?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Картинки по запросу сталинисты в  израилеС момента образования Государства Израиль здесь было множество сторонников Советского Союза в целом и сталинского режима в частности. Лагерь пламенных сталинистов составляли израильские коммунисты, партия которых в конце 1940-х — начале 1950-х находилась в зените активности, но главным образом — представители Объединенной рабочей партии МАПАМ. (Эта партия четкой социалистической направленности возникла на базе движения «Шомер а-цаир», ее активисты свято следовали заветам Маркса и Ленина и превозносили Сталина с его идеологией тоталитаризма.) Коммунисты и социалисты настаивали на укреплении связей Израиля с Советским Союзом, который, как они справедливо утверждали, избавил Европу и весь мир от коричневой чумы, разрушил нацистские концлагеря и весомо поддержал в ООН право евреев на собственное государство.

Прозрение наступило (а точнее было бы сказать, началось) 20 ноября 1952 года, когда был вынесен приговор по так называемому делу Сланского. Этот судебный процесс в Чехословакии, названный по имени генерального секретаря компартии Чехословакии Рудольфа Сланского (настоящая фамилия — Зальцман), явился продолжением сталинских процессов 1930-х годов и звеном в цепочке аналогичных судебных мероприятий, волной прокатившихся по странам послевоенной Восточной Европы, с «тяжелой» руки Сталина перешедшим под знамена коммунизма. Судили Кочи Дзодзе в Албании, Трайчо Костова в Болгарии, Ласло Райка в Венгрии. Процесс Сланского выделяется среди подобных как тяжестью обвинений, выдвинутых против его фигурантов, так и жестокостью вынесенных судьями приговоров. Но главное отличие процесса — выраженная антисемитская направленность, о чем свидетельствуют национальность большинства подсудимых (лишь 3 из 14 обвиняемых не были евреями) и характер обвинений.

Естественно, процесс Сланского вызвал колоссальный общественный резонанс в Израиле, и не в последнюю очередь потому, что среди большой группы евреев, задержанных в рамках процесса, были два израильтянина, находившиеся в то время в Чехословакии. Один — Мордехай Орен, известный функционер партии МАПАМ, другой — Шимон Оренштейн, частный предприниматель, который в свое время был торговым атташе Израиля в Праге и во время Войны за Независимость закупал у чехов оружие для ЦАХАЛа. Очень скоро выяснилось, что участие Орена и Оренштейна в процессе должно было послужить обвинению доказательством «сионистского следа» в деле Сланского и его товарищей по несчастью. В результате большинство свидетелей были также привлечены к делу и приговорены к длительным срокам заключения. Некоторым несказанно повезло: их отпустили без предъявления обвинений. Забегая вперед, заметим, что все осужденные в рамках процесса Сланского были позднее полностью реабилитированы.

Обвинительное заключение по делу Сланского и группы его соответчиков, видных деятелей компартии Чехословакии и правительственных чиновников, — образец чисто большевистской антисемитской риторики, характерной для сталинского режима. «Изменники», «троцкисты», «сионисты», «буржуйские выкормыши», «националисты», «враги народа, стремящиеся подорвать основы демократии, равенства и братства в социалистической Чехословакии» — вот лишь некоторые из эпитетов, которыми пестрели страницы протоколов судебных заседаний. Обвиняли Сланского и его товарищей в заговоре с целью свержения коммунистического режима и реставрации капитализма.

Обвинение Рудольфу Сланскому и остальным подсудимым было вынесено 27 ноября 1952 года. Последнее судебное заседание, в лучших традициях коммунистической пропаганды, транслировалось по радио в прямом эфире.

Все они признали свою вину и дали подробные показания, в чем, собственно, трудно было бы сомневаться: сотрудники «органов» умели развязывать допрашиваемым языки. Суд признал всех 14 привлеченных по делу лиц виновными в совершении инкриминируемых им преступлений: государственной измене, выдаче военных тайн, подрывной деятельности, экономическом саботаже и вредительстве, покушении на жизнь партийных и государственных вождей и т.д. 11 человек, включая Сланского, были приговорены к смертной казни через повешение. Приговор привели в исполнение 4 декабря, через неделю после его оглашения. Трое — заместитель министра иностранных дел Артур Лондон, его предшественник на этом посту Вавро Гайда и заместитель министра внешней торговли Эвжен Лебл — отделались пожизненным заключением.
Позже один из ближайших друзей Рудольфа Сланского рассказал о том, как был обставлен его арест:
«В тот вечер Рудольф и его жена Йосефа были приглашены на торжественный ужин к премьер-министру Антонину Запотецкому, заместителем которого Сланский оставался уже после того как несколько месяцев назад был снят с поста генерального секретаря компартии Чехословакии. Ужин давался в честь делегации высокопоставленных советских чиновников, которые завершали визит в Прагу. Запотецкому было приказано задержать Рудольфа после окончания ужина как можно дольше и, как только он отправится домой, сообщить, куда следует. Тем временем сотрудники службы госбезопасности проникли в квартиру Сланских и, едва супруги переступили порог, скрутили Рудольфа и увели его. Следом отправилась Йосефа».

Знакомая картина, не правда ли?.. Процесс Сланского оказал очень мощное влияние на левое политическое движение в Израиле. Арест Мордехая Орена и выдвинутые против него беспочвенные обвинения потрясли израильских социалистов и коммунистов до глубины души, изрядно поколебав их веру в справедливость сталинской идеологии.

Тот факт, что коммунистический режим, образно выражаясь, превратил своего пламенного адепта в презренного шпиона, отрезвил многих в партии МАПАМ и даже вызвал раскол в левом движении: кое-кто утверждал, что это просто ошибка, которая рано или поздно будет исправлена, а идеология тут ни при чем. Другие начали понимать, что процесс Сланского, в жернова которого попал и Мордехай Орен, сфабрикован от начала до конца с целью опорочить сионизм и в очередной раз подогреть ненависть к евреям. Спор между двумя лагерями достиг точки кипения, когда двое видных представителей партии МАПАМ, депутаты Кнессета д-р Моше Снэ (отец нынешнего замминистра обороны Эфраима Снэ) и Яаков Рифтин, публично оправдали действия коммунистических режимов и решили перейти в компартию. Достаточно скоро Рифтин пересмотрел свою позицию и возвратился под знамена МАПАМа. Снэ же со временем приобрел огромное влияние в Коммунистической партии Израиля, стал главным редактором партийной газеты «Коль а-ам» и в этом качестве написал скандальную статью под заголовком «Национальный вопрос в свете марксизма-ленинизма» — о своей личной трансформации из либерального сиониста в идейного коммуниста.

В 1965 году компартия Израиля (МАКИ) окончательно раскололась, часть ее активистов-евреев и все активисты-арабы сформировали новую партию — Новый коммунистический список («А-Решима а-коммунистит а-хадаша», РАКАХ). Моше Снэ остался в МАКИ и до самой своей кончины 1 марта 1972 года представлял ее в Кнессете. Время от времени спокойное течение дебатов в зале парламентских заседаний оглашалось его жаркими перепалками с премьер-министром Давидом Бен-Гурионом, который, впрочем, всегда утверждал, что с д-ром Снэ и его товарищами-коммунистами спорить бессмысленно, их идеи просто следует игнорировать. Что Старик и делал.

Из партии МАПАМ примерно тогда же, в середине 1960-х, вышли все те, кто осознал, что сталинский режим носит ярко выраженный антиеврейский, антисионистский и антигуманный характер, что сталинская идеология безумна и бесчеловечна по своей сути. Лидером разочарованных были Игаль Алон и Исраэль Галили, основавшие партию «Ахдут а-авода» — «Трудовой союз», которая опиралась на социалистическую платформу и при этом проводила активную антиарабскую политику. Как говорили их бывшие соратники по МАПАМ, Алон и Галили «рассматривают арабский вопрос через прицел ружья».

А что же Мордехай Орен? В 1955 году он был освобожден из тюрьмы, где содержался в очень суровых условиях. Казалось бы, ему впору было разочароваться в коммунистическом режиме, ан нет: Орен остался его сторонником и не уставал повторять, что тяжелые впечатления, которые он вынес из чехословацких застенков, не поколебали его веру в справедливость избранного коммунистами пути.

В 1955 году партия МАПАМ впервые вошла в коалицию, возглавляемую Бен-Гурионом, который, как уже было отмечено, не только игнорировал их идеи и мнение, но вообще считал коммунистов угрозой для Государства Израиль. Причиной согласия включить МАПАМ в состав коалиции был страх перед набирающей популярность партией «Ахдут а-авода» под руководством Игаля Алона, которого Старик всегда считал одним из своих самых опасных политических соперников. И когда на парламентских выборах 1955 года «Ахдут а-авода» получила десять мандатов, Бен-Гурион поспешил заключить коалиционное соглашение с партией МАПАМ, оставив Алона и его однопартийцев за бортом. Правда, Старик наказал возглавлявшему тогда ШАБАК Исеру Харэлю не спускать глаз с функционеров МАПАМ, и исполнительный Харэль поставил их на прослушку. Благодаря этому, в 1958 году был разоблачен советский шпион Аарон Коэн, член партии МАПАМ, передававший важную государственную информацию сотрудникам посольства СССР в Израиле.

Впрочем, это не помешало представителям партии МАПАМ принять и развить идеологию братства между евреями и арабами, сблизиться с арабской общиной Израиля и включить в свой предвыборный список, а потом и провести в Кнессет первого депутата-араба. Только в 1961 году Бен-Гурион решил больше не рисковать и создал правительство без участия МАПАМа.

Эфраим ГАНОР

Posts from This Journal by “Израиль” Tag

promo grimnir74 march 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…

Comments

kitaez19
Oct. 13th, 2018 07:10 pm (UTC)
ну вот, оказывается и среди евреев попадаются идиоты?
grimnir74
Oct. 14th, 2018 06:29 am (UTC)
Конечно и не мало