Алексей С. Железнов (grimnir74) wrote,
Алексей С. Железнов
grimnir74

Category:

Сражение у Китим Аль-Нияма - Долина Слёз для иорданской армии



Вы никогда не задавались вопросом - как бы сложились сражения арабо-израильских войн, если бы на месте евреев оказались … другие арабы? На что это было бы похоже, и чем закончилось?

Арабо-арабских войн в современной истории было не так много. Тем более — войн современных, интенсивных, с наличием у обеих сторон авиации и современных средств связи. Обычно вспоминают египетско-ливийскую войну 1977 года, продлившуюся целых четыре дня. Иногда — ирано-иракскую, но там один из противников арабской страной никогда не являлся, хотя и успешно деградировал в ходе войны до уровня средней Ливии. Были еще многочисленные вторжения египтян в Йемен, Саддама в Кувейт, но это всё больше проходило или на избиение младенцев, или на противопартизанскую операцию. Иногда - одновременно, причём в роли младенцев не всегда были партизаны (см. хуситы vs Саудовская коалиция). Нас же интересует немного другое.

Двухдневное сражение в долине Рамты в северной Иордании было примером столкновения двух современных арабских армий. В отличие от Карамэ, иорданцы показали себя с худшей стороны. Впрочем, сирийцы тоже отожгли ...

Черный-черный сентябрь

Дело в том, что в сентября 1970-го года сирийская и иорданская армии практически повторили «в миниатюре» сюжет одного из наиболее драматических ближневосточных сражений — так называемой «Битвы в Долине Слёз", случившейся в начале войны Судного дня в 1973-м году на Голанах. Пусть повторили и в меньшем масштабе - трёмстам сирийским Т-55 и примерно 16 тысячам солдат противостояли два иорданских танковых батальона (около 100 «Центурионов») и пехотная бригада "Халид ибн Валид».

С чего все началось? 1 сентября 1970 года Народный фронт освобождения Палестины решил освободить Иорданию от остатков стабильности и здравого смысла, и совершил покушение на короля Хуссейна ибн-Талала. Покушение провалилось, но дало начало восстанию, ставшему известным как «Черный сентябрь». 6 сентября НФОП угоняет четыре самолёта, три из которых переправляются в Амман. Попытка угнать пятый провалилась — Боинг израильской авиакомпании «Эль-Аль» оказался слишком сложной целью. Командир корабля успел отправил самолёт в пикирование, после выхода из которого экипаж и пассажиры сумели застрелить одного террориста и обезвредить другую. В других самолёта не было толпы брутальных евреев и пилота-психа, террористы сопротивления не встретили и благополучно приземлились в аэропорту Аммана.



Угнанные самолёты (Википедия)

16 сентября король Хуссейн объявляет военное положение, и в стране начинается гражданская война. Иорданский генштаб не ожидал серьёзного сопротивления от «кучки боевиков с ручным оружием», и рассчитывал на быструю победу. Ещё одной проблемой были сирийцы — давние противники хашимитского королевства. Для иорданцев было очень желательно, чтобы они не успели придти на помощь боевикам Арафата. По словам бригадного генерала Эль-Эдруса, план был "48-часовым блицкригом». 17 сентября противостояние стало «горячим» — 60-я танковая бригада (двумя годами ранее отлично проявившая себя в боях с израильтянами под Карамэ) вошла в Амман и атаковала позиции палестинцев в старом городе и лагерях беженцев. Её поддерживали части 4-й механизированной дивизии и 1-й пехотной бригады. За каким-то чёртом, иорданцы отправили пехоту штурмовать менее плотно застроенные южные пригороды Аммана, а старый город с его узкими улочками и безумной застройкой отправились штурмовать танки и бронетранспортёры. Для полноты ощущений, иорданцы отправили танки впереди пехоты практически без поддержки. Результат оказался немного предсказуем — теперь кроме баррикад, Старый город перегораживали сгоревшие остовы иорданских танков. В то-же время, 1-я пехотная дивизия сравнительно легко зачистила застройку на юге Аммана. Неожиданный результат, не правда ли?

Сирийское вторжение

Но ещё хуже ситуация складывалась на севере Иордании. Там располагались 2-я пехотная и 40-я танковая армейские бригады. Им противостояли несколько тысяч палестинских федаинов, занявших Ирбид, ар-Рамту и Айлюн (см. карту ниже). Атаку на севере иорданцы планировали синхронизировать со штурмом в Аммане, по-этому войска двигались очень медленно. У палестинцев было достаточно времени, чтобы укрепиться вокруг своих лагерей, отбить первые атаки — и взять контроль над большинством крупных городов северной Иордании.



Сирийское вторжение в Иорданию (Википедия)

Другой проблемой иорданцев был тот факт, что значительная часть их собственной армии состояла из палестинцев. В ходе войны из неё дезертировали порядка пяти тысяч солдат и офицеров, нередко — прихватив с собой тяжелое вооружение, столь нужное федаинам. В некоторых случаях, бежали или уходили в отставку ключевые фигуры армии, не согласные с политикой короля. К примеру, на третий день операции снял с себя полномочия командир 2-й пехотной дивизии, симпатизировавший НФОП. К их чести, большинство палестинцев оказались верны королю Хуссейну, и ни одно подразделение в итоге не дезертировало целиком — даже из тех, в составе которых палестинцы были этническим большинством. Но в ходе восстания это было совсем неочевидно.

Но кое-что для иорданцев было похуже провала штурма Старого города и вала дезертиров. На второй день войны, Сирия решилась на интервенцию, «от имени палестинского народа».

Кроме сирийцев, в Иордании находились 17 000 иракских солдат, симпотизировавших палестинцам, но в Багдаде решили не вмешиваться, и они вернулись домой к началу октября — правда, не без инцидентов.

Основой ударной силой сирийцев была 5-я пехотная дивизия, в составе которой были две танковых бригады, уже находившаяся в Иордании усиленная пехотная бригада бойцов НФОП, и части сирийских Коммандо. Сирийцы буквально смяли малочисленные соединения иорданцев, и вскоре соединились с палестинцами в Ирбиде. Король Хуссейн и его штаб предполагали сначала навести порядок в Аммане, а потом уже разобраться с сирийским вторжением. Более того, один из механизированных батальонов 40-й танковой бригады был отозван в Амман для усиления понёсшей тяжелые потери 4-й механизированной дивизии. Сначала Амман - потом северная граница — думали в штабе бывшего Арабского легиона.

У сирийцев было другое мнение. 20-го сентября сирийская пятая пехотная дивизия начала наступление на юг. На Амман.

Хуссейн быстро понял, чем это может закончиться, и отправил им навстречу 25-ю пехотную бригаду «Халид ибн Валид» и два батальона «Центурионов», оставшихся от 40-й механизированной бригады. Всего — около 100 машин. К тому моменту сирийцы буквально смяли роту «Центурионов» у старого полицейского поста в районе Рамты (10 километров восточнее Ирбида, см карту выше). До Аммана им оставалось около 60 километров.

Поздно вечером 20-го сентября иорданская армия заняла позиции на юге от ар-Рамты (около 20 километров от сирийской границы), блокируя сирийское наступление. Утром 21-го сентября, сирийцы атаковали.

Битва у хребта Китим-ан-Нияма

Иорданцы расположили свои силы своего рода двумя линиями - танки находились впереди, у стратегически важного перекрёстка дорог Рамта-Амман и Ирбид-Марфак. Пехота заняла позиции на следующем за ними хребте, образующим южную часть долины Рамты — собственно, Китим-ан-Нияма.

Первая сирийская атака началась рано утром 21-го сентября. Сирийцы просто давили массой, и вскоре командир иорданских танкистов решил отступить к позициям 25-й бригады, оставив перекрёсток сирийцам. Сообщение между Ирбидом и основными силами 5-й сирийской дивизии было открыто.

Сирийцы не применяли сложных тактик и манёвров. Они просто реализовали своё численное превосходство (приблизительно 3 к 1) во фронтальной атаке. Иорданцы также не пытались маневрировать, атаковать сирийские фланги или просто менять позиции — или любым другим способом осложнить сирийцам жизнь. Они просто стояли и стреляли. И если для израильтян на Голанах такая тактика была оправданной (и то, не всегда), то здесь всё это выглядело странно ... Иорданцы рассчитывали на больший убойный радиус и большую точность своих 105-мм английских пушек. Фактически, несмотря на превосходство в точности и дальности, иорданцы показали себя ужасно — им удалось подбить всего десять (!) Т-55, потеряв 19 «Центурионов». Не знаю, то ли своего Януша Бен-Галя не хватило арабам, то ли просто точность — не самая сильная сторона подготовки наводчиков в Иордании.

Сирийцы тоже отличились. Прекрасно видя, что позиции иорданских танкистов свободны от вражеской пехоты, они предпочли не использовать собственную пехоту с большим количеством противотанкового вооружения, а положиться на танки. Поддержка артиллерии (а она была у обеих сторон) также оставляла желать лучшего - обе стороны её просто не заметили.

К концу дня 21-го сентября стало понятно, что сирийская армия одерживает победу. Несмотря относительно небольшие потери (около четверти «Центурионов»), в Аммане началась паника. Хуссейн был уверен, что скоро сирийцы уже будут в столице. Он обратился к американцам и британцам. Последние резко отказались, и выступили против любого участия третьих стран в войне. В испуге, Хуссейн обратился в Вашингтон, прося о вмешательстве Израиля (!!!). Израильтяне ответили, что, в принципе, не против, надо лишь прояснить позицию СССР по этому вопросу. Киссинджер успокоил его — если нужно, США будут не против такой интервенции.

Утром 22-го сентября иорданцы решают бросить в бой против Сирии свою авиацию. Что им помешало сделать это раньше? Два фактора.

Во-первых, иорданцы предполагали, что если их авиация вмешается, то и сирийская — тоже примет участие. Сирийцы сильнее — значит, у них будет преимущество.

Во-вторых, основная база ВВС Иордании в тот момент — находилась в районе Мафрака, приблизительно в 35 км от места сражения на юго-восток. Проблема была в том, что там же находились бригада иракской 3-й танковой дивизии, о которой я писал чуть выше. По идее, она должна была оказать иорданской армии поддержку в случае очередной войны с Израилем. Теперь же из друга они превратились ... ну, такое. Не во врага, но и не союзника. Более того, кроме иракцев вокруг авиабазы были и враждебные федаины, что вносило массу бардака. Основные склады с боеприпасами находились в 5 километрах от ВПП, так что и их доставка была не простой задачей.

21-го сентября иракские войска обстреляли четвёрку иорданских «Хантеров» взлетавших с Мафрака. Аналогично, обстреляли их и при посадке. После полудня, всё повторилось — иракцы обстреляли взлетавшее звено визуальной разведки. После того, как об этом доложили королю Хуссейну, тот в возмущении позвонил в Багдад. Вице-премьер Ирака Хардан Такрити предложил ему неожиданное решение … вывести иорданские самолёты с Мафрака (!). Да, с собственной авиабазы. Ну а что — предотвратить обстрелы он всё равно не сможет, особенно если солдаты решат, что их атакуют (это цитата). Ну, отчасти их можно понять — после 67-го года у арабских солдат где-то на уровне подсознания было заложено, что если самолёт летит — значит в нём еврей, а если горит - значит в нём араб (был). Но евреев тут не было даже близко …

Иорданцам ничего не оставалось, кроме как согласиться. 21-го сентября их авиация перебазировалась южнее, на авиабазу Н-5, оставив поле боя без поддержки. Однако самолёты над ним всё-же появились - и это было совсем не иорданские «Хантеры»…

Это были израильские «Скайхоки» ТА-4, двухместные, визуальной разведки. Практически невооруженные, они не стреляли и не бомбили, однако сыграли роль куда большую, чем может показаться. Появление израильтян успокоило Хуссейна и его генералов — теперь они были уверены, что американцы на их стороне. Страх перед вмешательством сирийских ВВС тоже прошел. Сирийцы для иорданцев были страшным противником — но на всякую большую рыбу найдётся хищник покрупнее. И глаза этого хищника, в лице пары «Скайхоков», уже обратились к полю боя в долине Рамты.

Сирийцы не рискнули вмешиваться.

Звездный день Королевских ВВС

На следующий день, 22-го сентября, сражение продолжилось. Сирийцы бросили все силы на штурм иорданских позиций на хребте. Однако в этот раз у иорданцев был козырь.

Королевские ВВС в полном составе вступили в сражение, бросив на время окрестности Аммана.

«Королевские ВВС» — звучит гордо, но фактически они представляли собой две дюжины британских «Хантеров» — устаревших истребителей-бомбардировщиков второго поколения. Иорданские «Старфайтеры» в количестве 26 штук патрулировали небо над страной, но в бои не вмешивались.



Иорданский "Хантер», 1971

Первая пара "Хантеров» атаковала сирийскую колонну, двигавшуюся в сторону хребта, рано утром 22-го сентября, выведя из строя несколько танков. Внизу завязался бой — пока на больших дистанциях. Через пол часа над полем боя появилась восьмёрка иорданских штурмовиков, за ней — ещё одна. Атака с воздуха была неожиданностью и внесла сумятицу в ряды атакующих.

Тут же выяснилось, что штатные сирийские средства ПВО танковой дивизии остались в Сирии (!!!) — предполагалось, что иорданцы не рискнуть связываться с авиацией могущественного северного соседа.

Ближе к полудню «Хантеры» вернулись — теперь их пилоты точно знали, что происходит внизу. Если вы думаете, что у иорданцев были авианаводчики - вы ошибаетесь. Пилоты «Хантеров» просто расспрашивали своих предшественников, вылетавших раньше. Те, в свою очередь, расспрашивали уже вернувшихся перед новым вылетом. И так далее.

Сирийцы остановились, ввязавшись в бой с «Центурионами» на больших дистанциях, где те имели явное преимущество, и попытались перегруппироваться. В этот момент им на голову обрушились ещё полторы дюжины «Хантеров». Сирийцы начали беспорядочно отступать к границе. Из Дамаска приказали отправить в Иорданию ещё одну танковую бригаду — правда, к тому моменту, как она пересекла границу, уцелевшие сирийские части было практически невозможно «развернуть».

Сирийские потери за оба дня сражения составили 62 танка, 60 БТР, десятки грузовиков и около 600 человек убитыми, из которых ВВС уничтожили примерно половину. Сами эти потери не были не столь катастрофическими (на Голанах в 73-м сирийцев они не остановили), но моральный дух танкистов был подорван окончательно. Поздно вечером 22-го сентября сирийские части начали покидать Иорданию.

Королевские ВВС совершили более 200 вылетов. Большинство из 25 имевшихся у них пилотов за день вылетали 4 и более раза. Всего один «Хантер» был сбит огнём с земли, его пилот, Самир Шурафа, попал в плен и вернулся домой в 71-м году.

Почему сирийские ВВС не вмешались? Асад боялся реакции США и Израиля, с которым он исключительно сильно не хотел в то время столкнуться, прекрасно понимая слабость своих лётчиков. В конце концов, столкновение с Израилем того не стоило.

Война закончилась.

Король Хуссейн отстоял свой трон, НФОП во главе с Арафатом были изгнаны в Тунис.

Иорданская армия изменила свою тактику после провалов первых дней, и успешно зачистила Амман, Ирбид и лагеря беженцев.

Иорданская 40-я танковая бригада через три года снова встретилась с сирийской 5-й пехотной. Правда теперь они были на одной стороне. Бывшие противники, теперь они в одном строю сражались с израильтянами в южной Сирии.

«Хантеры» вскоре списали, из некоторых получились памятники.

Но это была уже совсем другая история.




[источники]

Источники:

1) Arabs at War: Military Effectiveness, 1948-1991 By Kenneth Michael Pollack

2) Arab MiGs Volume 4 By Tom Cooper, David Nicolle etc.

3) http://www.skywar.ru/jordinc.html

4) Источник фото — википедия
Автор - Артем Наливайко https://vk.com/@2676363-kitim-al-niyama-dolina-slez-dlya-iordanskoi-armii

Tags: Ближний Восток, История и культура
Subscribe

Posts from This Journal “Ближний Восток” Tag

promo grimnir74 март 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments