?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


В последние недели группа ультраортодоксальных евреев собирается перед наглухо закрытыми железными воротами, расположенными на примыкающей к Шхемскому шоссе одной из улиц – в квартале Шейх Джерах (восточный Иерусалим).

Они молятся и протестуют, стоя перед закрытыми воротами, а иногда вступают в спор с охранником-палестинцем, требуя дать им возможность зайти внутрь и помолиться. Охранник отказывается и, в свою очередь, отсылает их к тем, кто считается владельцем участка и отвечает за его состояние – французское консульство.

Эти протесты знаменуют собой еще один раунд долгого исторического поединка за контроль над одним из самых красивых и загадочных археологических памятников Иерусалима, который был закрыт для публики в течение многих лет. С одной стороны – стеной стоит французское правительство, с другой – ультраортодоксальные круги и правые.

Управление древностями поддерживает идею открыть для широкой общественности этот участок, но, с другой стороны, разделяет озабоченность французов: они опасаются, что это место может ожидать участь многих других археологических достопримечательностей Иерусалима, превратившихся из археологических и туристических в объекты для поклонения, объявленные святыми местами с соответствующим ритуалом, что «затемняет» историю и затрудняет доступ.


Могилы королей, которые находятся между зданием окружного суда и гостиницей «Американская колония», считаются одним из самых великолепных захоронений Иерусалима. Участок включает в себя тщательно продуманную погребальную пещеру со специальным механизмом блокировки проема с помощью камня, поворачивающегося вокруг своей оси. Огромный, высеченный в скале внутренний двор, вторая по величине резная лестница в Иерусалиме – больше той, что находится на Храмовой горе, – украшения, древний ритуальный бассейн для омовения (миква), цистерны для воды и многое другое.

Этот участок датируется временем Второго храма, и вопрос, кто именно здесь захоронен, трактуется в зависимости от различных традиционных предпочтений, а также всевозможных гипотез. Скажем, согласно одной из традиций, на этом участке покоится Калва Савуа, иерусалимский богач, у кого до сорока лет находился в услужении легендарный рабби Акива, или – по другой традиции – здесь захоронен Никодим Бен-Гурион, другой богач, живший во времена Второго храма.

Историк Иосиф Флавий утверждал, что на этом месте похоронена царица Елена, и некоторые ученые склонны доверять его версии.

В ходе раскопок в 1863 году французский археолог Фелисиан де-Сусси обнаружил здесь саркофаг, украшенный надписью «Цадан Малката», что подтверждало предположении о захоронении царской семьи.

Данное захоронение приобрело известность в конце XIX века, и среди тех, кто здесь побывал, были немецкий кайзер Вильгельм II и Теодор Герцль.

Участок с королевским захоронением тесно переплетен с историей археологии в Эрец- Исраэль. Раскопки, которые вел де-Сусси, считаются отправной точкой современных археологических изысканий, проводившихся на Земле Обетованной. Кроме того, это – первые раскопки, проведенные официально: турецкий султан выписал археологам «лицензию на раскопки».

Вместе с тем, это место отличает еще одна особенность: здесь евреи впервые восстали против ведущихся раскопок.

«Помимо того, что впервые археологи работали здесь официально, так же впервые евреи выразили протест против того, чтобы кто-то потревожил покой еврейских королей», – говорит исследователь, доктор Дотан Горен. По его словам, после того, как религиозная община Иерусалима подняла бунт по этому поводу, и евреи – в какой-то степени – оказали давление на султана, раскопки были заморожены. Но де-Сусси – к ужасу общины – выкопал каменный гроб, доставил его в порт Яффо, а оттуда – морским путем – в Париж; и по сей день этот королевский саркофаг можно увидеть в Лувре. Несколько лет назад он демонстрировался на временной экспозиции в Музее Израиля.

Сегодня израильские религиозные круги предъявляют свои права на участок с захоронениями не только на сугубо эмоциональной основе, а руководствуясь определенными событиями, которые произошли уже после завершения раскопок: в 1878 году женщина по имени Берта-Амалия Бертранд, еврейка, жившая во Франции и связанная с семьей еврейских банкиров Перейра, приобрела место захоронения у его арабских владельцев.

Свое приобретение Бертранд посвятила тогдашнему главному раввину Парижа, упомянув, что речь идет о «вечном еврейском владении, защищенном от любого осквернения и передачи иноземцам». Через восемь лет один из ее наследников подарил участок французскому правительству.

Процесс дарения сопровождался подписанием соглашения между правительством Франции и семьей Бертранд, согласно которому французская сторона обязалась выполнить ряд условий. Одно из них обязывало новых владельцев установить специальную мемориальную доску с надписью на иврите, арабском и французском языках, обозначающую место захоронения царей Иудеи. Эту доску, сделанную из меди, и по сей день можно увидеть на стене здания, куда надо войти, чтобы попасть к царским могилам.

Нет каких-то особых доказательств, свидетельствующих, что это место использовалось для молитв и паломничества; скорее, его можно считать вторичным по отношению к другой святыне, расположенной неподалеку – пещере Шимона-праведника. Так или иначе, но после 1948 года объект с захоронениями остался на территории Иордании.

«Он был позабыт и заброшен, и некому было вообще напомнить о его существовании», – говорит доктор Горен.

После 1967 года французское консульство в Иерусалиме по-прежнему управляло этим местом, и оно было открыто за символическую плату. Около десяти лет назад консульство вместе с палестинской организацией Yevus, которая выступает за бойкот Израиля, провели там концерт.

Возможно, это обстоятельство пробудило интерес к забытому кладбищу и в 2014 году, согласно решению раввинатского суда по святым местам, Ицхаку Мамо и Яакову Зальцману было поручено выступить в качестве «шлухей бет ха-дин» («судебные исполнители»), чтобы разобраться с вопросом захоронений. Уже через год Мамо и Зальцман подали иск в раввинатский суд против правительства Франции, требуя передать объект в руки религиозной общины.

Иск вызвал нешуточный скандал, причем в нем оказался замешан, помимо французского консульства, еще и израильский МИД, вставший на сторону французов. Он направил в раввинатский суд письмо, в котором указывалось, что, согласно Венской конвенции, которую также подписал Израиль, консульство Франции не подчиняется решениям раввинатского суда. Кроме того, свои претензии высказал израильскому МИДу и французский МИД.

На сторону французов встал и юридический советник правительства, который представил в раввинатский суд заключение, что до сих пор неясно, следует ли это место считать «иудейской святыней», поскольку оно было освящено всего лишь главным раввином Франции, но не по решению раввинатского суда в Иерусалиме, имевшего право фиксировать «святость» тех или иных объектов во время османского правления. В результате, иск был отклонен, а французы ничтоже сумняшеся объявили объект закрытым под предлогом проведения там ремонтных работ, и долгое время попасть туда не представлялось возможным.

Как утверждают представители французского консульства, на ремонт было потрачено около 900 тысяч евро, включая сооружение стального каркаса для укрепления основного здания в случае землетрясения, строительство новых террас и работы по консервации.

В сентябре французы информировали израильский МИД, что ремонт завершен, и объект вновь может быть открыт для обозрения, однако поставили два условия: во-первых, Израиль официально признает право собственности Франции на захоронение, во-вторых, с израильской стороны не будет выдвинуто никаких новых требований. МИД не дал однозначного ответа, сообщив, что вопрос обсуждается. Однако, доступ к захоронениям так и не было открыт, что вновь вызвало волну протестов со стороны ультрарелигиозных кругов.

Короче говоря, нашла коса на камень.

Французы опасаются, что захоронение станет местом поклонения евреев, которые превратят его в собственное владение под французским флагом, что сильно осложнит их отношения с палестинцами.

Директор иерусалимского отделения Управления древностей доктор Юваль Барух боится, что «свято место пусто не бывает», а когда это происходит и археологический объект объявляется святым, то, в первую очередь, от этого проигрывает археология. По его мнению, такое уже не раз бывало, и в качестве примера он привел несколько археологических объектов в Старом городе Иерусалима, которые стали культовыми как для евреев, так и для христиан.

Нир Хасон, «ХаАрец»,

Posts from This Journal by “Археология” Tag

promo grimnir74 march 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…

Comments

Игорь М
Dec. 28th, 2018 10:52 pm (UTC)
По моему, Франция боится исключительно обострения со своими любимыми арабами. Иначе бы давно открыла бы участок или бы передала его Израилю.

Что же до молитв на участке захоронения известных лидеров - это обычная еврейская практика, сочетающая поминовение с прикосновением к истории и молитвой.