?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Противорадиолокационные ракеты (ПРЛР) – управляемые ракеты «воздух-земля» (в некоторых случаях «земля-земля») с пассивной радиолокационной («пеленгационной») системой наведения. Данные ракеты специально созданы для борьбы с РЛС противника (будь то РЛС в составе ЗРК или батарей ЗА, артиллерийские РЛС или РЛС обзора воздушного пространства), могут использоваться и как вспомогательное оружие для поражения кораблей (имеющих по несколько РЛС). Данная статья посвящена данному виду оружия в ВВС Израиля.

AGM-45_06_A-4_No-356_140sqr.jpg


В полночь 07/08.08.70 вступило в силу прекращение огня между Израилем и Египтом, положившее конец Войне на Истощение. Перемирие было заключено на 3 месяца, реально продержалось до начала Войны Судного дня 1973 г. Сразу после вступления перемирия в силу, Египет продвинул в зону Суэцкого канала свои ЗРК, что было грубым нарушением условий прекращения огня. Израиль хотел немедленно отреагировать, но США начали дипломатическое давление, требуя этого не делать. Среди прочего, американцы пообещали качественно усилить мощь АОИ, в т.ч. и в вопросе борьбы с ЗРК, разрешив продажу Израилю ряда видов вооружений, ранее уже безуспешно запрашиваемых АОИ. Среди прочего, Израиль получил противорадиолокационные ракеты AGM-45A Shrike, первые прибыли в 1971 г. В АОИ данные ракеты получили название «Эгроф» (по данным «Джейнз» – «Эгроф Барзель» для AGM-45A и «Эгроф Нехошет» для AGM-45B).
17.09.71 египтяне сбили с помощью ЗРК С-75 (SA-2 Guideline) израильский самолёт электронной разведки Boeing 377 Stratocruiser («Анак»), летевший над Синайским полуостровом, в 22 км к востоку от канала. 7 членов экипажа погибли. В отместку на следующий день, 18.09.71, ВВС Израиля выпустили 12 «Эгроф» по РЛС египетских ЗРК. Однако египтяне выключили РЛС, в результате только 1 ракета попала в бетонное основание одной из антенн, причинив ей ущерб. 11 остальных разорвались на дистанциях от 1 до 5 км от целей.

Носителем «Шрайк» в Израиле были «Скайхоки», но в начале только модели А-4Е. Дело в том, что когда Израиль подписал договор на покупку первых «Скайхоков» (1966 г.), в производстве была модель A-4F, способная применять «Шрайк». Однако США отказались поставлять Израилю целый ряд систем и вооружений этого самолёта, в результате для Израиля была создана специальная модель А-4Н, среди прочего потерявшая способность запускать «Шрайк». А-4Н начали поступать на вооружение в декабре 1967 г. А 18.02.71 в Израиль прибыли первые подержанные А-4Е, они поступили на вооружение 116-я эскадрильи «hа-Канаф hа-Меофеф» («Летающее крыло») и 110-й эскадрильи «Абирей hа-Цафон» («Рыцари севера»). В последующем Израиль получил A-4N (с 1973 г.; версия A-4M Skyhawk II для Израиля) и подержанные A-4F (в последние дни войны 1973 г. и сразу после неё), они также могли применять «Шрайк». Во время войны Судного дня 1973 г. A-4N имела только 115-я эскадрилья «hа-Дракон hа-Меофеф»(«Летающий дракон»), A-4F же прибыли слишком поздно. «Фантомы» также были способны нести «Шрайк», но в рамках разделения задач между эскадрильями «Шрайк» использовали только «Скайхоки» (включая и последующие годы).

По-видимому до войны Судного дня Израиль успел получить и более совершенную модель «Шрайк», AGM-45B (хотя однозначно это не подтверждено). Обе модели (AGM-45А и AGM-45B) использовались в ходе войны, с минимальным успехом. Так, ранним утром 07.10.73 ВВС начали операцию «Тагар»по уничтожению системы ПВО Египта вдоль канала. План операции включал 4 волны ударов, в рамках второго (подавление зенитной артиллерии на подходе к ЗРК, выполнено 78 самолёто-вылетов) были выпушены 8 «Шрайк». В рамках третьего волны (удар по РЛС ЗРК) планировалось массовое использование ПРЛР. Однако, из-за ухудшения состояния на северном фронте, операция была прервана после второго этапа. В тот же день около полудня была начата операция «Дугман-5» по уничтожению системы ПВО Сирии. Операция провалилась, была уничтожена только 1 батарея С-125 (SA-3 Goa) и повреждена 1 батарея С-75 (SA-2 Guideline) ценой потери 6 «Фантомов», 2 лётчика погибли, 9 попали в плен. Известно, что уничтоженная батарея С-125 до бомбардировки была атакована «Шрайк» штурмовиком А-4Е 110-й эскадрильи. Более подробной статистики применения «Шрайк» в ходе «Дугман-5» и далее до конца войны нет, но известно, что Израиль получил дополнительные ракеты этого типа в рамках воздушного моста по доставке американских вооружений («Мивца Маноф», Operation Nickel Grass).

Сказались хорошо известные недостатки «Шрайк»: неспособность запоминать местоположение цели (отключение РЛС на короткое время сбивало наведение), узкая полоса сканируемых частот для каждой ракеты (каждая модель «Шрайк» имела более десятка модификаций, настроенных на разные частоты), маломощная БЧ (67 кг). Дальность ракет составляла 16 км (18-25 по другим источникам) для AGM-45А и 40 км (до 52 по другим источникам) для AGM-45B.

В 1975 г. США предложили поставить Израилю ПРЛР AGM-78 Standard ARM. «Стандард» умела запоминать направление на РЛС на случай её отключения, имела 97-кг БЧ и дальность стрельбы до 90 км. Однако, для её применения были нужны самолёты Wild Weasel, например – EF-4D или F-4G (последний был создан на базе F-4E и был в серийном производстве с 1978 г.). Израиль не собирался приобретать столь специализированные и очень дорогие самолёты, однако хотел получить ракеты. Решение было следующим: с одной стороны, на закупаемую в тот период Израилем последнюю партию F-4E (в рамках сделки Peace Echo V) была установлена система электронной разведки производства «Лораль» (Loral Electronics Corporation), с другой –  ракеты AGM-78 прошли специальную адаптацию на фирме-производителе (General Dynamics) по спецификациям ВВС Израиля.

В тот период (с 1973 по 1976 гг.) в серийном производстве была AGM-78D. Её система наведения была модернизирована таким образом, чтобы сделать ГСН более самостоятельной в настройках частот перед пуском, т.е. делать то, что на Wild Weasel делали системы самолёта-носителя. Нет данных, ухудшились ли при этот ТТХ ракеты (уменьшение БЧ, снижение дальности стрельбы). Известно только, что ракеты была гораздо дороже обычной AGM-78D, её цена составляла несколько сот тысяч долларов. Однако, в целом такое решение было значительно дешевле, чем содержание специализированной эскадрильи Wild Weasel. В Израиле ракеты получили название «Эгроф Саголь». После изготовления и серии испытаний в США, ракеты начали поступать в Израиль в 1976 г. и были готовы к боевому применению в 1977 г.

Новые F-4E вошли в состав 105-й эскадрильи «hа-Акрав» («Скорпион») на базе Хацор, ставшей 5-й и последней по времени формирования эскадрильей «Фантомов» ВВС. F-4E были на вооружении 105-й эскадрильи с 1975 по 1987 гг., а после её закрытия часть самолётов была передана 107-й эскадрильи «Абирей hа-Занав hа-Катом» («Рыцари оранжевого стабилизатора»), где продолжали службу до 1997 г. Именно 105-я (и далее 107-я) эскадрильи имели на вооружении ракеты «Стандард» (до их снятия с вооружения).

В 105-й эскадрилье был специальный курс («Курс hасаба») по применению «Эгроф Саголь», включающий теоретическое изучение ракеты, а далее тренировки к различным сценариям её применения. Имелся специальный тренажёр, проводились тренировочные вылеты с учебной версией ракеты.

Уже в начале 70-х гг., ещё до Войны Судного дня, в ВВС появилась идея запускать «Шрайк» с земли. Однако к работам приступили в разгар войны, по прямому указанию командующего ВВС генерал-майора Бени Пеледа. Разработка была завершена заводом МАБАТ из состава «Израильской Авиационной Промышленности» (IAI) за несколько дней до конца войны. Система получила название «Потифар» и представляла собой ПУ на 2 УР «Шрайк» на базе полугусеничного БТР. Однако, дальность стрельбы «Шрайк» с наземным пуском была крайне мала (11 км), что требовало от расчёта вести огонь с переднего края, а то и пытаться внедриться в оборону противника, задача почти самоубийственная. У расчёта практически не было времени на стабилизацию БТР на позиции и точное наведение направляющих – только добраться, запустить и скрыться. В любом случае, война закончилась и боевое применение «Потифар» не состоялось.

Практически тогда же началось создание более мощной системы, получившей название «Кахлилит» или «Килшон» («Трезубец»). Работы велись ВВС в сотрудничестве с «Израильской Военной Промышленностью» (IMI, ТААС). На этот раз «Шрайк» оснастили мощным стартовым ускорителем, отделяющемся после выработки топлива, через несколько десятков км полёта. Дальность выросла до 50 км (по другим данным – 50-70 км). Рельсовую ПУ на одну ракету разместили на базе «Шерман» (на фото виден литой корпус модели М4А1, скорее всего бывшие М-51). Первые испытания состоялись менее чем через неделю после начала работ, а вся разработка была завершена всего через несколько недель после окончания войны. За разработку «Кахлилит» совместная команда ВВС (Шабтай Дувдевани, начальник сектора боеприпасов в Техническом управлении штаба ВВС) и IMI (Даниэль Нервер) были награждены Премией безопасности Израиля за 1974 г.

После принятия на вооружение «Эгроф Саголь», для него также был разработан вариант с наземным пуском. На этот раз разработку вела фирма-производитель ракеты в США (General Dynamics), система получила название «Керес» («Крючок»), к концу 1976 г. прототип был готов. В 1977 г. 11 израильских военнослужащих выезжали в США для изучения системы. Позднее в США на полигоне вблизи Лос-Анжелеса проводились испытания, по 1 ракете в неделю (всего в США было проведено 5 испытательных пусков). Кстати, соседями израильтян по полигону были иранцы (напомню, до исламской революции 1979 г. Иран имел тесные связи и с США, и с Израилем), для которых испытывалась похожая, но более крупная система корабельного базирования с дальностью 130 км. AGM-78 была создана на базе корабельной ЗУР средней дальности RIM-66 SM-1, та, в свою очередь, имела корабельный вариант ПРЛР RGM-66D, таким образом вариант для Ирана по-видимому представлял собой некую адаптацию RGM-66D, уже состоящей на вооружении ВМС США. Иранцы видели израильскую систему, израильтяне – иранскую.

Первые испытания «Керес» в Израиле прошли до войны 1982 г. Проводило их подразделение испытательных полётов на полигоне ВВС. За запуском и полётом ракеты наблюдали 14 камер. Траектория ракеты отслеживалась. Принимались и записывались данные телеметрии. Анализ данных показал исправность всех систем на всех этапах пуска: прорыв передней и задней крышек ТПК, выход ракеты, раскрытие аэродинамических поверхностей, захват цели сразу после пуска, полёт к цели. Испытания прошли успешно, цель была поражена.

«Керес» был колоссальным шагом вперёд по сравнению с «Кахлилит». Кроме использования AGM-78 вместо AGM-45 со всеми преимуществами этой ракеты, «Керес» имел большую дальность, подвижность (грузовик вместо танка), расчёт ПУ составлял всего 4 человека. Батарея «Керес» состояла из нескольких ПУ и вагончика управления, принимающего разведданные и выдающий команды на пуск ракет (частоты конкретных РЛС, по которым будут применены ракеты, вводились на земле, до запуска).

«Кахлилит» сохранились на вооружении параллельно с «Керес», а вот «Потифар» были достаточно быстро с вооружения сняты.






По базе данных SIPRI, имели место следующие поставки AGM-45 и AGM-78 (все цифры примерные, да и годы поставок не совсем точные):

  • 100 AGM-45A, поставки в 1970-1971 гг.;

  • 300 AGM-45A, поставки в 1973 г. (помощь в ходе войны Судного дня);

  • 100 AGM-78, поставки в 1974-1976 гг., для F-4E и Keres;

  • 200 AGM-45A, поставки в 1975 г., включая для Kilshon;

  • 200 AGM-45A, поставки в 1978 г., включая для Keres (по-видимому речи идёт о AGM-78).



Во время войны 1982 г. наступил звёздный час противорадиолокационных средств АОИ. 9-го июня в ходе операции «Арцав-19» против ЗРК Сирии в Ливане, в рамках первой волны атаки в воздух поднялась вся 105-я эскадрилья – более 20 «Фантомов», на каждом по 2 ракеты «Стандард» каждый по РЛС ЗРК (итого более 40 ракет). Ракеты («более 30») были запущены с дистанции в несколько десятков км от целей, набрали высоту в 30,000 футов (более 9 км) и оттуда спикировали в сторону ЗРК.

Сирийские РЛС работали в режиме уклонения от ракет «Шрайк» (техника включения и отключения излучения РЛС), но против AGM-78 это не помогало. Лётчики 105-й эскадрильи сообщали о случаях их захвата РЛС и даже нескольких пусках ЗУР, но они были не эффективны и атаке не помешали. Параллельно с запуском «Эгроф Саголь»,  с земли  был нанесён удар несколькими десятками «Кахлилит» и «Керес». Далее ЗРК атаковали «Скайхоки» со «Шрайк», а для уничтожения ослеплённых ЗРК применялись УР и УАБ с «Фантомов» других эскадрилий, вёлся обстрел позиций ЗРК из артиллерии и РСЗО, а под конец «Кфиры» утюжили ЗРК ОФ и кассетными бомбами. «Арцав-19» прошла успешно, группировка ПВО была разгромлена без потерь израильской авиации.

В 1992 г. журнал ВВС Израиля публикует статью о «Керес», в 1993 – о «Эгроф Саголь», в 1994 – о «Кахлилит» и «Потифар». В том же 1994 г. в музее ВВС Израиля выставляются 2 ПУ «Кахлилит», а чуть позже и 1 «Керес». Это означало снятие этих систем с вооружения.

Далее ситуация с ПРЛР в ВВС Израиля не ясна. Например, ряд источников («Джейнз», Википедия) сообщал, что Израиль имеет AGM-88A HARM(«Келъа» т.е. «Праща» по «Джейнз»). Но за прошедшие 20 лет не появилось ни одной фото или однозначного подтверждения со стороны ВВС наличия у Израиля этих ракет. Нет их и в базе данных SIPRI.

В 1995 г. на вооружение ВВС поступила малогабаритная крылатая ракета «Далила» (Delilah) разработки и производства IMI. Сообщалось, что «Далила» имеет вариант ПРЛР STAR-1 (Delilah-AR). Но и это не подтверждено. То, что точно известно – в процессе разработки Израиль распространял дезинформацию, что «Далила» – ложная цель для дезориентации ПВО противника.

Что касается систем наземного пуска, то сообщалось о принятии на вооружение ВВС БПЛА IAI Harpy («Шион»; в последующем были разработаны Harpy-2 и Harpy-NG). По данным Википедии, ПУ на базе грузовик, по 18 БПЛА на каждом. Батарея включает 3 ПУ, таким образом в одном залпе может быть 54 Harpy. Возможен также пуск с корабля. Кстати, «Далила» имеет варианты Delilah-SL (ship-launched) и Delilah-GL (ground-launched) для пуска с морских и сухопутных ПУ, таким образом если STAR-1 на вооружении – и он может запускаться с морских и сухопутных ПУ.

Приложение: 153-я эскадрилья/дивизион

В статьях в журнале ВВС есть довольно много информации о подразделении, имевшем на вооружении ПРЛР наземного пуска, но его номер не указан. По данным сайта israeli-weapons.com речь идёт о 153-м дивизионе войск ПВО («Гдуд 153»), по сайту «Наhаляль» – о 153-й эскадрилье («Таесет 153») ВВС. Согласно israeli-weapons.com, вначале дивизион размещался на базе Пальмахим, затем – Рамат-Давид. Около 20 лет на вооружении стояли «Кахлилит» и «Керес», в 90-е им на смену пришёл БПЛА Harpy («Шион»). «Наhаляль» никаких подробностей о вооружении не сообщал, только упоминал существование эскадрильи на 03.02.05.

В конце 1973 – начале 1974 гг. было сформировано специальное подразделение для борьбы с ЗРК с использованием «Потифар» и «Кахлилит», первым его командиром был подполковник Меир Ливна, в то время – командир эскадрильи авиауправления («Таесет Теуфа») на одной из баз ВВС. Ливна подбирал в подразделение техников танков, электронщиков, специалистов по ЗРК, физиков и математиков.

После нескольких месяцев деятельности, в штабе ВВС решили упорядочить подразделение. Оно получило номер и постоянную базу. Появился новый командир, майор Ихиель Омри из войск ПВО, ранее командовавший батареей ЗРК «Хок». Перед ним стояло две основные задачи: превратить персонал подразделения в бойцов, привычных к работе в поле и наладить текущее обслуживание «Кахлилит» («Потифар» более не упоминаются, по-видимому в 1974 г. их уже сняли с вооружения). Омри позаимствовал методики обслуживания войск ПВО. Для каждого элемента комплекса (ПУ, ракета и т.д.) была подготовлена книга с инструкциями по техобслуживанию («Сефер Ахзака»).

Одна из центральных задач подразделения на протяжении всей его истории было сохранение тайны задач подразделения и используемых им систем. Даже на базе, где оно находилось, почти никто не знал, что это подразделение и чем занимается. Например, был случай, когда колонна танковых транспортёров прибыла на базу для перевозки «Кахлилит». Охрана на воротах не хотела их пропускать: «Это база ВВС, здесь нет танков». При выходе в поле подразделение было лишено каких-либо знаков, могущих связать его с ВВС. Даже звания офицеров на полевой форме использовались образца СВ (в отличии, например, от войск ПВО). Это создавало определённые трудности, например в вопросах снабжения. Подразделение скрывало, что оно является полевым, поэтому на складе базы было трудно добиться получения снаряжения, обычного для частей СВ: спальных мешков, тёплых курток («Дубон»). Доходило до покупки снаряжения в гражданских магазинах и разного рода импровизаций (например, сшить подобие спального мешка из 2 стандартных армейских одеял, «Смихот Скабиас»).

«Википедия» в своё время писала о наличии не менее 2 батарей «Кахлилит», по 5 ПУ в каждой. Журнал ВВС не сообщает число батарей, но говорит о 3 ПУ «Кахлилит» в батарее, персонал каждой батареи включал 50 человек. ПУ перевозились по дорогам под чехлами, на танковых транспортёрах. Ракеты с ускорителями везли на грузовиках отдельно и устанавливали на ПУ в районе развёртывания подъёмным краном (один на батарею). Позднее стали использовать грузовики с интегральными кранами, каждой ПУ придавалась своя транспортно-заряжающая машина, что резко сократило время подготовки батареи к стрельбе.

В конце 1974 г. подразделение сменило командира в третий раз. На этот раз во главе встал майор Элиэзер Яфе, лётчик связных самолётов, ранее занимавший штабную должность. По его словам, мотивация в подразделении была высокой, по-сути все были добровольцами (точнее, их направляли в подразделение, но тех кто не хотел там служить не удерживали). Техники ПУ были из Службы вооружений, привыкшие к работе с танками, для них служба в подразделении была подарком. Прапорщик подразделения, Бадани, был бывший танкист, потерявший 2 пальца в Войне Судного дня. Позднее он стал прапорщиком базы («РАСАР hа-Басис»).

Примерно раз в два месяца проводилась серия опытных стрельб, для изучения ТТХ ракеты. Испытания были достаточно дорогими, тем не менее разрешение давалось. Два раза в год, летом и зимой, проводились полномасштабные учения подразделения.

Пуск «Кахлилит» требовал высокой точности предварительного наведения на цель, поэтому как в артиллерии проводилось точная выверка положение ПУ, углы горизонтальной и вертикальной наводки направляющей. Метеосводка от ВВС приходила раз в 12 часов, поэтому в подразделении были собственные метеорологи для разведки погоды перед каждым пуском. Расчёты в тот период проводились вручную, с использованием вспомогательных таблиц, подготовленных на IMI, и калькулятора «Касио», вносились поправки с учётом погоды во всех слоях атмосферы, пересекаемых ракетой на траектории, поэтому процесс подготовки батареи к стрельбе занимал часы. Лишь затем в подразделении появился компьютер, да и тот – гражданский, плохо устойчивый в жарких условиях, с вводом программ с магнитной ленты.

В 1977-1979 гг. командиром подразделения был подполковник Яаков Шмуэли, штурман «Фантома. Его основной задачей стало принятие на вооружение «Керес». Всего было закуплено 5 батарей этих ракет. ПУ были на базе стандартного армейского 5-тонного грузовика M809A1 (3 ракеты в герметичных транспортно-пусковых контейнерах). Системы доставлялись в Израиль на кораблях, по прибытии шли тренировки расчётов, проводившиеся в высоком темпе, месяц на подготовку. К 1979 г. все 5 батарей были на вооружении.

Кто командовал подразделением в 1979-1982 гг. не указано, но во время войны в Ливане 1982 г. командиром был подполковник Реувен Решеф, также штурман «Фантома». Подразделение участвовало в войне, батареи разворачивались вблизи центральных дорог, по которым шли колоны войск, в результате данные попали в прессу. Тип ракет ещё не был рассекречен, в газетах появились сообщения, что используются некие ракеты «Зеев» (такие ракеты действительно была тогда на вооружении, но это – НУР малой дальности инженерных войск).

Для «Кахлилит» 09.06.82 стало единственным случаем боевого применения. Насколько это известно, целей она не поразила, а вот на счету «Керес» были попадания, включая в сирийскую РЛС на Голанских высотах. Хотя чётко это не сказано, можно понять, что «Керес» использовалась в Ливане несколько раз, не только в ходе «Арцав-19».

AGM-45_07_A-4_No-411_140sqr.jpg

AGM-45_05_A-4_No-399_140sqr.jpg

AGM-45_04_A-4.jpg

AGM-45_02_A-4_140sq_1981y.jpg

AGM-45_01_A-4.jpg

AGM-78_02_F-4E_and_ATAP-1000.jpg

AGM-78_03_Hatzerim.jpg
[источники]
Ссылки:

  1. Шмуэль Гордон «30 Шаот бэ-Октобер» («30 часов в октябре», 2008 г.).

  2. С целью попасть: переворот управляемого оружия, сайт ВВС, 06.12.18.

  3. С целью попасть, журнал ВВС номер 240, 01.04.18.

  4. Авиационное оружие ВВС Израиля, статья в Веб-Архиве.

  5. Потери ВВС Израиля в Ливане, статья в Веб-Архиве.

  6. АОИ на 1973 г. Часть 4. ВВС и ПВО, статья в Веб-Архиве.

  7. Подразделения БПЛА, статья в Веб-Архиве.

  8. Самолёты «Курнас», сайт merchav-aviri.org.

  9. Названия оружия «воздух-земля» в ВВС Израиля, обсуждение на Фреш.

  10. Операция «Арцав-19», обсуждение на Фреш.

  11. Наземные ПРЛР, обсуждение на Фреш.

  12. Операция «Арцав-19» на сайте «Маркия Шхаким».

  13. Операция «Маноф» на сайте «Маркия Шхаким».

  14. Самолёты «Скайхок» на сайте «Маркия Шхаким».

  15. Судьба ЛА ВВС на сайте «Маркия Шхаким».

  16. «Керес», первая публикация, журнал ВВС номер 86 (187), август 1992 г., стр. 5.

  17. «Эгроф Саголь», первая публикация, журнал ВВС номер 91 (192), июнь 1993 г., стр. 5.

  18. «Кахлилит» и «Потифар», первая публикация, журнал ВВС номер 96 (197), апрель 1994 г., стр. 18-21.

  19. Статья «Блеск Кахлилит», журнал ВВС номер 187, 21.06.09.

  20. «Кахлилит», статья Википедии.

  21. Harpy, Harop и ударные БПЛА IAI, обсуждение на Фреш.

  22. Взято у https://oleggranovsky.livejournal.com/223434.html

Posts from This Journal by “Оружие” Tag

promo grimnir74 march 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…