?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Волчица Джека Лондона

Джек Лондон восхищался её умом и горячностью, написал вместе с ней книгу и тут же позвал замуж. Анна Струнская его отвергла, отправилась в Россию и дружила с Толстым. Но всю оставшуюся жизнь любила Джека Лондона.

Анна родилась в 1877 году в местечке Бабиновичи на территории современной Белоруссии. Едва Анне исполнилось девять лет, её семья эмигрировала в Штаты, поселившись сначала в Нью-Йорке, а в 1893-м окончательно обосновывавшись в Сан-Франциско. Уже во время учебы в старших классах Анна присоединилась к Социалистической рабочей партии Америки. Как позже признавалась сама Струнская, этому способствовали страдания, пережитые ее семьей в дореволюционной России. Членом Социалистической рабочей партии к тому моменту был и Джек Лондон, но познакомились они несколько позже – во время обучения Анны в Стэндфордском университете.

«Я встретила Джека впервые на лекции о Парижской коммуне осенью 1899 года, – вспоминала Анна. – Я заметила его, когда он пробирался ближе к трибуне, чтобы приветствовать оратора. Один из друзей шепнул мне: “Хотите, познакомлю? Это товарищ Джек Лондон, который выступает на улицах Окленда. Он был на Клондайке и сейчас пишет рассказы”. Мы пожали друг другу руки и о чем-то заговорили. Я ощущала какую-то удивительную радость. Для меня это было словно встреча с молодым Лассалем, или Карлом Марксом, или Байроном. Каким-то внутренним чутьем я понимала, что передо мной историческая личность. Почему? Не могу сказать. Но ведь это оказалось правдой».

Вот как описывала Анна 22-летнего Лондона: большие голубые глаза, красивый рот, «щедрый на улыбку», классические брови, нос, контуры щек и шея. «Фигура говорила об атлетической силе, хотя Лондон был ниже среднеамериканского роста, – детально вспоминала Анна. – Одет он был в серые брюки и мягкий белый свитер. С тех пор началась наша дружба. Ее можно было назвать борьбой. Мы много спорили, стараясь убедить друг друга. И замысел нашей книги “Письма Кэмптона – Уэсу” родился в споре во время прогулки на яхте, в присутствии Бэсси, Джека и Чармиан».

Упомянутые Бэсси Маддерн и Чармиан Киттредж – первая и вторая жены Лондона. Каждая из них видела в Анне соперницу: обе знали, что стоило Анне лишь кивнуть, и Джек тут же бы ушел к ней. В 1903-м, будучи еще женатым на Бэсси, Лондон сделал Анне предложение. Она его отвергла: разрушить семью и лишить детей отца – это было не в ее правилах. Впрочем, Джек все равно развёлся и женился на Киттредж.

В своей книге «Жизнь Джека Лондона» Киттредж весьма лестно отзывалась об Анне: «Струнская была русской еврейкой, студенткой Стэнфордского университета. Это была пылкая девушка, интеллигентная, обладающая даром речи, яркая и горячая, как цветок мака, освещенный апрельским солнцем. Она резко отличалась от других женщин, с которыми Джек до сих пор встречался – такая приветливая, откровенная, с широким сердцем, с глубокой, прямой честностью. Все любили Анну, мужчины и женщины. Её дружба с Джеком сложилась просто и естественно, их духовная и нравственная близость длилась многие годы. Они никогда не теряли связи между собой – если расставались, то продолжали общаться, переписываясь».

Что же касается Бэсси – первой жены Лондона, в браке с которой у него были две дочери, то она первой опровергнет слухи газетчиков, выставивших Струнскую разлучницей. И это при том, что поначалу она сама полагала, что причина краха их отношений – именно Анна. Впрочем, что еще могла подумать Бэсси, ведь Анна жила в их доме по приглашению Джека Лондона. Писатель объяснял это жене необходимостью быстрее закончить роман, который они писали вместе с Анной. Этим же объяснялось и то, что он проводил с Анной все дни напролет.

Их совместная книга – роман в письмах «Письма Кемптона – Уэсу» – вышла в свет в 1903 году и представляла собой философскую дискуссию о любви. Диалог – в письмах – вели молодой ученый Герберт Уэс, от имени которого выступал Джек Лондон, и престарелый поэт Дэн Кэмптон, за которым скрывалась Анна. Девушка оценивала любовь с эмоциональной точки зрения, Джек же анализировал любовь c дарвинистских позиций, воспринимая брак лишь как форму продолжения рода.

В жизни они спорили буквально обо всем: политике, экономике, религии, образовании, семейных отношениях и социализме. Темы были столь разнообразны, что для обоих весьма быстро стало очевидно: все споры – лишь повод для встреч. И всякий раз, не желая прощаться, каждый готов был доказывать свою правоту бесконечно. Как писал сам Джек Лондон: «Несмотря на бурю в стакане воды, которой было отмечено наше знакомство, на самом-то деле никакого разлада не было между нами. В глубине души мы были по-настоящему близки, созвучны, что ли. Корабль спущен на воду, рвется к морю; полозья возмущенно скрипят и стонут, но море и корабль не слышат их. То же было и с нами, когда мы ворвались в жизнь друг друга».

Чем дальше заходили их споры, тем отчетливей ощущалось родство душ. Бесспорное тому подтверждение – их письма друг другу, опубликованные уже после смерти Джека Лондона. Вот, например, одно из них: «Дорогая Анна, я говорил, что всех людей можно разделить на виды? Если говорил, то позволь уточнить – не всех. Ты ускользаешь, я не могу отнести тебя ни к какому виду, я не могу раскусить тебя. Судя по словам и поступкам, я могу угадать сердечный ритм девяти человек из десяти. Но десятый для меня загадка, я в отчаянии, поскольку это выше меня. Ты и есть этот десятый. Бывало ли такое, чтобы две молчаливые души, такие непохожие, так подошли друг другу? Конечно, мы часто чувствуем одинаково, но даже когда мы ощущаем что-то по-разному, мы все-таки понимаем друг друга. Нам не нужны слова, произнесенные вслух. Мы для этого слишком непонятны и загадочны».

Когда в России в 1905-м грянула первая революция, Джек Лондон и Анна Струнская воодушевленно восприняли новость о «борьбе русского народа за свободу». Анна, собрав средства для поддержки революционного движения, отправилась в Россию по приглашению журналиста Инглиша Уоллинга. По дороге ее застало известие о свадьбе Лондона и Киттредж. «Что ж, Чармиан смогла сделать то, на что не решилась я, Джек», – написала Струнская в кратком письме другу. В отместку или нет, но находясь в России, она приняла предложение руки и сердца от Уоллинга. Их бракосочетание состоялось в Париже, свидетелем на нем был Жан Лонге – внук Карла Маркса.

О своей свадьбе Анна сообщила Лондону в следующем письме как бы между прочим. Центральной темой письма были революционные события в России, предстоящая поездка Максима Горького в Штаты и его желание встретиться там с Джеком Лондоном. Вместе с мужем Анна объехала всю западную часть Российской империи, общаясь с разными группами населения с целью «помочь разоблачению самодержавия в международном масштабе и поддержать революционное движение». Ее муж Уоллинг даже встречался с Лениным, а Анна имела беседу со Львом Толстым.

Брак Анны и Инглиша, в котором у них родилось четверо детей, фактически распался уже к началу Первой мировой войны, хотя официально развод был оформлен лишь в 1932-м. Все это время Анна, помимо воспитания детей, писала публицистику, читала лекции о России и социализме, написала роман. С Джеком Лондоном после своего возвращения из России Анна встретилась лишь однажды, в 1914-м, за два года до смерти писателя. В тот день ее дневник пополнился новой записью: «Мы встретились случайно, спустя почти 10 лет. Ты изменился, но стал только лучше. Изменилось и твоё отношение к любви. “Мы сражаемся, умираем и, как надлежит, во имя того, кого мы любим” – это твои слова, Джек». Лишь позже станет известно, что все эти 10 лет Анна по привычке писала ему письма, делилась с ним в них событиями жизни. Но не отправляла их.

Последнее письмо к Джеку Лондону она написала уже после его смерти. «Мы разошлись с Уоллингом. Я осталась одна, продолжая писать тебе огромные письма. Писать и не отправлять. 21 ноября 1916 года тебя нашли на полу в твоём доме. На столике были бумаги с расчётами морфия и сульфата атропина. 22 ноября ты скончался. Говорили о самоубийстве. Ты стал классиком американской литературы. Все будто ждали этого. Твоя мятежная проза осталась в прошлом. Настоящее Америки определило иных героев. Америка простилась с тобой, чтобы жить иной жизнью».

Умерла Анна Струнская в 1964 году, пережив Джека Лондона на 46 лет. Все эти годы она продолжала быть активисткой Социалистической партии. Активно участвовала она и в деятельности Лиги противников войны, Лиги взаимопомощи, Американской лиги за отмену смертной казни и Национальной ассоциации содействия прогрессу цветного населения. Она верила, что именно таким был бы и путь самого Джека Лондона, который, по ее словам, «жил великой борьбой за справедливость, за все человечество».

Posts from This Journal by “cherchez la femme” Tag

promo grimnir74 march 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…

Profile

я я
grimnir74
Алексей С. Железнов

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

ТУТ МЕСТО ДЛЯ РЕКЛАМЫ

4506266_original

Яндекс цитирования

Flag Counter



Поиск по блогу
Яндекс



Locations of Site Visitors

Мой Инстаграм

Instagram


рейтинг блогов
рейтинг блогов

Алексей С. Железнов

Создайте свою визитку






Яндекс.Метрика









Маил.ру


Рейтинг@Mail.ru




Рейтинг@Mail.ru


Powered by LiveJournal.com