?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Итак наконец вся семья Нисановых собралась вместе - мать Шушанна пользовалась всеобщим уважением, за свою доброту и заботу. Брат Цви настолько прочно вписался в Ха-Шомер, что ему даже доверили быть наездником первой скаковой лошади приобретённом шомерниками за 15 наполеонов (деньги по тем временам совсем немалые). Да и личной жизни самого Йехезкеля произошло важное событие - Ривка забеременела. Короче казалось что жизнь начинает понемногу устраивается, но судьба снова сделала резкий поворот, на этот раз самый трагический и бесповоротный.

Бойцы "Ха-Шомера"

800px-Ha-shomer

Шомеровцы всегда были авангардом ишува, и долго не задерживались на обжитом уже месте. По этому когда понадобилось освоить самый первый участок земли в Изреэльской долине (Эмек Израэль) купленный евреями- это снова поручили именно им. Отряд первых поселенцев, из двадцати человек, формировался в Умм Джуни. Вот их имена:  Меир Хазанович, Пинхас Шнеерсон (внук известного рава Цемах Цедек) Натан Бергман, Ицхак Надав, Мордехай Игаль, Моше  Кригер, Хаим Штурман, Исраэль Бецер с женой Шифрой Штурман (сестрой Хаима), Цви Бекер с женой Эстер Штурман (сестра Хаима и Шифры) Элиэзер Шохат (брат Исраэля Шохата) Моше Шар, Ицхак Хози , Элиэзер Финкельштейн, Шмулик Хафтер, Реувен Куракин, Саадия Паз, Иехезкель и Ривка Нисанов. Немного позднее к Моше Кригеру присоединилась его жена Сара Штурман.

Ицхак Хози и Мордехай Игаль

0012_171

Хаим, Шифра и Эстер Штурман

משפחת שטורמן 2(1)

Участок земли находился на холме Фула (недалеко от современной Афулы) и так как он находился в самом центре пустующей тогда долины, то и название поселению дали соответствующие "Мерхавия" - что на русский условно можно перевести как "в просторах".

Так начиналась Мерхавия

mehavia1910_458

41993260990100408258no

24 января 1911 года поселенцы прибыли на место. Жили как обычно в глиняных мазанках, шалашах и лачужках - тяжело работали обрабатывая неподатливую землю, однако это не мешало быть им весёлыми и счастливыми. Отряд делился на стариков и новичков. "Старики" естественно были более солидные, и много времени занимались хозяйственными и другими организационными вопросами. А молодёжь - молодёжь веселилась. Хачкале (как все называли Йехизкеля) без преувеличения был душой всей компании. Он хорошо пел и главное отлично танцевал под аккомпанемент Меира Хазановича, который отлично барабанил на разных жестянках. Долгими зимними вечерами когда темнело очень рано, шомеровцы собирались все вместе, пели и смеялись, спорили и танцевали, грустили и мечтали о дальнейшей жизни.

Меир Хазанович

59540222 (2)

 В один из таких вечеров (22 февраля 1911 года) когда все собрались за ужином, Цви Бекер объявил радостную новость что в Явниэле наконец готова новая телега, специально для Мерхавии, и остаётся лишь поехать и забрать её оттуда. Для этой цели нужны два добровольца и две лошади, и что дело это срочное и после ужина обязательно надо всё это обсудить и принять решение. Такие и подобные им обсуждения были самым обычным делом - и делались они конечно всегда сообща. Первым делом начали обсуждать более сложный вопрос -каких лошадей взять. Хаим Штурман предложил "Аристократа" и "Философа", боюсь что несмотря на звучные клички, клячи эти были ещё те- ибо большинство их отклонило, и выбрало "Бабура" и "Табура" в качестве тяговой силы. С добровольцами же всё было намного проще - сразу вызвались Натан Бергман и наш Йехезкель. Ривка, которая была на последнем месяце беременности, словно предчувствуя неладное попросила - Хацкале не едь, останься со мной. Но Йехезкель только отшутился-не волнуйся, до родов вернусь, да и из Явнеэля я тебе привезу что нибудь хорошие. Думаю кроме всего прочего, он просто хотел использовать возможность встретится со своей матерью. На том и порешили- утро заняли приготовления, было ещё одно деликатное обстоятельство которое скрыли на общем собрании. Поездку использовали так же для перевозки оружия, которое Эстер Штурман привезла из Дамасска (скорее всего речь шла о нескольких револьверах, что ещё можно незаметно перевести в поезде). В любом случае оружие спрятали под мешки с соломой, и после обеда тронулись в путь обещая всем назавтра вернутся.

Вот примерно на такой телеге, отправился Йехезкель в свой последний путь

pic34b-m

Всё вроде было нормально, они проделали уже большую часть пути и приближались к Бейт-Гану, когда вдруг на очередном узком повороте, круто уходящей наверх дороге, им преградили путь три вооружённых всадника с закутанными до глаз лицами. Арабы, враги, закричал Йехезкель Натану-гони! Натан погонял лошадей а Нисанов вступил в перестрелку. Арабы видимо не ожидали ответного огня, они бросились в стороны что позволило телеге проскочить между ними, однако открыли ответный огонь вслед, и одна из пуль сразила Йехезкеля попав ему в голову. Рана оказалась смертельной, когда телега на полном ходу примчалась в Бейт-Ган, Хачкале был уже мёртв. Первым делом сообщили конечно брату - Цви, который был на охране в полях, галопом примчался и прижался к ещё тёплому телу брата, взывая к небу с кулаками.

Цви Нисанов

312a10d9d53f49feb8053de9cf674d64

resized_41922595

Когда подъехали к Явниэлю мать уже знала - как он погиб, на горском спросила она Цви - с оружием в руках. Оказал ли он сопротивление своим врагам? - да, говорят двое из них ранены. Хорошо, он погиб как мужчина, ответила мать и только после этого произнесла- Барух даян а эмет.  Йехезкеля похоронили на кладбище в Явнеэля, в присутствии всех друзей из Ха Шомера, только жены Ривки не было. Боясь за её здоровье ей сказали что Хачкале дали новое срочное задание, и что он потом приедет в Хайфу на квартиру к Мане Шойхат, куда срочно доставили Ривку, якобы для того чтобы ей было легче рожать. Ровно через неделю после смерти Йехизкеля, Ривка родила дочь - роды были тяжёлые, да и малярия снова вернулась. Только через месяц когда роженица немного окрепла, Маня Шохат которая всё это время самоотверженно ухаживала за молодой матерью и ребёнком, осмелилась рассказать ей страшную правду.

Маня Шохат

MANJA SHOXAT

 Девочку назвали Иехизкелия в честь отца, которого ей никогда не суждено будет узнать и увидеть. А ещё через несколько месяцев родился первенец у Цви и Веры Нисанов, которого назвали Шимон в честь деда - жизнь продолжалась...

Гибель Йехезкеля была не только личной трагедией семьи Нисанов, но и впервые поставила "Ха Шомер" (как организацию) перед вопросом - каков должен быть её ответ на это убийство. У арабов Палестины в этом плане существовали свои незыбленные вековые правила, свойственные всему Востоку - кровавая месть. Нисановым выросшим на Кавказе они конечно были хорошо известны. Говорят что после шива, Шушанна собрав всех своих сыновей заявила что пока Йехезкель не будет отомщён двери её дома не откроются перед ними. Убийства евреев конечно случались и раньше, но тут погиб боец первого военизированного отряда, который и создан был для того что изменить положение когда евреи чувствовали себя беззащитными. Всем было понятно насколько важным должно быть решение как поступить. В начале марта недалека от Атлида, было созвано специальное заседание "Ха Шомер" по этому вопросу.  Решение уполномочено было принять только самое высокое руководство- Исраэль Шохат‚ Исраэль Гилади и Мендл Португали. После бурных дискуссий именно эта тройка и объявила следующие правила:

Наказать нужно только непосредственных убийц, любая коллективная месть строго запрещена. Убийцы могут быть наказаны только после справедливого суда и только специальным трибуналом, любая  самодеятельность (особенно родственников погибшего) абсолютно недопустима. Кроме всего вышесказанного необходимо учитывать общую политическую ситуацию, и если такова не позволяет, то наказание необходимо отложить до наступления подходящего момента.

Конечно самые близкие Йехезкелю- Цви Нисанов, Меир Хазанович и Цви Бекер были против, но как дисциплинированные шомеровцы вынужденны были согласится с принятым решением. Впрочем брата сразу же отправили "от греха подальше"  на несколько месяцев в Реховот. Убийц вроде искали, но не нашли, а может просто подходящий момент так и не настал (интересно или он вообще бывает на Ближнем Востоке) - но только на том всё и закончилось. Правда в Явнеэле ещё много лет ходили нелепые слухи, что как будто бы в одну из тёмных ночей к дому Шушанны бесшумно подкрался её сын Нисим (как вы помните он не был членом "Ха Шомера") . Говорят что постучав в дверь он показал матери свой окровавленный кинжал, и только тогда она молча разрешила ему пройти во внутрь. Так ли это на самом деле мы конечно никогда не узнает, тем более что и сам Нисим в скором времени после гибели брата, вернулся жить на Кавказ.

Эпилог

После создания государства Израиль, последний из оставшихся в живых член "Ха-Шомера" Нахум Горовиц, приехал на кладбище в Явниэль и собственноручно вырыл останки Иехизкеля и перезахоронил их на кладбище в Кфар Гилади,  рядом со всеми другими шомеровцами, рядом с героями Тель-Хай, рядом с погибшими резервистами во Второй Ливанской. Все они покоятся под сенью знаменитого "Ревущего льва". И несмотря на разные судьбы, разные эпохи, разные времена, всех их по моему может объединить одно краткое предложение, которое когда то маленькая горстка мечтателей (среди которых был и горский еврей Йехезкель Нисанов) написала на своём знамени - "В крови и огне пала Иудея‚ в крови и огне она восстанет".

Изголовье памятника в Явниэле

ניסנוב

Изголовье памятника в Кфар-Гилади

ניסנוב   2

Запись в книге "Изкор"

resized_NISANOV

Натан Альтерман

СЕРЕБРЯНОЕ БЛЮДО

“Государство не преподносят народу
на серебряном блюде”.
           Хаим Вейцман

… И наступит покой. И багровое око
Небосвода померкнет в дыму,
И народ,
Всею грудью вздыхая глубоко,
В предвкушения близкого чуда замрет.
Он в сияньи луны простоит до восхода.
В радость, в боль облаченный,
И с первым лучом
Двое — девушка с юношей — выйдут к народу,
Мерным шагом ступая, к плечу плечом.
Молчаливо пройдут они длинной тропою,
Их одежда проста, башмаки тяжелы,
Их тела не отмыты от копоти боя,
Их глаза еще полны и молний и мглы.
Как устали они! Но чело их прекрасно
И росинками юности окроплено,
Подойдут и застынут вблизи… И неясно,
То ли живы они, то ль убиты давно.
И, волнуясь, народ, спросит: “Кто вы?”
И хором
Скажут оба, в засохшей крови и пыли:
“Мы — то блюдо серебряное, на котором
Государство еврейское вам поднесли”.
Скажут так и падут. Тень на лица их ляжет.
Остальное история, видно, доскажет…

П.С. Размышления над одной фотографией.

Мне удалось разыскать только одну фотографию Йехезкеля Нисанова.

NISANOV EXIZKEL

Вообще фотографии тех лет довольно редки, кроме того на многих из них отсутствуют имена тех кто изображены. Как например вот на этом, очень впечатляющем фото.

4557_original

На первый взгляд, мне показался знакомым крайний слева - низкорослый, худой, круглое лицо- может это и есть Йехезкель? Но доказательств у меня конечно не было. Однако рассматривая снимок более внимательно, я конечно обратил внимание на кинжал который он держит в руке. Стал гуглить про кавказские кинжалы - и вот чудеса интернета - БИНГО!

Ха-Шомер в Галилее, 1900-е годы. Два ха-шомеровца вооружены, кроме ружей, кавказскими кинжалами «къамэ» размером с древнеримские мечи гладиусы - «свободы тайный страж, карающий кинжал, последний судия позора и обиды» как сказал поэт А.С. Пушкин. Вообще-то сложно вообразить себе кавказца, который добровольно отдал бы еврею такую полезную вещь.

Два кавказца!  Это конечно Йехезкель Нисанов и его брат Цви (второй справа, в чёрной папахе).

Оригинал взят у dan_il в Страж Израиля (продолжение)

Posts from This Journal by “Израиль” Tag

promo grimnir74 march 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…