцами и поляками. То есть демонстрировали дискриминацию между людьми разных национальностей. Осознавала ли это украинская интеллигенция, зная о преступлениях в Большой Украине?

- То есть, половина поляков, треть евреев и остальные украинцы. Прежде всего началась украинизация, как это было в советской Украине в 20-х годах - быстрая и насильственная украинизация. Украинский язык стал обязательным. Польское население должно было быстро выучить украинский язык. Было впечатление, что украинский язык воцарился на улице, чего никогда в принципе не было. Было ощущение для многих, эта украинизация переполнит советскую реальность. Но пришлось разочароваться.

На фоне декларативной украинизации советская власть очень мало местных украинцев допускала к власти, доверяла им.

Когда украинцы поверили и в первые дни пошли к советскому командованию с надеждой, что им удастся сохранить свои институты, общество Шевченко или свои партии, им просто сказали, что это новая реальность и им нет в ней места.

Научное общество имени Шевченко было расформировано на общем собрании и все должны были одобрить это решение. Лишь один человек поднял руку против - это историк Роман Зубик. Он был арестован и его след простыл.

Украинская интеллигенция в Западной Украине была осведомлена о том, что делается в Советской Украине. Потому что в 30-х годах выехало много украинской интеллигенции в Советскую Украину, считая, что это украинское государство и там есть работа, потому что в Польше ее нет.

Все знали, что произошло, что они все были истреблены, и об этом писала галицкая пресса, западная. В этом не было сюрприза, но было ощущение, что чужими руками можно сделать доброе дело. То есть, чужими руками советской власти украинизировать эту часть. Это было заигрывание с дьяволом, которое никогда к добру не приведет.

С одной стороны, Сталин и Гитлер объединили Украину, а с другой, Гитлер имел целью уничтожить Галичину целиком и Сталин - тоже.

Сталин хорошо понимал, если хочешь победить в войне, как это было и в Первой мировой, то должен иметь контроль на Украине и вопрос лишь, кто лучше разыграет украинскую карту. И Сталин оказался на порядок «лучшим» от Гитлера в плане разыгрывания украинской карты, которое началось в 1939 году. А в 1945 году Сталин не только объединил украинские земли, но поднял Украины до статуса одной из стран-основательниц Организации Объединенных наций. Зато, если бы Гитлер вывесил на Золотых воротах в Киеве не свастику, а трезубец, то вполне правдоподобно он бы выиграл войну, но тогда бы он не был Гитлером. Сталин понимал, что без контроля украинской карты не выиграешь войну, а с другой стороны понимал, что Украина очень опасная и причудливая, неукротимая территория.

Очень много украинских деятелей, в частности интеллигенции, не спешили уезжать. Часть уехала сразу в немецкую зону оккупации, но другая - осталась. К концу 1939 года советско-немецкая граница была достаточно прозрачна и можно было нелегально перебраться, последний поток беженцев был еще в декабре, на Рождество 1939 года. Это была последняя волна людей, которые, пробыв три месяца во Львове, окончательно убедились, что никаких иллюзий нет. Второе важно, что поход советской армии в Западную Украину - это была первая встреча советских людей с настоящим Западом, которого они никогда не знали и не понимали. Потому что советская пропаганда говорила, что Запад - это капитализм, там живут бедно, массовая безработица.

- И что произошло? Шок?

- Советские солдаты и офицеры были шокированы богатством. Польша по стандартам была одна из беднейших стран Европы, но даже эта бедность была шокирующая для людей из Большой Украины. То, что они увидели в магазинах в свободном доступе, для них было за пределами представления. Советские офицеры, особенно жены, когда попадали в польские квартиры, не могли надивиться бытовому уровню. Советские женщины попрекали своих мужей-офицеров, что горничные, которые служили у бывших хозяев, лучше одеваются, чем они. Об этом есть масса воспоминаний. Советские офицеры все скупали с прилавков, высылали массово на Восток.

Есть такой анекдот. «Шли два вагона в два направления: один с запада на восток, другой с востока на запад. С востока шли поезда, где были керосиновые лампы и спички, потому что Сталин прочитал повесть Ванды Василевской о быте крестьян на Волыни, где речь шла, что села страдают от нехватки керосиновых ламп и керосина. Когда ехали поезда с востока на запад, то очень быстро, потому что «спички, спички, спички», а вместо этого на Восток - очень медленно, потому что «товар, товар, товар», то есть все скупали или конфисковали и высылали.

Очевидно, что в этом «преуспевало» советское командование, власть, которая просто конфисковывало имущество и огромными вагонами переправляла на Восток.

Есть воспоминания, которые показывают, что Александр Корнийчук вел себя, как настоящий барин, одевался в дорогие халаты и так принимал людей в своем кабинете, который был расположен в комнате гостиницы «Жорж».

Это показало, что советская система очень неэффективна, так как даже бедная Польша имела намного лучше уровень жизни, чем советские рабочие и крестьяне, как убеждала советская пропаганда. Есть многочисленные описания, воспоминания, как вели себя советские офицеры в бытовых местах, в частности, в туалетах, бассейнах.

Для местной интеллигенции приход советских войск, их поведение было шоком, насколько это было примитивное грубое поведение.

- Была ли готова Организация украинских националистов к такому развитию событий? Как проявило себя украинское националистическое движение?

Провідник ОУН Степан Бандера

Проводник ОУН Степан Бандера

- ОУН не была готовой к такому повороту событий в 1939 году. Начала готовиться к этому тогда, когда оказалась в Кракове. В общем хаосе многим заключенным, в частности, политическим, оуновцам, удалось выйти из тюрем и перейти в немецкую зону оккупации. В частности, Степану Бандере. Он оказался в Кракове и его друзья тоже. Произошел окончательный развал и разсрыв между старшим и младшим руководством, между мельниковцами и бандеровцами.

Бандеровцы акцент делали на восстание и революцию в Украине и к этому готовились достаточно упорно. Они, очевидно, рассчитывали на помощь Абвера (орган армейской разведки и контрразведки Германии в 1928-1945 годах - ред.), поэтому строили свою дивизию в вермахте. Большинство понимало, что ситуация 1939 года - временная и ведет к войне между Советским Союзом и Германией. В 1939-1941 годах ОУНовцы готовятся к восстанию и, когда советская армия в 1941 году отходит, оно начинается во Львове. Это зафиксировано в документах, при отходе советской армии, их обстреливают из окон и с крыш украинцы, а конкретно ОУНовцы. Это не было широкомасштабное восстание, а ситуативное.

Но начало советской оккупации и конец - это две разные ситуации. Очевидно, поляки и украинцы пробовали создать подпольную сеть в Западной Украине, свое подполье, но полякам это мало удалось. Украинская сеть существовала, была достаточно активна. НКВД пытался массово ее ликвидировать не только проникновением внутрь, но просто осуществляли превентивный терор. То есть, арестовывали не за то, что сделал, а за то, что мог сделать. По подсчетам американского историка Яна Гросса, в советской зоне оккупации жертв было в 3-4 раза больше, чем в нимецкой. Наибольший шок Львове испытал не столько от хамского, примитивного поведения советских офицеров и солдат, сколь от террора, жестокости, это то, что никогда не видели львовяне и не имели прямого опыта.

- За два года советского «освобождения», 1939-194, Львов с польской традицией, с примесями украинской, польской, еврейской, армянской был уничтожен, разграблен, хаотичен, в слезах и горе тысяч семей ...

- 1939 год - это начало конца Львова. Того Львова, который мы знаем, как европейского. Что произошло в результате войны? По населению прошлись катком: Гитлер истребляет евреев, Сталин выселил поляков и город утратил многонациональное лицо, особенно выросло количество украинцев. В 50-х годах не было понятно, каким будет Львов - украиноязычным или русскоязычным. Это было связано с миграцией не только руководящих кадров, но и рабочих и инженеров. 1939-й - это конец старого Львова, потому что советский Львов - это другая категория. Война имела общий эффект нейтронной бомбы. Львов имел счастье сохраниться архитектурно, но массово изменилось население, и это началось с 1939 года.

Идея объединения 1939 года растворяется в описаниях деталей о поведении советских «освободителей», вроде мытья головы в унитазе или грабежей подвалов, когда женщины вынуждены были самоорганизовываться, дежурили у домов и, увидев вора, поднимали шум, что советский солдат - вор, и те убегали от стыда. Городское население сопротивлялось этой грубости. Советская власть не могла ничем помочь и была абсолютно беспомощна, поэтому царил хаос, каждый выживал, как мог. Львов превратился в большой базар. Советские «освободители» воровали вещи и не знали, как ими пользоваться. Женщины в ночном белье приходили в оперу. Это не выдуманные истории.

Поштова марка, видана у 1940 році радянською владою

Почтовая марка, изданная в 1940 году советской властью

- Существовали ли контакты между “схидняками” и “западенцами”?

- Советская пропаганда сознательно использовала тех бедных солдат и офицеров, как агентов пропаганды. Они рассказывали, что в Советском Союзе все есть и на вопрос о мандаринах отвечали, что их выпускают на фабриках СССР. Люди из восточных земель придумывали разные причины, чтобы приехать на Западную Украину. Солдаты пытались львовянам рассказать, предупредить, какие ужасы их могут ждать. Наибольший ужас и страх вызвали колхозы. Было и такое, что “схидняки” при арестах помогали галичанам.

В 1939 году на этой территории поселился дьявол. Это было беспрецедентное насилие, где жертвой мог стать каждый, без причин. Оба режима были убийственные, но в немецком понятны были определенные правила игры и шанс выиграть, а в советском правил не было вообще. Царило общее ощущение, что никто не защищен, даже сама лояльность к советской власти не могла гарантировать защиту от ареста или репрессий. Это была цивилизационная катастрофа, крушение всех норм цивилизации, к которым привыкли люди на протяжении десятков, сотен лет жизни.

Дьявол был в Советском Союзе, но там были уже привыкшие, а здесь, в Западной Украине, это было очень и очень наглядно.

Галина Терещук,  опубликовано в издании  Радио Свобода

Перевод: Аргумент



Tags: СССР, Украина
Subscribe

Posts from This Journal “Украина” Tag

promo grimnir74 march 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments