?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Картинки по запросу Меир Бинет

У израильского супершпиона Эли Коэна, много лет проработавшего в Сирии, разоблаченного и казненного в Дамаске в 1965 году, как выясняется, был предшественник. Только работал он в Египте, где обладал не меньшим статусом и связями в военной и общественной элите этой страны, чем Коэн в Сирии.

Человек этот, в силу многих обстоятельств забытый, а если честно, то вычеркнутый из списка национальных героев, — почти аноним. На протяжении десятилетий система безопасности фактически игнорировала факт его существования и ничем не помогала его семье, как это принято в случае гибели разведчика. Мы решили в известной мере устранить эту несправедливость, рассказав о том, кто же он такой, Меир Бинет, и в чем состоит его заслуга перед отечеством.

Меир (или Макс, как его называли) Бинет родился в 1917 году в Венгрии, хотя его родители были выходцами из германского города Кельн, а в Венгрии находились временно, в связи со служебной командировкой отца-военнослужащего германской армии. В 1935 году Бинеты в полном составе перебрались в Эрец-Исраэль. Перебрались нелегально и поселились в Тель-Авиве. 18-летний Меир почти сразу же вступил в ряды «Хаганы», во время арабских волнений 1939 года участвовал в операциях, которые проводила эта организация в округе а-Шарон.

В 1942 году Меир был отправлен строительной компанией «Солель боне» (она работала под эгидой Сохнута) в Иран, на строительство объектов для англо-иранской нефтяной корпорации. Параллельно на него была возложена задача агитировать еврейскую молодежь репатриироваться в Эрец-Исраэль. Меир успешно справлялся со всеми обязанностями, и в 1945-м, когда он завершил работу в Иране, «Хагана» немедленно направила его в Англию, учиться на радиоинженера. Весной 1948 года Меир Бинет вернулся в Израиль, чтобы принять участие в боях за независимость, а сразу после этой войны его отправили в Италию, изучать искусство обращения с радиолокационной аппаратурой для морских судов. С этим он тоже успешно справился, чем заслужил особое расположение своих командиров в ЦАХАЛе (напомним, что Армия обороны Израиля сформировалась на базе отрядов «Хаганы»). К тому же Меир прекрасно владел немецким, венгерским, английским и парси, а внешне был совершенным арийцем. Словом, обладал всеми данными для того, чтобы стать разведчиком.

Итак, судьба Меира предрешена. После интенсивного курса в разведслужбе ЦАХАЛа он отправляется в Иран в качестве инженера на строительство радиолокационной станции. Воспользовавшись близостью Ирана к Ираку и почти полной «прозрачностью» границ между ними, Меир часто ездит на иракскую территорию и организует нелегальную переправку евреев оттуда в Израиль. Спустя год, в конце 1950-го, он возвращается в Израиль, влюбляется в новую репатриантку из ЮАР по имени Джейн, которая отвечает ему взаимностью, и после короткого периода ухаживаний женится на ней. Джейн была отнюдь не дура и довольно скоро поняла, что ее молодой муж работает в разведке. Но вряд ли она представляла, что им предстоит вечная разлука. А между тем в 1951 году Меир, оставив жену и новорожденную дочь Михаль в Израиле, по заданию разведслужбы восстанавливает германское гражданство, получает документы на имя Макса Бинета и отправляется в Египет как представитель компании по производству ножных протезов «Бьорн фон Лауфонберг». Джейн понятия не имела, где именно находится Меир, знала только, что он в командировке, а когда вернется — неизвестно. Только спустя несколько месяцев Джейн догадалась, что он в Египте: дело в том, что свои письма домой Меир отправлял в Англию, а оттуда их пересылали в Израиль, переклеив марки. Так вот, растяпа — сотрудник израильской миссии в Лондоне, занимавшийся пересылкой, однажды забыл переклеить марку...

Меир легко и быстро освоился в Кире. Его приятная наружность, общительный характер, интеллигентность и обширные знания помогли ему обзавестись широчайшими связями в обществе. Он понимал, что столь эффективное внедрение сулит ему долгое пребывание в Египте, и стал думать над тем, как бы ему заполучить туда жену с дочерью. В письмах Джейн он просил, чтобы она не разговаривала с малышкой на иврите, исключительно на английском, и чтобы называла ее Мишелью — пусть привыкает к этому имени. Через примерно год Джейн с паспортом гражданки ЮАР и ее дочь Мишель прибывают в Германию, куда к ним приезжает Меир-Макс. А еще через месяц счастливое семейство прибывает в Каир, к месту службы Бинета.

В Каире Меир сумел существенно упрочить свое положение: его основным клиентом была армия Египта, которая в больших количествах закупала протезы для инвалидов. Оценив коммерческий талант Бинета, его наняла в качестве агента по продаже американская компания «Форд»: машины этой марки охотно покупала все та же армия для своих высших офицеров. Меир был постоянным и желанным гостем на всех вечеринках армейского командования. Его многочисленные друзья-военные приглашали его в поездки по военным лагерям и объектам, где он получал обширные и самые точные данные обо всем, что только могло интересовать службы безопасности Израиля. Его почти ежедневные сводки в центр всегда были информационно насыщенными и неизменно полезными.

Джейн с дочерью вскоре уехали в Германию, а оттуда домой, в Израиль. Меир же остался в Каире и вел с женой оживленную переписку, рассказывая, в основном, о своих коммерческих успехах, а также фотоснимки. На одном из них Меир-Макс запечатлен с тогдашним президентом Египта Махмудом Наджибом, которому показывает новую модель протеза. Джейн очень скучала по мужу и однажды решилась вновь присоединиться к нему в Каире. Об этом периоде Джейн рассказала в одном из своих редких интервью: «Мы считались весьма зажиточной семьей, снимали великолепную квартиру рядом с клубом "Джезира" — излюбленным местом встреч и развлечений каирской элиты, ездили на роскошном авто. Меир прекрасно зарабатывал, один только "Форд" платил ему 100 египетских лир в месяц — огромная по тем временам сумма, ведь оклад, скажем, высокопоставленного инженера составлял 25 лир. У нас был широкий круг друзей, в который входили и германские дипломаты...»

По иронии судьбы, в то самое время, когда Меир Бинет работал в Каире, израильская разведка развернула там операцию, направленную на осложнение отношений Египта и. Для ее подготовки в Египет был послан агент «Моссада» Аври Эльад (кодовое имя «Третий человек»). Завербованные для выполнения этой операции евреи-студенты, не обладая соответствующей квалификацией, благополучно ее провалили. 11 человек были схвачены и отданы под суд, двоих казнили, остальных осудили на длительные сроки. Подозрение в предательстве пало на Эльада, который якобы передал информацию о готовящихся подрывных акциях американцам, а те египетским службам безопасности. Агенты «Моссада» разыскали его в Париже, куда он бежал после ареста подопечных студентов, доставили в Израиль и осудили за измену родине. Отсидев 30 лет в тюрьме, Эльад эмигрировал в Соединенные Штаты, где скончался в середине 1990-х годов.

А что Меир-Макс Бинет? Пока египетская общественность горячо обсуждала вероломство израильтян, он продолжал себе работать, словно ничего и не произошло. Однако египтяне провели доскональное расследование, и тут выяснилось, что израильская разведка, проявив поистине преступную беспечность, подставила своего суперагента под удар, передавая через него деньги и информацию тем самым еврейским студентам, которые должны были выполнить упомянутую выше операцию. Среди 11 арестованных была и Марсель Ниньо, связная Бинета, которая знала о том, что он разведчик. Не выдержав пыток, девушка выдала Бинета. Она не знала его настоящего имени, не знала, где он живет, но назвала номер машины, на которой он приезжал на встречу с ней, так что вычислить Меира не составило труда. Поздним вечером 29 июля 1954 года сотрудники египетских служб безопасности постучали в дверь дома Бинета. Буквально накануне Джейн с маленькой Мишелью уехали в Германию, куда через неделю по договоренности с женой должен был отправиться Меир. Они собирались отдохнуть и развлечься, они даже заранее приобрели билеты на концерты моцартовского фестиваля в Зальцбурге...

Египтяне очень просто установили, что Макс Бинет — израильский шпион: они заставили его снять штаны...

Когда в назначенный срок Меир не прилетел в Германию и вообще не подавал никаких признаков жизни, Джейн поняла: что-то случилось. Не желая компрометировать мужа, она не стала звонить в Каир, на его квартиру, а позвонила в Израиль. Но с ней никто не пожелал говорить о Меире. Тогда отчаявшаяся Джейн позвонила в офис Меира в представительстве «Форда», и оттуда ей сообщили, что господин Бинет взял длительный отпуск. У беременной Джейн от волнения началось кровотечение, и ребенка она потеряла. Врач в больнице рекомендовал ей постельный режим, но куда там: Джейн снова и снова пыталась дозвониться до мужа и докричаться до его шефов. Все было напрасно.

Меира Бинета египтяне допрашивали с особым пристрастием, но он категорически отрицал свою причастность к израильской разведслужбе в целом и к провалившейся операции «Моссада» в частности. Сокамерники Бинета потом рассказывали, что он был в ужасающем физическом состоянии, его красивое лицо превратилось в месиво, кожа на всем теле была разодрана в клочья от побоев металлическим прутом, многочисленные раны гноились. Израильтяне через третьи лица наняли для него адвоката-англичанина, но он оказался бессилен что-либо сделать для своего подзащитного.

По свидетельству Меира Заафрана, одного из 11 арестованных студентов, за день до своей смерти Меир Бинет сказал ему: «Завтра я должен свидетельствовать в суде против вас. Но я не сделаю этого, не доставлю египтянам такого удовольствия. Я покончу с собой». За несколько часов до того, как его должны были доставить в здание суда, Меир вскрыл себе вены бритвой, которую спрятал в книге Торы — единственном, что тюремщики разрешили ему взять с собой в камеру. Он оставил письмо для Джейн, в котором написал: «Дорогая, у меня не осталось выбора. Это решение я принял совершенно сознательно, было невозможно дольше терпеть эти муки, душевные и физические... Я думаю о вас... Джейн, ты должна вновь выйти замуж, Мишели нужен отец, и я надеюсь, что вы проживете так, как мы вместе планировали. Я так много хотел сделать во имя нашего лучшего будущего, но мой единственный вклад в это будущее — Мишель... Я прошу, чтобы в мой день рождения вы посадили дерево в память обо мне. Обнимаю вас, пусть Всевышний дарует вам мир и радость. Простите меня...»

Поскольку Израиль решительно отрицал всякую связь с Меиром Бинетом, его тело было перевезено в Италию и захоронено в Риме. Только в 1959 году останки Бинета было тайно переправлены в Израиль и так же тайно преданы земле.

После Шестидневной войны девять евреев, приговоренных к пожизненному заключению после провала операции в Каире, были освобождены в рамках обмена пленными и встречены в Израиле как герои. И только имя Меира Бинета — человека, так много сделавшего для своей страны и ставшего невольной жертвой провала бессмысленной операции израильской разведки, было предано забвению.


Эфраим ГАНОР
НА ФОТО: Меир Бинет (слева) с другом.
«Новости недели» — «Континент»

Posts from This Journal by “Тайны израильских спецслужб” Tag

promo grimnir74 march 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…