Алексей С. Железнов (grimnir74) wrote,
Алексей С. Железнов
grimnir74

Categories:

Великое Собрание нового Израиля: 1949–2019



Торжественное открытие здания Кнессета 30 августа 1966 года


Ровно через восемь месяцев после провозглашения еврейского государства с первым заседанием Кнессета на свет явился израильский парламентаризм.

1948–1949 годах юный Израиль не только героически отстаивал свою независимость. Сейчас за давностью лет это, естественно, подзабылось, но тогда второй важнейшей задачей  – после формирования боеспособной армии – было создание всей системы управления страной. Хотя, конечно, строить систему предстояло не совсем с нуля – пусть даже управленческая система британского мандата и была сочтена негодной, но преемственность большинства законов и норм колониальной администрации гарантировалась.




При всём при том еврейская государственность после судьбоносного 1948-го развивалась под очевидным влиянием как практики сионистского движения, так и  опыта политических институтов ишува мандатных времен. А  при взгляде через увеличительное стекло – истоки и традиции израильской демократии легко усматриваются и в общинной жизни диаспоры, и в порожденном XIX столетием либерализме. Но всё это материи скучноватые, зубодробительно-академического свойства. События 70-летней давности не в пример интереснее.

А семь десятилетий назад выдвинутая Бен-Гурионом концепция государственности, его идеология «мамлахтиют» (от «мелех»  – «царь» на иврите) должна была утвердить в  обществе легитимность рождающегося государства, а  в его гражданах  – чувство коллективной ответственности. Правда, перчику в ситуацию добавляли, с одной стороны, конфликты между формировавшейся государственной властью и  бесчисленными группами и  партиями, не желавшими расставаться с былыми полномочиями, а  с другой – толика авторитаризма, от военной цензуры до жесткого прессования оппозиции на основе декрета о борьбе с террором.

Так или иначе, выборам должна была предшествовать всеобщая перепись населения. Провели ее еще 8  ноября 1948-го – с размахом и методами чуть ли не войсковой операции. В  Израиле был объявлен комендантский час, и в каждую квартиру и каждую хижину стучались мобилизованные госслужащие в  сопровождении армейских и  полицейских  – и  вручали удостоверения личности. Конечно, предварительно каждому гражданину следовало обзавестись двумя фотографиями… что между делом озолотило фотографов. С  ожидаемыми проблемами вроде иерусалимских «нетурейкартовцев», никакого государства вовсе не желавших, и хайфских арабов, собиравшихся записать в  граждане сбежавших из-за войны родственников, тогда ожидаемо справились.

Выборы в  парламент состоялись 25  января 1949 года, как и  предусматривал ордонанс о  переходе к  Учредительному собранию. Внимание  – к  Учредительному собранию! Потому что именно так назывался первый израильский парламент, которому предстояло управлять государством до принятия конституции и  новых выборов. Хотя, уверен, многих израильтян тогда посещали воспоминания о печальной судьбе российской «Учредилки», распущенной большевиками в январе 1918-го…

Порядок во время выборов обеспечивали более 50 000 человек, а главную интригу составляло волеизъявление 100  000 новых граждан Израиля, репатриировавшихся с  мая по ноябрь. Впрочем, большинство голосовавших, несомненно, желали получить прагматичное и умеренное руководство, которое обеспечило бы молодой стране международные симпатии и помощь.

К дню выборов из более чем 782 000 граждан право голоса имели 506 567, учтено было 434 684 голоса – почти 86%, неслыханно высокий результат! В выборах участвовал 21 партийный список, но электоральный барьер преодолели лишь 12 партий. Так, партия Бен-Гуриона МАПАЙ получила 46 депутатских мандатов, левая МАПАМ  – 19, Объединенный религиозный фронт – 16, а «Херут» Менахема Бегина – 14.

Первое парламентское заседание прошло 14  февраля, в  день праздника Ту би-Шват, спустя восемь месяцев после провозглашения Декларации независимости. Уже 16  февраля парламент избрал президентом страны Хаима Вейцмана, а  8 марта Бен-Гурион сформировал первое правительство. В  среднем же Кнессет первого созыва, проработавший до 20 августа 1951 года, утверждал по семь с  половиной законопроектов в месяц – от закона о флаге и гербе до закона о суде над нацистами и  их приспешниками. Стоит добавить, что одним из самых неординарных решений стал отказ от идеи немедленного принятия Конституции.

Если же вернуться к первым дням работы парламента, то 16 февраля он принял и  закон о  переходном периоде, по которому обрёл новое название – Кнессет. Разумеется, не просто так, а в честь полулегендарного Великого Собрания (на иврите «Кнессет ха-Гдола»)  – высшего учреждения еврейских мудрецов со времени Эзры и Нехемии и до первосвященства Шимона Праведного. Так народные избранники стали депутатами Кнессета первого созыва.

Кстати, еще до этого разгорелись споры о численности депутатского корпуса. Радеющие за экономию финансов предлагали ограничиться 80 депутатами, «максималисты» предлагали более 160, но и тогда победили «историки»  – утверждено было 120 депутатов, по числу мудрецов в  том самом Кнессете эпохи Второго Храма.

Первые заседания парламента проходили в Тель-Авиве, в Доме Дизенгофа на бульваре Ротшильда, где ранее было провозглашено Государство Израиль. А  26  декабря 1949 года приняли решение о  переезде в  Иерусалим  – в  ответ на резолюцию ООН, требовавшую передать Иерусалим под международное управление. И наконец, свое отдельное великолепное здание в  престижном иерусалимском районе Гиват-Рам появилось у  Кнессета в  1966-м – оно было возведено в  неоклассическом стиле по масштабному проекту Иосифа Кларвейна и  украшено работами выдающихся художников и скульпторов, в том числе Марка Шагала!

istockphoto-174991040-170667a.jpg

Почтовая марка с изображением Кнессета

Как ученик немецкого унтера еврейский парламент спас

Неожиданным камнем преткновения для Кнессета стала проблема стенографисток – оказалось, что записывать на иврите горячие дебаты множества депутатов просто некому... Спасителем стал Яков Маймон, срочно подготовивший группу стенографисток – хотя еще совсем недавно стенографирование иврита считалось задачей неразрешимой!

Яков родился в 1902 году в Либаве (сейчас Лиепая, Латвия) и благодаря отцу-раввину и дедушкам-хасидам получил традиционное еврейское воспитание. Но его учебу в светской школе прервала немецкая оккупация во время Первой мировой войны. В 1915 году школа открылась вновь, и германский унтер-офицер – еврей взялся преподавать детям бухгалтерский учет и немецкую стенографию, а Яков стал лучшим его учеником. Поэтому когда в 1922-м Яков молодым убежденным сионистом переехал из Риги в Палестину и обратился в бюро по трудоустройству, ему посоветовали освоить стенографирование иврита. При том что до него все попытки создания системы стенографирования иврита заканчивались неудачей… И Яков совершил чудо – изобретенная им система заработала! Пионер ивритской стенографии начинал как личный стенографист Бен-Гуриона, а в 1931-м поразил весь понимающий ишув, на конгрессе в Цюрихе застенографировав речь деятеля рабочего сионизма Берла Кацнельсона, выстреливавшего по 140 слов в минуту.

Владислав Крапивенский


Tags: Израиль, История и культура
Subscribe

Posts from This Journal “Израиль” Tag

promo grimnir74 март 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments