?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Долгий путь к смерти

Сжавшись в комок, Смадар лежала в узком пространстве антресолей, крепко зажимая рукой рот малышке Яэль, чтобы та спросонья не привлекла своим криком внимание рыскающих по дому террористов. Рядом, впиваясь коленями ей в бок, скорчилась соседка, успевшая втиснуться в крошечное помещение вслед за ней. Смадар и сама боялась дышать, медленно теряя сознание. Она не помнила, сколько времени прошло. В какой-то момент она почувствовала, что соседка трясет ее, повторяя, что всё кончилось. Смадар очнулась и с трудом отняла онемевшую руку от лица ребенка. Ее двухлетняя дочка, наконец успокоившись, лежала совсем неподвижно, и Смадар с ужасом поняла, что она мертва.

Этот мягкий апрельский вечер на исходе субботы должен был стать самым обычным. Праздничные дни пасхальной недели уже закончились, и люди постепенно отходили от праздника, возвращаясь к будничным делам. Когда снаружи раздались крики и выстрелы, Дани сразу сообразил, что нужно спрятать жену и младшую девочку на антресолях, расположенных над спальней. Туда же он сумел подсадить и оставшуюся у них допоздна в гостях соседку.

А вот он сам вместе со старшей, четырехлетней Эйнат спрятаться уже не успели. Террористов было четверо. Вооруженные автоматами, они, не найдя больше никого в доме, взяли Дани с дочкой в заложники. Вместе со своими жертвами бандиты вернулись к пляжу, туда, где была спрятана лодка. На берегу между ними и окружившей их полицией завязалась перестрелка. Двое из террористов были убиты. Кроме того, пули пробили резиновый борт лодки. Когда стало ясно, что не убежать, главарь банды застрелил Дани на глазах его дочери и сбросил его тело в море, а затем, прижав голову ребенка к валуну, несколькими ударами приклада раздробил ей череп. Закончив казнь, он закричал полицейским, что сдается. Вслед за ним из укрытия вышел и второй оставшийся в живых террорист.

***

Самир Кунтар родился в состоятельной ливанской семье, принадлежащей к общине друзов. Впрочем, Кунтар был с детства чужд традиции предков – романтика марксистского насилия прельщала его куда больше. В 13 лет вступил в леворадикальную террористическую организацию Народный фронт освобождения Палестины (НФОП), хотя и не был палестинским арабом, и упивался стрельбой из автомата на ежедневных занятиях в тренировочном лагере. Три года спустя, став одним из боевиков отделившейся от НФОП группировки Палестинский фронт освобождения, поддерживаемой сирийскими спецслужбами, Кунтар возглавил морской рейд в Израиль.

Ночью 22 апреля 1979 года группа из четырех террористов под руководством 16-летнего Самира Кунтара добралась на резиновой лодке по Средиземному морю до расположенного вблизи от ливанской границы израильского города Нагария. Спрятав лодку на пляже, террористы углубились на несколько сотен метров и попытались захватить близлежащую виллу. Однако ее хозяин не только сумел отразить нападение, но и вызвал полицию. Первым на помощь пришел находившийся рядом полицейский Элиягу Шахар. Он в одиночку вступил в перестрелку с террористами, но был убит. Кунтар хвастался что «выпустил в него не менее 30 пуль». Понимая, что раскрыты, террористы бросились в соседний многоэтажный дом, где и захватили в заложники Дани Харана и его четырехлетнюю дочь.






***

В перестрелке на берегу погиб еще один полицейский. Сдавшийся Кунтар категорически отрицал свою причастность к убийству Дани и ребенка, утверждая, что заложника застрелили сами полицейские, а что случилось с девочкой – он якобы не помнит, так как был ранен и лежал без сознания. Следствию, впрочем, удалось установить, что Дани Харана застрелил именно Кунтар, что он находился в сознании в момент ареста, а на прикладе его автомата остались частички мозга четырехлетней Эйнат. Суд был закрытым: ужасающие подробности жестокого убийства ребенка стали известны лишь много лет спустя, а часть их не раскрыта и до сих пор.

В Израиле существует смертная казнь, но применялась она лишь однажды – в отношении гитлеровского палача Адольфа Эйхмана. Кунтара же и его оставшегося в живых подельника приговорили к 5 пожизненным срокам и еще 47 годам заключения. В тюрьме Кунтар женился на израильской арабке из соседнего с Нагарией города Акко. Она была активисткой, боролась за поддержку сидящих в израильских тюрьмах террористов, и в результате как жена заключенного стала получать стипендию от израильского правительства.

Шесть лет спустя, в 1985 году, второй выживший террорист был освобожден в рамках «сделки Джибриля» (обмен трех израильских солдат на 1150 террористов ). Кунтар же просидел почти 30 лет. А летом 2008 года правительство Эхуда Ольмерта договорилось с ливанской террористической организацией «Хизбалла» об обмене пятерых террористов, включая и Кунтара, на тела двух израильских солдат. Президент Шимон Перес подписал помилование, и Кунтар был отпущен в Ливан. В Бейруте «Хизбалла» встретила Кунтара, как героя. Чествовать его собралась практически вся политическая элита Ливана. А из Рамаллы специально прибыл Махмуд Аббас, присвоивший ему двумя годами ранее титул «почетного гражданина Палестинской автономии».








Сирийский диктатор Башар Асад наградил Кунтара «знаком почета». Встретился с ним и тогдашний иранский лидер Махмуд Ахмадинежад. Кунтар принял шиитский ислам, снова женился – в этот раз на ливанской шиитке – и примкнул к «Хизбалле». Он возглавил ее деятельность на сирийской части Голанских высот, вербуя друзов из местных деревень для организации новых терактов и готовя другие акции против еврейского государства.

***

Ранним утром в воскресенье, 20 декабря 2015 года арабские СМИ сообщили о том, что ночью в Джермане, юго-восточном пригороде Дамаска, в результате точечного ракетного удара был полностью разрушен дом с находившимися внутри девятью командирами и боевиками «Хизбаллы». Среди уничтоженных террористов оказался и Самир Кунтар. Его долгий путь к смерти наконец закончился. Правительство Башара Асада осудило «теракт, который привел к гибели воина-героя». С похожим заявлением выступили и правительство Ирана, и группировка ХАМАС.

Официальный Израиль традиционно не стал комментировать утверждения, что атаку провели его ВВС, выпустившие ракеты с израильской территории, с расстояния около 60 километров, даже не заходя в воздушное пространство Сирии. Как, впрочем, и альтернативные предположения – будто ракеты были запущены не с воздуха, а с земли, и значит, израильский спецназ «Маглан», отвечающий за подобные операции, должен был проникнуть на 10–15 км вглубь сирийской территории. В любом случае, успех операции напрямую связан с точными данными о местонахождении дома, в котором собрались террористы. От кого они были получены – от собственной разведки, или это был подарок от заинтересованных в подписании газовой сделки турок, или презент от желающих дружить вместе против Ирана саудитов, – остается только гадать.

***

Террористы «Хизбаллы», потерявшие, по израильским оценкам, не меньше трети своих бойцов в сирийской гражданской войне и продолжающие удерживать горные переходы из Сирии в Ливан, надеясь защитить свои шиитские деревни от рвущихся к ним суннитов, вряд ли найдут сейчас силы на полномасштабную войну с Израилем. Поэтому несколько ракет, аккуратно выпущенных вечером в воскресенье из Ливана в направлении незастроенных районов Израиля (за что позиции боевиков подверглись ответному артиллерийскому огню), стали единственной реакцией, которую может позволить себе в нынешних условиях «Хизбалла». Хотя ее представители и пообещали, что «обязательно отомстят израильтянам, когда сочтут нужным».

Остается добавить лишь, что ликвидация Кунтара, как и в других аналогичных случаях, не была местью за прежние преступления. Это стало превентивной мерой, предотвращающей будущие вражеские акции «Хизбаллы» и Корпуса стражей иранской революции (КСИР) против Израиля на Голанских высотах, которые, вероятно, планировались как раз в тот момент, когда ракеты прервали заседание в штабе террористов. Кстати, израильское правительство и военное командование не раз предупреждали, что усилия «Хизбаллы» и КСИРа создать новые линии конфронтации или попытки Асада нарушить баланс сил в регионе будут жестко пресекаться. У Самира Кунтара был шанс оставить террористическую деятельность против Израиля и дожить свою жизнь спокойно, но он предпочел быть сожженным ракетой. Каждый выбирает свой путь сам.

«Мы гордимся нашей страной, а также тем, что с убийцей наконец сведены счеты», – говорит Керен Шахар, дочь убитого полицейского Элиягу Шахара. А Смадар, вдова убитого Дани Харана, сказала: «Речь идет о справедливом возмездии, хотя для жертв Кунтара справедливость всё равно уже не восторжествует никогда».

Александр Непомнящий

Posts from This Journal by “Террор” Tag

promo grimnir74 march 1, 2013 07:50 76
Buy for 100 tokens
Разместите рекламу в Промо моего блога - и о вашей записи узнают сотни и тысячи людей, ежедневно просматривающих мои посты. И не забывайте смотреть, кто разместил и что предлагает нашему вниманию Запрещается размешать статьи, имеющие в заголовке и первой строке нецензурную и…