?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Жизнь Бенджамина Дизраэли (1804-1881) почти целиком укладывается в «золотой век» королевы Виктории — период промышленной, торговой и колониальной гегемонии Великобритании, ее военного и дипломатического могущества, время огромных состояний и фантастических карьер.

Дизраэли происходил из богатой еврейской семьи, предки которой в конце XV века бежали от преследования испанской инквизиции в Венецию. В 1748 году они поселились в Англии, где дед Дизраэли, которого тоже звали Бенджамин, сумел преуспеть в коммерции, нажил приличное состояние и остаток дней провел в собственном поместье, куда удалился, отойдя от дел. Его сын Исаак имел возможность посвятить себя любимым занятиям, стал известным историком и литератором. Блестяще написанная критическая работа «Курьезы литературы», исторические сочинения, в том числе «Комментарии к жизни и царствованию короля Карла I», вошли в семитомное собрание его сочинений, изданное в 1849-1851 гг. В 1884 году оно было переиздано и дополнено биографией автора, написанной его знаменитым сыном лордом Биконсфилдом. Круг общения, соображения карьеры, собственной и детей, побудили Исаака Дизраэли в 1817 году принять христианство и перевести в лоно англиканской церкви своих четверых детей, из которых будущий премьер-министр был вторым.

Сменив небольшую частную школу под Лондоном на другую, казавшуюся более престижной, куда молодой Дизраэли попал лишь через два года после первой попытки, юноша ничего не выиграл. Его как еврея, хоть и крещеного, не встретили с распростертыми объятиями. К тому же особым прилежанием он не отличался, а в основном увлекался чтением книг, благо у отца была прекрасная библиотека. Бенджамин рано начал писать, но ни он сам, ни его семья поначалу не были уверены, что он достигнет успеха на этом поприще. Поступив в 17 лет учеником в юридическую контору, Бенджамин спустя три года на всякий случай попытался стать адвокатом. Но дело отчего-то не пошло, хотя опыт такой учебы, несомненно, пригодился ему в дальнейшей политической деятельности.
А пока Дизраэли-сын сочинил роман, правда, не получивший одобрения друга его отца, издателя Байрона Джона Мюррея. Тем не менее Бенджамин не оставил сочинительство, и его новый роман «Вивиан Грей», опубликованный в 1826 году, принес автору настоящий успех. Литературный талант молодого писателя с особой силой выразился в умении изобразить неординарную личность, которая пытается найти собственный путь в мире лжи, фальши и лицемерия.

Трудно сказать, что на самом деле послужило причиной внезапного отъезда Бенджамина из Лондона и его продолжительного, якобы из-за болезни, путешествия по странам Южной Европы и Ближнего Востока. Возможно он кого-то неосторожно задел в своем романе (некоторые персонажи были там легко узнаваемы), и ему посоветовали на время удалиться…

В 1831 году Бенджамин вернулся домой. Его попытки выделиться, обратить на себя внимание общества подчас носили эпатажный характер. Экстравагантная манера одеваться шокировала общество, в котором ему хотелось добиться признания. Попытки стяжать лавры на политической сцене в течение нескольких лет не давали результата. Несмотря на активную поддержку видных политиков-радикалов и расположенных к нему некоторых литераторов, принадлежавших к аристократии, Дизраэли неоднократно проваливался на выборах в парламент от округа Тонтон. Не помогли ни набиравшая силу литературная известность, ни риторические выступления на тему народных бедствий и паразитизма правящей верхушки. Позднейшие утверждения о необыкновенной удачливости будущего выдающегося политика явно преувеличены. Но правдой было то, что этот человек ни при каких обстоятельствах не опускал рук, а настойчиво шел к цели. Он продолжал писать, опубликовал еще несколько романов, среди них — «Контарини Флеминг» (1832) и «Генриетта Тампль» (1836), где также фигурировали изображенные не без сатирического налета персонажи реальной политической сцены.

Неудачи на выборах побудили Бенджамина пересмотреть собственные позиции. Постепенно он отошел от вигов и принял принципы тори — консерваторов, представителей аристократической Англии. Такой кульбит не был чем-то необычным. До него тот же путь в политике прошел Эдуард Дерби, впоследствии лидер тори и коллега Дизраэли в правительстве. Эта смена курса обозначена в памфлетах «Кто он?» и «В защиту британской конституции», где Бенджамин убеждал читателей в необходимости консолидации монархии, аристократии и народа.
Такой политический маневр увенчался успехом, и в 1837 году уже кандидатом от партии тори Дизраэли прошел в парламент по избирательному округу в Мейдстоне. Вскоре после открытия сессии он выступил в палате общин с речью по поводу реформы в Ирландии и потерпел фиаско. Это был не просто провал — это был провал грандиозный. Все в новоявленном ораторе вызывало насмешку и неприятие – несуразная манера одеваться, непомерные самоуверенность и апломб. Дело кончилось всеобщим хохотом, который трудно было остановить. Но начинающий депутат не был обескуражен столь неожиданным приемом. Разгневанный, вынужденный сесть на место, он бросил в издевающийся над ним зал: «Недалек день, когда все вы будете меня слушать, и слушать очень внимательно!».

«Меняю старую корону на новую» — Дизраэли подносит королеве Виктории корону Индийской империи

«Меняю старую корону на новую» — Дизраэли подносит королеве Виктории корону Индийской империи

Неудачный дебют в парламенте затормозил политическую карьеру Дизраэли на несколько лет, что еще раз свидетельствует о том, сколь непрост был его путь к вершинам политического олимпа. До 1845 года он практически не имел влияния в парламентских делах и утешался написанием романов. В 1839 году Бенджамин женился на миссис Льюис – вдове одного из своих парламентских коллег, которая имела значительное состояние и была на 15 лет его старше.
Новые социальные романы Дизраэли «Конингсби или Молодое поколение» (1844), «Сибилла, или Две нации» (1845), «Танкред, или Новый крестовый поход» (1847), которые имели блестящий успех у читателей, на сей раз поспособствовали его парламентской карьере. Дизраэли удалось объединить вокруг себя группу аристократов, назвавшую себя «Молодой Англией», и противопоставить ее значительной части тори во главе с Робертом Пилем, занимавшим пост премьер-министра в 1841-1846 гг.
Постепенно парламентская аудитория начала более благосклонно воспринимать и форму, и смысл неистовых выступлений Дизраэли против неэффективной репрессивной политики Пиля в Ирландии, против преследования рабочего движения чартистов, а также против попытки Пиля отменить хлебные пошлины. Последнее противоречило интересам английской земельной аристократии. Отмена высоких хлебных пошлин, которые много лет защищали интересы местных производителей зерна, значительно ухудшала и без того сложную ситуацию в Ирландии, где голодало множество людей. Неслучайно выступления Дизраэли в пользу хлебных пошлин были вознаграждены крупной суммой, перечисленной ему одним очень богатым консерватором.
Несомненно, успешной политической карьере во второй половине XIX века способствовали личные качества Дизраэли – умение держать удар, редкостная работоспособность, огромное честолюбие. Но, повторим, при всем при этом его путь к политическому лидерству отнюдь не был устлан лепестками роз. Мало того, что он не был аристократом в партии аристократов – он многих шокировал как инородец, крещеный еврей с характерным обликом и манерой говорить, чуждыми публике, отличавшейся знаменитым английским снобизмом.
Однако после ухода Пиля в партии не осталось сколько-нибудь перспективного лидера. В 1848 году умер лорд Бентинк, дружески относившийся к Дизраэли, и после его кончины тот стал лидером своей партии в палате общин, а в 1852 году вошел в кабинет графа Дерби в качестве министра финансов.
Последовавший вскоре за этим назначением очередной политический маневр Дизраэли переполнил чашу терпения даже видавших виды политиков. Он предложил бюджет, уменьшавший налогообложение сельского населения за счет городского. Бюджет Дизраэли отменял ряд охранительных пошлин, которые он сам ранее защищал столь рьяно. Теперь же целью чуткого к конъюнктуре, гибкого политика стали принципы свободной торговли, нашедшие поддержку у значительной части торговых и промышленных кругов. Оказавшийся мишенью резкой критики со стороны столь же ловкого политического соперника либерала Уильяма Гладстона, бюджет Дизраэли провалился, а правительство Дерби пало.
Через семь лет, в 1858 году, Дизраэли вновь занял пост канцлера казначейства во втором кабинете графа Дерби, пробывшего у власти около полутора лет. Все же и за это время он кое-что успел – передал английской короне управление Индией, которое до того осуществлялось Ост-Индской компанией. Двор об этом не позабыл. Также Дизраэли убедил Дерби выступить за допуск евреев в парламент и расширить избирательное право.
Скорая отставка кабинета Эдуарда Дерби отнюдь не умерила политической активности Дизраэли. Объектом его критики стала внешняя политика либерального кабинета Генри-Джона Пальмерстона, стремившегося уменьшить степень участия Великобритании в делах других стран Европы. Однако именно такая тенденция пользовалась тогда поддержкой большинства, и результатов Дизраэли не добился.
Что касается принятых Дизраэли мер для реорганизации партии тори, то тут все удалось. Партия консолидировалась, стала более мобильной, а в конце 50-х получила название консервативной. Многолетнее правление либерального кабинета сковывало инициативу лидера консерваторов, хотя Дизраэли умел ждать. Он приобрел влияние в финансовых кругах. В 1862 году некая испанская еврейка, ярая его поклонница, умирая, оставила Дизраэли все свое большое состояние. В 1860-х годах он стал уже очень богатым человеком, был близок к крупным банкирам, в частности к Ротшильдам, что имело значение для его дальнейших планов.
В 1866 году либералы оказались в меньшинстве в связи с неудачным проектом реформы избирательного права. Разногласия по этому вопросу раскололи либеральную партию, чем не преминули воспользоваться консерваторы. Кабинет Дерби в третий раз оказался у власти, и Дизраэли еще более упрочил свое влияние в нем. В 1867 году министерство Дерби вынуждено было провести парламентскую реформу, которая довела число избирателей до двух миллионов человек. Но большинство промышленных и сельских рабочих, а также мелкие арендаторы не получили избирательных прав. По-прежнему остались лишенными права голоса и женщины. Тайное голосование было введено только в 1872 году. Все же и такой закон об избирательном праве был значительно радикальнее предложенного Гладстоном и проваленного при содействии Дизраэли.
В 1868 году лорд Дерби, достигший весьма преклонного возраста, подал в отставку. Его место во главе кабинета занял Бенджамин Дизраэли.
При премьер-министре Дизраэли английские войска вторглись в Абиссинию (Эфиопию), но прочно закрепиться там не смогли. Пытаясь поправить бедственное положение в Ирландии, Дизраэли предложил ряд мер – аграрный законопроект, реформу избирательного права и учреждение католического университета. В это время либералы сумели объединиться и, получив большинство в палате, вопреки правительству провели резолюцию об отделении протестантской церкви в Ирландии от государства. По сложившимся правилам Дизраэли должен был выйти в отставку, но отказался и получил согласие короны на роспуск парламента через несколько месяцев, когда подготовят новые избирательные списки на основе расширенного избирательного права. Дизраэли не сомневался, что новые избиратели из благодарности отдадут ему свои голоса. Но он ошибся. На парламентских выборах 1868 года либералы одержали победу, получив большинство в 120 голосов.
Дабы подсластить пилюлю, королева Виктория предложила проигравшему Дизраэли пэрство, но у него хватило здравого смысла понять, что момент для этого неподходящий, и отказаться. Пэрство было отдано его жене, принявшей титул леди Биконсфилд по названию небольшого городка неподалеку от имения Дизраэли. Городок этот упоминался в одном из его ранних романов.
Надо сказать, что сидя на скамье оппозиции, Дизраэли продолжал писать. В 1870 году вышел его роман «Лотарь», в котором автор обосновывал превосходство англиканской церкви над католицизмом.
В свою очередь Уильям Гладстон, политический соперник Дизраэли, продолжил политику освобождения низших классов. Став во главе либерального кабинета, Гладстон сумел провести закон, который дал профсоюзам право владеть землей и недвижимостью, защищать перед судом свои гражданские интересы. Гладстон наконец добился права на тайное голосование.
Реформы кабинета Гладстона были решительными и нарушали традиции сложившегося строя. Они вовлекали в общественную и политическую жизнь трудовые слои населения Англии, уничтожали привилегии могущественных корпораций, в том числе англиканской церкви. Но многие реформы не могли быть сделаны в одночасье, что вызывало недовольство низов и усугубляло назревавший в обществе конфликт.
Между тем привилегированные слои, землевладельцы, предприниматели, представители других состоятельных групп были встревожены «разрушительной» для них политикой Гладстона – уменьшением церковных богатств, отменой системы продажи военных должностей, мерами по сокращению торговли спиртными напитками. Многие были обеспокоены чрезмерной, на их взгляд, уступчивостью Гладстона на Востоке, что могло повлечь опасный для английских интересов распад Османской империи и столь же нежелательное для них усиление России в этом регионе. Военная слабость Англии стала ощутимой и в ходе франко-прусской войны 1870-1871 годов, когда все ее вмешательство смогло вылиться лишь в мало кого волновавшие протесты.
При обсуждении проблем ирландского университета Дизраэли бросил Гладстону упрек, в котором отразились все главные опасения высших классов: «Вот уже четыре года, как вы угрожаете нашим учреждениям и тем старинным привилегиям, которые органично присущи нашему обществу. Вы вмешиваетесь во все его сферы. Вы подчинили своему контролю все профессии и занятия. Никто не может быть спокоен за свое имущество, никто не знает, что именно завтра от него потребуют. Вы лишаете общество стабильности». Под сильным давлением Гладстон был вынужден распустить парламент. На новых выборах победили консерваторы.
Дизраэли сформировал кабинет, в который наряду с богатыми землевладельцами и аристократами вошли крупные банкиры и промышленники. С этого четвертого по счету прихода к власти начинается настоящая популярность Дизраэли в правящих кругах Англии и упрочивается его репутация одного из величайших британских государственных деятелей.
В короткое время кабинет Бенджамина Дизраэли осуществил ряд важных для трудовых слоев населения мер – обязательное начальное обучение детей, отмена наказаний за агитацию среди рабочих, полное уравнивание в правах профсоюзов и предпринимательских объединений. Дизраэли добился строительства дешевого жилья для рабочих и принятия нового законодательства об охране труда малолетних и женщин на фабриках и заводах. По его инициативе был принят закон, запрещающий перегрузку судов, угрожавшую жизни матросов. Все это проходило под лозунгом борьбы с безответственным индивидуализмом либералов и во имя утверждения принципов консервативной партии как партии народного блага – блага, оберегаемого патриархальной и сильной монархией.
Дизраэли был не только крупным политиком, но и мастером социальной демагогии. Ради удовлетворения самолюбия консерваторов, которых он огорчил своим социальным законодательством, лидер их партии занялся возвышением престижа монархии. В том же году королева в знак признания политических заслуг в свою очередь пожаловала верному слуге престола титул графа Биконсфилда, который на этот раз был принят. Семидесятидвухлетний граф Биконсфилд стал членом палаты лордов.
С присущей ему энергией Дизраэли приступил к реорганизации армии, необходимой для поддержания могущества Великобритании. В сентябре 1874 года англичанам удалось захватить острова Фиджи. Главная британская колония Индия с ее тогдашним 200-миллионным населением была объявлена империей. Чтобы воспользоваться Суэцким каналом в качестве кратчайшего пути в Индию, английское правительство в 1875 году без ведома парламента приобрело у Египта акции канала на большую сумму.
Приобретение было сделано с помощью банкирского дома Ротшильда. Финансовые круги, принявшие участие в операции, надеялись, что Англия уже не выпустит эту страну из сферы влияния и сможет решить в свою пользу давнишний спор из-за нее с Францией.
Опасаясь захвата Стамбула Россией вследствие надвигавшегося распада Османской империи, лорд Биконсфилд занял враждебную по отношению к балканским славянам позицию, невзирая на то, что Гладстон в своих речах громил «болгарские ужасы», называя так зверства турок в Болгарии. Зимой 1878 года, когда русские войска совершили переход через Балканы и по обледенелым скалам сумели выйти на ближние подступы к турецкой столице, для ее охраны в Дарданеллы вошел английский флот. Мало того – Биконсфилд распорядился мобилизовать индийские войска и расположить их на Мальте, хотя, согласно их статусу, они не могли быть задействованы на какой-либо иной территории, кроме Индии.
Несомненные успехи Биконсфилда во внешней политике увлекли даже часть либеральной оппозиции. Военные кредиты были одобрены подавляющим большинством. На Берлинском конгрессе 1878 года, где лорд Биконсфилд присутствовал лично, ему удалось столковаться с Бисмарком и свести на нет ряд преимуществ, завоеванных Россией в войне с Турцией 1877-1878 годов и признанных Сан-Стефанским мирным соглашением 1878 года. Обеспечив свободу проливов, соединяющих Черное море с Эгейским, англичане заперли их для российского военного флота. Турция была вынуждена вознаградить успехи Бисконфилда на Берлинском конгрессе – и по договору от 4 июня 1878 года остров Кипр перешел под власть Великобритании. Возвращение лорда Биконсфилда в Англию было триумфальным, сопровождалось высокими почестями со стороны короны, лондонского Сити, а также парламента.
Окрыленный внешнеполитическими достижениями, в марте 1880 года Биконсфилд распустил парламент, рассчитывая на новых выборах достичь устойчивого большинства. Однако его расчет не оправдался. Убедительная агитация Гладстона, который не терял времени, указывая на то, что блестящая внешняя политика консерваторов слишком дорого обходится налогоплательщикам, принесла на этот раз победу либералам.
Любому политику Великобритании, сколь бы велики ни были его заслуги и какой бы блестящей репутацией он ни пользовался, чрезвычайно сложно долго удерживаться у власти в силу специфики самой политической системы этого государства, в силу постоянного наличия мощной оппозиции, использующей малейший промах лидеров, стоящих у власти.
В 1880 году Биконсфилд издал последний и, как полагают некоторые критики, один из лучших своих романов – «Эндимион».
В начале парламентской сессии 1881 года бывший премьер-министр еще принимал участие в политических дебатах, но через несколько недель заболел и вскоре скончался. День его смерти 19 апреля чтится консервативной партией и королевским двором как «день подснежника» в честь любимого цветка политика.
Бенджамин Дизраэли, лорд Биконсфилд был похоронен в своем имении, а по решению британского парламента памятник ему был воздвигнут в Вестминстерском аббатстве.

ИРМА ФАДЕЕВА

Posts from This Journal by “ЖЗЛ” Tag

promo grimnir74 март 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…

Profile

я я
grimnir74
Алексей С. Железнов

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

ТУТ МЕСТО ДЛЯ РЕКЛАМЫ

4506266_original

Яндекс цитирования

Flag Counter



Поиск по блогу
Яндекс



Locations of Site Visitors

Мой Инстаграм

Instagram


рейтинг блогов
рейтинг блогов

Алексей С. Железнов

Создайте свою визитку






Яндекс.Метрика









Маил.ру


Рейтинг@Mail.ru




Рейтинг@Mail.ru


Powered by LiveJournal.com